Сергей Лукьяненко: Будущее уже наступило

Как отмечает Сергей, люди уже не сражаются мечами и не живут в бревенчатых избах. Но темы для фантастических романов от этого не исчерпываются. Фото: globallookpress.com

Как признался «Труду» популярный писатель , он понял это лет 15 назад, когда его старенький мобильный телефон обыграл его в шахматы

 


Кому еще предсказывать наш завтрашний день, как не писателям—фантастам? Сергей Лукьяненко давно и успешно трудится на этой ниве. Его книги вызывают интерес не только у читателей, которые на встречах с писателем выстраиваются в очереди за автографом, но и у кинематографистов, и у телевизионщиков, в том числе зарубежных. Только что вышел его очередной фантастический роман «Кваzи» — о борьбе людей с «не совсем людьми». Вообще же на вопрос, каким ему видится будущее, главный фантаст России отвечает так: «Когда 15 лет назад меня обыграл в шахматы мой собственный мобильный телефон, я понял, что будущее уже наступило». О своих новых сюжетах, причем не только для книг, но и для кино, сериалов и компьютерных игр, популярный писатель рассказал «Труду».

— Сергей, полки в книжных магазинах завалены всевозможной фантастикой в ярких обложках, киноиндустрия и телевидение исправно поставляют на рынок все новые и новые ленты с пришельцами... Но ощущение такое, что в мире наблюдается дефицит интересных и оригинальных сюжетов для произведений фантастов. Начинаешь читать или смотреть фильм и думаешь: где-то я все это уже видел... Кстати, не могли бы вы в нескольких словах рассказать, о чем ваш последний роман?

— Я выкладывал большой фрагмент «Кваzи» в Сети, поэтому никакого секрета нет. В книге описывается мир после ядерного апокалипсиса. Тоже, можно сказать, извечная история. Но человек так устроен, что его тянет заглянуть за последнюю черту... В моем романе именно кваzи остановили войну между мертвыми и живыми, после чего в пережившем апокалипсис мире установился новый порядок. От людей они отличаются недостатком эмоций и интеллекта. Добавлю, что роман написан от лица обычного человека, дознавателя московской полиции, работающего в новых обстоятельствах и имеющего дела с этими «не совсем людьми».

— И как отреагировали читатели на опубликованный в Сети зачин?

— Первые отзывы порадовали. Книга успела заинтересовать и западных издателей, она уже переводится в Германии, идут переговоры об изданиях в Америке, Италии, Англии. Впрочем, слишком большого значения этому я не придаю. Мои книги издавались более чем в 25 странах. Там и нашу реалистическую прозу переводят — например, пермского писателя Алексея Иванова. Но в какой степени все это добивается признания на Западе — во многом дело случая.

— На своем сайте вы призывали читателей с помощью голосования влиять на развитие сюжета.

— На самом деле это не более чем лукавая игра, такое небольшое кокетство. Когда писатель обращается с подобными вопросами к аудитории, как правило, все уже придумано, и он ищет лишь подтверждения своего замысла. Вопросы, которые мне действительно было бы интересно задать читателям, я приберегаю до момента обсуждения уже готовой книги, прочтенной публикой.

— Что до реакции публики, то по вашим «Дозорам» существует целый цикл фанфиков, то есть любительских сочинений «по мотивам». Как вы к этому относитесь?

— Не только по «Дозорам», но и по «Лабиринту» было огромное количество фанфиков, и некоторые из них я бы не назвал любительскими. Их появление — не совсем предсказуемый процесс. Например, вышел «Гарри Поттер» Джоан Роулинг, и вскоре появилось сто тысяч книжек про юных волшебников, волшебные академии — и так далее. Появилась моя книга про «Ночной дозор» — и пачками посыпались издания про магов и оборотней, живущих в современной Москве. Посмотрим, какие последствия будет иметь новая книга.

— Последнее время у нас появились и межавторские книжные серии. Если не ошибаюсь, вы были первым, кто, написав роман, создав свой мир, затем пустил в него и других авторов, в том числе молодых.

