28 сентября 2016г.
МОСКВА 
9...11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.69   € 71.64
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ УГРОЖАЕТ РОССИИ

Полтора года длится эта своеобразная командировка первого заместителя министра внутренних дел РФ, начальника криминальной милиции России генерал-полковника милиции Владимира Колесникова на Северный Кавказ - с отключениями, конечно, и на другие дела. Да, более беспокойного с точки зрения преступности региона в нашей стране сегодня нет. И все же - почему полтора года назад генералу пришлось перенести свой рабочий кабинет из Москвы поближе к кавказским горам? Ведь Дагестан, а потом и Чечня заполыхали войной в минувшем августе. Выходит, чего-то ждали намного раньше? С этого началась наша беседа в Моздоке.

Он ответил:
- Вы правы. Еще в мае 1998 года мы вполне могли получить в Дагестане вторую Чечню. Именно тогда определенной группой лиц фактически была предпринята попытка захвата власти в Махачкале. Москва попыталась понять, почему это произошло. Для этого под эгидой Генеральной прокуратуры была создана оперативно-следственная бригада, которую направили в Дагестан. Бригада была большая, в ней работали представители многих ведомств, в том числе налоговой службы, налоговой полиции, Минфина, Минэкономики.
Ситуация оказалась тяжелейшей. Группа страшно коррумпированных лиц в руководстве Дагестана, опираясь на криминалитет, открыто готовила государственный переворот, не скрывая по сути своих претензий на безграничную власть. Многими процессами в обществе управляли бандиты. Фактически в их руках уже оказался город Каспийск, где с благословения бывшего мэра и ряда других ответственных лиц не действовали российские законы. Городом управляла группа преступников.
Тяжело было в Махачкале. Там шли многотысячные митинги, на столицу были организованы походы, в том числе и вооруженных людей. По городу бродили группы по 200-250 человек, увешанных всеми видами стрелкового оружия. Не раз нам приходилось блокировать улицы Махачкалы грузовиками с песком, вооружать личный состав.
Один за другим на дагестанской земле случались кровавые террористические акты и заказные убийства... Ну, и известная ситуация с горными селами Чабанмахи и Карамахи, где власть уже прочно перешла к ваххабитам. В общем, в девяносто восьмом году вопрос стоял так: быть или не быть Дагестану в составе России? Центру здесь, на месте, уже не верили, на помощь Москвы почти и не надеялись.
Едва наша бригада приступила к изучению обстановки, как мы сразу почувствовали, что это не нравится определенному кругу лиц. Тут же случились покушения на мэра Махачкалы, потом на муфтия Дагестана, ряд других кровавых преступлений с многочисленными жертвами. Ситуация еще более накалилась. Люди были запуганы. Назревал вооруженный конфликт, который вполне мог перерасти в гражданскую войну в регионе. Все это вынудило нас по телевидению обратиться за помощью непосредственно к населению республики. И простые дагестанцы пошли нам навстречу.
Мужественно повели себя в те дни руководитель Дагестана Магомедали Магомедов, многие представители Законодательного собрания и правительства. Ну, и, конечно, работники правоохранительных органов. Мы все вместе встали против преступников.
Вначале к ответу привлекли заместителя министра сельского хозяйства, министра юстиции, мэра Каспийска. Арестовали некоторых глав администраций районов. Раскрыли теракт на улице Пархоменко в Каспийске, унесший много жизней. Сегодня это дело в суде - правда, два участника преступления все еще от нас бегают, но им недолго осталось. По покушению на мэра Махачкалы уже вынесен судебный приговор. Закончено расследование в отношении братьев Хачилаевых. Оно в суде, скоро, думаю, начнутся слушания.
В общем, в Дагестане уже раскрыты десятки тягчайших преступлений, а их участники предстали перед правосудием. Все там теперь поняли, кто есть кто. И ситуация в республике кардинальным образом изменилась. Окрепли дагестанские правоохранительные органы. Поэтому, когда в августе прошлого года в республику с ворованным арбузом (помните эти телекадры?) ворвался Шамиль Басаев со своей бандой, он очень опоздал.
- Одну минуту, до Басаева мы еще доберемся. Однако как же так вышло, что все в Дагестане к вашему приезду зашло так далеко? Ни в Махачкале, ни в Москве раньше не видели этого разгула?
- Дело в том, что в связи с перестроечными моментами во всем нашем обществе накопились серьезнейшие проблемы. И не только на Северном Кавказе. Возьмите Красноярский край. Ведь до приезда и туда из Москвы другой следственной оперативной бригады глава краевой администрации собирал в год налогов всего на 50 миллионов наличными. Ровно через месяц после начала работы бригады, когда мы начали проверять, куда в действительности уходят народные деньги, в бюджет края было перечислено сразу 600 миллионов рублей. А мы еще "Норильский никель" и ряд других организаций не трогали, только начали там работать.
