16 декабря 2017г.
МОСКВА 
2...4°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 58.90   € 69.43
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Правнуки скажут спасибо

Энтузиасты восстанавливают Зеленую дубраву. Фото автора.
Виктория Пешкова
Опубликовано 00:02 08 Декабря 2017г.

На Куликовом поле всем миром восстанавливают дубраву стратегического значения


В музее-заповеднике «Куликово поле» восстанавливают Зеленую дубраву, в которой скрывался засадный полк русских войск, решивший исход сражения в далеком 1380 году. Но время — понятие относительное. Вот и результаты нынешних трудов, даст Бог, увидят только праправнуки тех, кто сейчас старается. Но энтузиасты убеждены, что дело сбережения русских земель и сохранения памяти о предках актуально и сейчас, и во все века.

Главный экспонат музея-заповедника «Куликово поле» — это, конечно же, само поле сражения. Куликовым оно стало с легкой руки великого нашего историка Николая Карамзина, а до него именовалось Мамаевым или Донским. К птицам, кстати, название никакого отношения не имеет: слово «кулика», а точнее, «кулига» — с ударением на первом слоге, как до сих пор произносит это слово местное население, — означает дальнюю пашню...

Со смотровой площадки нового музейного комплекса такая панорама открывается — просто дух захватывает. Донское сражение — одна из немногих битв древности, достаточно точно локализованная на местности. Попробуйте отыскать место Ледового побоища или битвы на реке Воже. Вам покажут территорию размером примерно 20 на 25 км. А Куликово поле — это пространство «всего-то» 4 на 8 км. Тоже, конечно, немало, и, чтобы ориентироваться было легче, можно сверяться с рельефной картой, нанесенной на внушительных размеров латунную плиту.

Все ориентиры — где наши войс-ка стояли, где Мамаевы, где главное сражение произошло — нанесены с максимально возможной точностью по результатам палеоботанических исследований, длившихся более четверти века. Само место сражения действительно не так уж велико — 2 кв. км. В конце XIV столетия это был чуть ли не единственный более или менее просторный безлесный участок в непосредственной близости от места слияния Дона с Непрядвой, где в сентябре 1380 года переправлялись дружины московского князя Дмитрия Ивановича. Конечно, ни о каком стотысячном войске, упомянутом Карамзиным, речи не идет. Учитывая количество населения русских земель в те времена, такую рать собрать было немыслимо.

В современной истории значимость сражения во многом определяется числом сражающихся. В древности же никто специально подсчет ратников не вел, фиксировались имена знатных воинов и предводителей дружин, да и то не всегда. Примерную численность войск историки определили, опираясь на исследования в области экономики того времени (сколько стоила экипировка одного воина), особенности тактики средневековых сражений (битву вела конница, пехота в ней участия практически не принимала) и площади места основного боестолкновения. Получилось примерно 5-7 тысяч русских против 10-12 тысяч татар. Да, силы у Мамая было больше, но не настолько, чтобы полностью гарантировать победу. Вот если бы перевес превосходил двукратный, никакое ратное умение Дмитрию, наверное, не помогло бы.

А исход сражения, как известно, решил засадный полк князя Боброка Волынского, прятавшийся до поры до времени в Зеленой дубраве. Сегодня в этом перелеске засаду не спрятать — деревца тонки и молоды. Но они есть — и это главное! Восстанавливать дубраву начали в 2004-м. Идея принадлежала тогдашнему директору ФБУ «Российский центр защиты леса» («Рослесозащита») Михаилу Егоровичу Кобелькову и его коллеге Алексею Бобринскому: если сегодня местность выглядит совсем не так, как 600 лет назад, то кому, как не нам, восстанавливать исторический ландшафт, чтобы если не дети наши, то внуки-правнуки смогли увидеть, как это было.

Род Бобринских ведется от сына императрицы Екатерины II и Григория Орлова. Для Алексея Николаевича память предков, преемственность поколений — не пустой звук.