— Поправлю — не я был первым. Сначала возникла серия по книге «Метро» Дмитрия Глуховского. У меня подобная идея появилась после написания шестой книги в серии «Дозоров». Понял, что пора мне оставить в покое Городецкого, не заставляя его больше бегать по городу в сражениях с вампирами и злобными волшебниками. Но читатели требовали продолжения. А многие авторы сами рвались его писать. Я позволил им свободно придумывать сюжеты и героев, исходя из законов моего фантастического мира. Не разрешалось только уничтожать этот мир и убивать Городецкого. Вышло с десяток ярких и увлекательных книг. Радует, что и меня читатели просят не оставаться совсем в стороне от этого цикла.

— Нередки случаи, когда фантасты работают только в определенном жанре — например, боевой фантастики или романтического фэнтези. Вы же придумываете истории то о космосе, то о таинственных дозорах, то плывете в сторону анти-утопической реальности. Все еще ищете себя?

— Наверное, все дело в том, что я в первую очередь читатель и только потом — писатель. Каждый раз, сочиняя книгу, стараюсь, чтобы ее было интересно прочитать мне самому. Это важный секрет успеха. А читать все время книги на одну и ту же тему мне было бы явно неинтересно. Знаете, я люблю борщ, но не готов есть его каждый день. И писать стараюсь так, чтобы каждая следующая книга не повторяла по жанру предыдущую.

— Кстати, о борще. Года два назад в пору притеснений русского языка на Украине вы выступили с рискованным заявлением, будто отныне станете препятствовать выходу там ваших книг...

— Ничего подобного! Просто в одном из выступлений я обратился к украинским коллегам, которые бросились обвинять Россию во всех смертных грехах, продолжая притом публиковаться в ней. Я предложил: «Граждане, решайте сами. Если мы для вас враги, ну тогда не печатайтесь у нас. Но и я тоже не буду печататься у вас». А на украинский язык мои книги, конечно, никто никогда не переводил. Зачем, если их там прекрасно издавали и читали по-русски? Скажем честно, несмотря на все резкие заявления украинской власти, подавляющее большинство населения страны там по-прежнему думает, говорит, пишет и читает на русском.

— Вы долго прожили в Казахстане. Восток повлиял на ваше мировоззрение?

— Безусловно. Наверное, оттуда я вынес обычай смотреть на жизнь с разных сторон, что иногда приводит к раздвоению сознания.

— Насчет раздвоения сознания... Как-то вы сказали: «Когда пишу, я должен верить в волшебников, вампиров, оборотней». Вы это всерьез?

— Писатель должен верить во все, что пишет. Но только до момента окончания книги. Если бы я продолжил верить в вампиров и магов после выключения компьютера, это была бы уже болезнь.

— А как вам удается так запросто входить в этот необычный мир и выходить из него? Вот Кастанеда пользовался грибочками и травкой, кому-то помогает алкоголь. А вы на что подсели?

— Никакими грибочками и травками я, конечно, не пользуюсь. Разве что пью крепкий кофе.

— Вы по образованию психотерапевт. Это помогает в писательстве?

— Да, я врач-психиатр, но это не имеет никакого отношения к написанию книг. Психологию каждого героя автор обычно выстраивает основываясь на жизненном опыте, а не на знаниях, полученных в университете.

— Что для вас главный стимул — удовольствие от творчества, престиж и узнаваемость, деньги и слава?

— О славе, а точнее, об узнаваемости, думаю меньше всего. Это приятно только первые полгода, потом доставляет больше неудобств, чем удовольствия. Главное в том, что эта работа мне очень нравится. Для меня она куда интереснее, чем рыть канавы или сидеть клерком в офисе. К тому же в моем случае литература приносит неплохой доход. Поэтому считаю, что у меня идеальная профессия, хоть и очень непростая.

— Что касается известности, согласитесь, не последнюю роль тут сыграли экранизации ваших книг Тимуром Бекмамбетовым. Вы согласны с этим?