Бригада начала поднимать и там страшнейшие заказные преступления. Ведь почему сейчас Быков в Венгрии прячется, другой - в Греции отсиживается? Да потому, что в Красноярском крае у многих руки по локоть в крови...
- Примерно то, что и в Дагестане?
- Да, многие процессы похожи.
- Почему же тогда, невзирая на решительную позицию руководства республики, на окрепшую милицию, до самого вторжения чеченских бандформирований в Дагестан никто не попытался вернуть законную власть в давно захваченные экстремистами Чабанмахи и Карамахи?
- То, что происходило в этих дагестанских селах, где ваххабиты установили шариатскую власть, было незаконно, это понимали все. И работу свою вокруг них мы не прекращали. Велась разведка. Все нападения на райотделы милиции, которые организовывались оттуда, мы расследовали. Участники задержаны. Кстати, всего на сегодняшний день, уже после боев в Дагестане, нами задержаны 246 бандитов из этих двух сел. Еще 45 пока числятся в розыске. То есть мы обкладывали ваххабитов всерьез.
- Не было политического решения вскрыть этот гнойник?
- В общем-то, так. Понимали, что все это незаконно, неправильно, но...
- Понятно. Потом, в августе, пришел Басаев...
- Да, пришел Басаев с ворованным арбузом. Со стрельбой, с кровью...
В те дни я находился в Карачаево-Черкесии, куда тоже направили следственную оперативную бригаду. Там мы тоже собрали весь депутатский корпус, руководителей правительства. Я в лицо им сказал, что многомиллиардный теневой капитал, сколоченный жуликами, ограбившими свой народ, заставившими его есть траву, и у них рвется к захвату власти. Сказал: "Хочу всех предупредить. С моей стороны, со стороны правоохранительных органов никакой политики не будет. Мы просто станем разбираться, куда ушли деньги на программу "Горы", куда уходят лесные богатства республики и так далее. Вот за это будем арестовывать". А там как раз шли президентские выборы. Мне что Дерев, что Семенов... Все знают, из какого спирта Дерев изготавливал водку. И я знаю. Если все им делалось законно - честь ему и хвала. А если нет - он сядет.
Только начали работать, тут - бабах, Басаев пришел в Дагестан. Пришлось лететь туда.
- Как вы полагаете, где корни чеченского мятежа?
- Я очень подробно с этим разбирался. Что такое Чечня в начале 90-х годов? Тогда доходов на душу населения там приходилось неплохо в сравнении с другими регионами. Не было там ни политического, ни экономического, ни этнического конфликта. Что же взорвало ситуацию? Лично мое убеждение: к власти в Чечне рвались теневые капиталы и лица, которые их награбили. Им нужна была "крыша". Знаете, есть "крыши" в масштабе киоска, есть - в масштабе рынка. Тогда понадобилась "крыша" в масштабе республики. Чтобы уйти от ответственности за незаконно нажитое, дать возможность теневому капиталу беспрепятственно крутиться, создавать дополнительные богатства и дальше грабить свой народ.
Для этого нужен был лидер. Человек, который мог бы красивыми лозунгами заморочить людям мозги и повести их за собой, создать соответствующую обстановку. И они пригласили в республику чистого человека, генерала, летчика - Джохара Дудаева. У того тоже скоро закружилась голова... Начался хаос.
Однако путь всякой "малины" - в никуда. Через полгода чеченский народ все понял. Но есть ведь менталитет горца. Он никогда не выйдет на улицу и не станет кричать: "Караул, грабят!" Он дома по углам ходит и рассуждает: что за безобразие?..
Вот что произошло в Чечне. Говорить, что чеченский народ за отделение от России, - я уверен, большая глупость. Чеченский народ пуповиной привязан к нашей общей стране, он врос в нее корнями. Он хочет, чтобы ему помогли, избавили от бандитского ярма.
Задачи, которые мы сегодня решаем в Чечне, поставлены самим чеченским обществом. Оно ограблено, подвергнуто насилию. Людям не дают возможности ни учиться, ни работать, ни отдыхать. Не дают возможности просто жить. Понаехал со всего мира вооруженный сброд. Ведь что такое ваххабизм? Это, скажу без затей, мощнейшее средство некоторых "забугорных" центров для развала России. Через этнические конфликты. А этнические конфликты ваххабиты провоцируют через самое чистое - через веру. Тогда отец идет на сына, брат на брата. И тут немного надо. Чуть-чуть крови - все заполыхает.
- Тем более на Кавказе?