«Когда мы начинали 13 лет назад, я не уставал повторять, что если разобраться, то практически у каждого русского человека течет в жилах кровь участников Куликовской битвы. То есть каждый из нас имеет к этому месту прямое отношение. Сколько лет мы ищем национальную идею, рассуждаем о духовных скрепах, а они вот здесь — буквально у нас под ногами. Вы только подумайте — сильные здоровые мужчины оставили семьи, бросили хозяйство и пошли на край света — тут ведь тогда Дикое поле было — защищать от врагов свою землю, которая тогда еще и государством-то единым по большому счету не являлась».

Восстанавливать лес, который шумел тут шесть веков назад, решили всем миром. Примерная площадь исторической Зеленой дубравы составляет 50 га, так что рук нужно много. Каждый год в назначенный день сюда, на Куликово поле, съезжаются люди. Вереница машин порой растягивается чуть не на километр. И дорогих внедорожников тут не меньше, чем неубиваемых отечественных «Нив». Перед исторической памятью все равны. Бизнесмены, инженеры, многодетные мамы с детьми берут в руки лопаты и сажают деревья в память людей, защищавших родину. Не только тех далеких предков, имена которых история не сохранила, но и своих отцов-дедов, воевавших в Великую Оте-чественную и в другие войны, за нею последовавшие.

За посадкой следят специалисты все той же «Рослесозащиты», показывают, что и как делать — все должно быть по правилам, иначе деревья не примутся.

«Саженцы выращены в тульских питомниках, — рассказывает главный аналитик «Российского центра защиты леса» Алексей Ермоленко. — Это традиционный для здешних мест дуб черешчатый. Сажаем густо — не все деревца примутся, но, пока они маленькие, саженцы будут защищать друг друга, им вместе выжить легче. А потом будем проводить так называемые рубки ухода, чтобы в конечном итоге сформировался здоровый сильный лесной массив. Пока молодые дубки сформируются, пройдет лет 20-30. Вот тогда дубрава уже будет восприниматься как лес. А вот более или менее исторический вид она примет лет через 100. Ну а жизни у дуба — полтысячи лет, так что праправнуки наших правнуков дубравой нашей любоваться будут...»

Собираются в заповеднике восстанавливать и другие лесные массивы — в XIV-XV веках здесь густые леса шумели. Это потом их люди под пашни извели. Впрочем, у нас это происходило все же не так варварски, как в Европе. В Англии во времена Робин Гуда леса составляли 80% территории, сейчас — 8%. А у нас и ныне — 70%. В прошлом году, когда открывали новый музейный комплекс, рядом с ним разбили Парк России. Приехали представители от всех региональных отделений «Рослесозащиты» и привезли из родных мест саженцы эндемиков, которые можно акклиматизировать к здешним условиям. И высаживали их так, чтобы деревья и кустарники образовали живую карту России.

...Посадки завершили с первым снегом. А сейчас уже все Куликово поле укрыто белым покрывалом. Но музей — явление внесезонное и всепогодное, и зимой здесь не менее интересно, чем летом. Тем более что теперь сюда можно приехать на несколько дней. Заповедник расположен далеко от больших городов, пока доберешься — полдня пройдет. Вот и пришлось музею самому заботиться о гостевой инфраструктуре (бизнес предпочитает более освоенные территории, вроде Золотого кольца). Остановиться есть где: можно в гостевых домиках этнографической деревни Моховое у нового музея, можно в гостинице Молодежно-научного центра «База экспедиции» рядом со старым музеем в Монастырщине, а можно и в мини-отеле при Музее купеческого быта в Епифани, старинном городке в нескольких километрах от Куликова поля.

P.S. Информация к размышлению для тех, кто уже думает о новогодних праздниках: на Куликовом поле ни детям, ни взрослым скучно не будет.


Loading...



Виталий Мутко согласился уйти в отставку «пользы дела для». Ваше мнение по этому поводу.
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.