— Да, в наше время кино и ТВ, разумеется, самый короткий путь к аудитории. Очень многие, посмотрев «Дозоры» и далеко не все в них поняв, после этого прочитали и литературный первоисточник. Я сам люблю эти фильмы и считаю, что они стали серьезным явлением в нашем кинематографе, позволившим отчасти его реанимировать и вывести из тяжелой спячки. Конечно, мне бы хотелось, чтобы экранизации были ближе к моим книжным текстам, но не всегда это возможно.

Сейчас у меня запущено несколько кинопроектов. Близок к завершению фильм по книге «Черновик», над которым работает продюсер Наталия Мокрицкая. Это будет серьезная и, надеюсь, интересная картина. Участвую в написании еще нескольких сценариев полнометражного кино, сериалов и мультфильмов, как для взрослых, так и для детей, но пока по условиям договоров не могу о них рассказывать. Вот из-за чего в последние годы мои книги стали выходить реже. Дело в том, что сегодня прожить на одни издательские гонорары трудно. Многие писатели параллельно пишут сценарии фильмов, телесериалов и даже компьютерных игр. Но для меня, конечно, хорошая книга — все равно на первом месте. Будет она — будут и фильмы, и все прочее. И главное, будет любовь читателей.

— Не так давно Голливуд приобрел у того же Глуховского права экранизации. А вашими изданиями в Америке интересовались?

— Неоднократно. Фильмы по «Дозорам», перемонтированные под маркой студии 20th Century Fox, выходили по всему миру. Был интерес и к другим произведениям, но говорить о чем-то конкретном можно будет только тогда, когда оно воплотится в жизнь. Не знаю, шутка это или нет, но говорят, что в Голливуде до сих пор лежат сценарии, написанные Хемингуэем. Любая голливудская студия может легко заплатить кому угодно за права экранизации, в их масштабах это мало что значащие суммы, но будут ли они потом на самом деле снимать кино, никому не известно.

— Во всем мире популярен сериал «Игра престолов». Возможно ли в России создать кино такого же высокого уровня?

— А почему нет? У нас вполне освоили искусство сериалов, и наши фильмы, случается, теснят западную продукцию. Не разделяю снобистски отрицательного отношения к телесериалам, по-моему, как раз они-то дают возможность максимально бережно экранизировать большое литературное произведение. Из наших сериалов мне очень нравятся «Кухня» и «Физрук».

— Писатели-фантасты пытаются предугадать будущее. В какой мере это им удается? Думаю, ни один фантаст каких-нибудь 25 лет назад не мог себе представить, что появятся и так глубоко войдут в жизнь интернет и, скажем, смартфоны.

— Еще лет 15 назад, когда мой мобильный телефон обыграл меня в шахматы — хотя это был старенький, маломощный по сравнению с современными аппарат, — я понял: будущее уже наступило, и это прекрасно. Мы же не сражаемся мечами, не живем (в массе своей) в бревенчатых избах при свете керосинок. Но темы для фантастических романов от этого не исчерпываются. Потому что мы пишем не о научных и технических свершениях, хотя они действительно присутствуют в большинстве историй, мы пишем о людях, их страстях, болях, чувствах, душе. А тут новые импульсы постоянно появляются. И в то же время люди в любых условиях, в том числе самых фантастических, остаются людьми, которых волнуют те же главные проблемы, что и тысячи лет назад.

— Назовите три главные книги, которые надо прочитать каждому.

— Одну назову точно: думаю, каждому человеку надо прочитать Библию. Не обязательно как религиозный завет, но как основу, на которой построена европейская культура. Дальше будут не конкретные книги, а имена. В каждой стране это автор, который заложил основы ее бытующего сегодня языка. В России это Пушкин, в Англии — Шекспир, для немцев это будут братья Гримм. Ну, а что третье? Наверное, с вопросом — какая книга более всего ложится на душу — надо обратиться к каждому из нас.

Кстати

В своей книге «36 драматических ситуаций» французский театровед Жорж Польти еще в 1895 году доказал, что все произведения мировой литературы основываются на какой-либо из 36 сюжетных коллизий. Таких, как месть, преследующая преступление, адюльтер, сопровождающийся убийством, любовь к врагу или безосновательная ревность... Многочисленные попытки дополнить этот список только подтвердили верность исходной классификации бродячих сюжетов по Жоржу Польти...

 

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?