- Почему только на Кавказе? Ваххабизм сейчас пришел и в Поволжье, и в Сибирь. И бьют, повторяю, в самое чистое - в веру. При этом используют издержки в социально-экономическом и политическом развитии. Бьют точно. Страшный троянский конь объявился в России. Это надо всем понять и жестко осудить. Как это сделал Дагестан, который принял соответствующий закон.
- Вы сказали о своеобразном менталитете горца. Как, на ваш взгляд, мы учитываем его сегодня в Чечне?
- Для полноты картины лучше спросить других. Я же выполняю здесь довольно узкую задачу. Все же, по моему мнению, надо показать чеченцам, что сюда пришли власть, закон. И если, образно говоря, плачет ребенок - этой власти нехорошо, у нее сердце болит, и она все сделает, чтобы плач прекратился...
Конкретнее? Нужны, по-моему, такие действия. Сейчас чеченская молодежь сидит без дела. Надо срочно организовать военкоматы и призвать этих ребят на воинскую службу. Других, помладше, направить учиться в институты, в техникумы, в школы-интернаты. Без вступительных экзаменов, без конкурса. Сегодня они прячутся по подвалам, кругом стреляют. А так чеченская мама будет знать, что ее дите при деле, что кормят его три раза в день, учат, водят в театры и в цирк. Мы через некоторое время вырастили бы для Чечни мощную плеяду молодежи, напитанную знаниями, традициями и обычаями всех народов России.
Следующее - скорейшая и полная паспортизация. Считаю, что в республике надо в полной мере применить закон о дактилоскопировании. То есть при выдаче паспорта получать и отпечатки пальцев владельцев. Это необходимо. И зарубежные центры, и боевики за деньги изготовят любые фальшивые паспорта. Но подделать папиллярные узоры на пальцах они не смогут. Это заставит даже бандитов обращаться за документом к властям, иначе они никогда не смогут легализоваться. Такую меру в Чечне надо ввести хотя бы на пять-шесть лет.
- Все это предложения на будущее. А что милиция уже сделала в освобожденных районах республики?
- Немало. В 11 районах уже работают подразделения внутренних дел. Временно они состоят из сотрудников, командированных из других регионов России. Постепенно набираем и местных жителей. Милиция в Чечне работает в тяжелейшей обстановке. Многого не хватает, часть зданий разрушена. Помимо решения обычных задач, поминутно приходится думать и о собственной обороне.
Вот конкретные цифры. Подвергнуто досмотру более 838 тысяч человек. Задержано 427 преступников, из них 100 - находящихся в федеральном розыске. Более 200 участников бандформирований и их пособников. 704 гражданина привлечено за незаконное владение оружием. Изъято 187 угнанных автомашин. Уничтожено 636 самодельных мини-установок по переработке нефти. Обнаружено 76 тысяч единиц боеприпасов, 1960 взрывных устройств, 210 килограммов взрывчатки.
На днях возбудили громкое уголовное дело по Надтеречному району. Там руководители 9 госхозов похитили более 60 тонн семенной пшеницы, которую в порядке гуманитарной помощи везут со всей России.
- Понятно, место в формируемых органах внутренних дел Чечни весьма привлекательно и для бандитов. Где гарантии, что они туда не попадут?
- То, что со стороны преступников в Чечне есть желание попасть в правоохранительные органы, - это однозначно. Уже были такие попытки. Поэтому установка МВД РФ - не пороть горячку. На каждое место у нас по 5-6 кандидатов. Будем проверять каждого.
- Как проверить? Законной власти много лет не было в Чечне, мы не знаем в точности, кто и что там делал.
- Напрасно вы так считаете. Мы очень много знаем. У нас ведь оперативных служб много, в том числе и в моем ведении. Их подразделения непрерывно работали по Чечне из Северной Осетии, из Ингушетии, из Дагестана, из Ставропольского края. Они много чего знают. Не только в Чечне. К примеру: в каких больницах Грузии лечатся боевики? Или не лечатся? Кто их там охраняет, в каких халатах? Сколько ишаков с разными грузами, допустим, прошли неделю назад из Грузии в Чечню?
- И лечатся? И проходят?
- Лучше задайте этот вопрос министру внутренних дел Грузии. Он знает.
- Владимир Ильич, в силу своих должностных полномочий вы, безусловно, очень информированный человек. Скажите, для вас много загадок на этой войне, на которые вы ищете и не находите ответа? Скажем, почему "гуляют" до сих пор Басаев, Радуев, Хаттаб?
- Отвечу коротко. Они предстанут перед законом. В вопросах стратегии операции в Чечне у меня вопросов нет. Что касается моего мнения о тактике - это неинтересно.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.