04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КИСЛЫЙ "ЛИМОНАД"

Куликов Андрей
Статья «КИСЛЫЙ "ЛИМОНАД"»
из номера 198 за 01 Ноября 2002г.
Опубликовано 01:01 01 Ноября 2002г.
В Саратове продолжается судебный процесс над членами партии национал-большевиков и ее руководителем Эдуардом Савенко (писателем Лимоновым), который прославился сначала романом "Это я - Эдичка", а затем ультрарадикальными националистическими взглядами.

- Если вы не откроете нам дверь к выборам, нам придется пойти другим путем, путем Ленина, Муссолини, красных бригад... И я не смогу, не захочу удерживать своих людей,- эти слова были сказаны задолго до того, как в прошлом году сотрудники ФСБ задержали Эдуарда Савенко на алтайской пасеке.
Еще в 1998 году, когда решался вопрос о регистрации национал-большевистской партии, ее лидер обратился со страниц партийной газеты "Лимонка" с этой прочувствованной речью к министру юстиции Крашенинникову. Угрозами терроризма Лимонов продолжал пугать власти и дальше. В ноябре того же года 105-й номер "Лимонки" вышел под шапкой: "Будущее НБП: регистрация или терроризм".
Сейчас в зале саратовского областного суда Лимонова не узнать. Лидер НБП словно забыл очень многое из своего недавнего прошлого. Теперь Лимонов утверждает, что никогда не собирался нарушать российских законов, что лимоновцы действовали исключительно мирными и ненасильственными методами. Эдичка как-то даже сравнил свою организацию с "Гринпис".
Между тем в информационном партийном бюллетене N 1, опубликованном еще в 1999 году, провозглашалось: "НБП - это политическая революционная организация, рядовые члены и лидеры должны понять, что власть добывается физически, борьба за нее может принимать различные формы, включая гражданскую и партизанскую войну".
Вот тебе и "Гринпис".
В бюллетене под N 3 уже определен район для будущей войны - Казахстан, там же говорилось, что с территории Казахстана боевые действия можно перенести на территорию России.
Нынешний редактор "Лимонки" Алексей Волынец, допрошенный в суде в качестве свидетеля, утверждал, что партийные бюллетени не являлись программными для лимоновцев. В них, по его словам, члены партии просто спорили, высказывали свои мнения. А что до повелительного тона этих высказываний он был, мол, лишь частью эпатажного имиджа национал-большевиков.
Но как в таком случае быть с письмом Лимонова французскому авантюристу и наемнику Жильберу Бурго, по прозвищу полковник Динар. Этот человек прославился организацией вооруженных переворотов в африканских странах. Именно к нему обратился Лимонов за содействием и помощью. "У нас нет опыта, но наши кадры молоды и готовы жертвовать собой", - писал Лимонов. Он рассчитывал, что Динар приедет в Россию. Письмо было изъято у приятеля Лимонова француза Мариньяка в аэропорту Шереметьево.
А бывший нацбол Акопян, отвечавший в партии за вопросы безопасности, рассказал суду, что по заданию Лимонова ездил на Алтай и в Казахстан, изучал расположение погранзастав, войсковых частей, даже пытался купить там оружие у военнослужащих.
...Нацболы действительно поначалу заявили о себе всего лишь хулиганскими, эпатажными выходками. Но агрессивность проводимых лимоновцами акций росла раз от раза. В августе 1999 года группа нацболов забаррикадировалась в Доме культуры моряков в Севастополе, с балконов разбросали листовки. Всего-то. В 2000 году бутылками с мазутом лимоновцы закидали посольство Польши, Латвии, Казахстана, Швейцарии. Осенью 2000 года трое нацболов уже с муляжом гранаты захватывают башню Рижской ратуши. И, наконец, весной 2001 года членов партии национал-большевиков задерживают с вполне реальным оружием: автоматами и взрывчаткой в Уфе и Саратове.
Следствие считает, что нацболы намеревались на территории Северного Казахстана развернуть партизанскую войну, устраивать там теракты. Все это привело бы к многочисленным жертвам среди населения. Для тех же целей Лимонов, опять же по версии следствия, организовывал национал-большевистскую армию, искал базы для ее подготовки.
В первые дни, когда лимоновцев проводили по коридору саратовского суда, соратники, оттесненные конвоем на лестницу, кричали: "Позор!" и "Свободу Лимонову!". Но вскоре судебный процесс объявили открытым. В перерывах между судебными заседаниями подсудимые дают пресс-конференции. Выкрики в коридоре потеряли актуальность.
Все подельники 59-летнего Эдуарда Лимонова младше его раза в три, годятся ему во внуки. Они стараются держаться так, как по их представлениям должны вести себя в суде революционеры-герои. Хотя заключение молодым людям, по-видимому, дается нелегко. Олег Лалетин, как заметила коллега-журналистка, от одного судебного заседания к другому становится все тоньше и тоньше, скоро останутся одни глаза. Единственная женщина среди подсудимых, Нина Силина, за то, что ее посадили в карцер, по-революционному закатила голодовку.
За спину этих мальчиков и девочки Эдуард Савенко (Лимонов), видимо, готов спрятаться. Если кто-то из членов партии и совершал незаконные действия, то он, Эдуард Лимонов, не имеет к этому никакого отношения - такова линия защиты, четко обозначенная на заседаниях суда. Соратники стараются помочь. Замещающий Лимонова на посту руководителя партии Анатолий Тишин рассказал суду, что сомнительные с точки зрения закона партийные бюллетени NN 4 и 5 написал нацбол Бурыгин. В этих бюллетенях лимоновским ячейкам приказывалось подготовить по два бойца для национал-большевистской армии. У самого Бурыгина, как было дело, не спросишь - его нет в живых.
С оружием тоже поймали не Лимонова, а других членов НБП: Лалетина, Пентелюка, Карягина. Вождь опять-таки якобы был в неведении. Так это или нет, решать, конечно, суду.
...Лимонову не повезло. Арабские и чеченские террористы его опередили. Когда Лимонов соблазнял молодежь и затевал свою партию игрушечных большевиков, еще не было ни атак самолетов на нью-йоркские небоскребы-близнецы, ни кошмара на спектакле "Норд-Ост". После всего этого люди стали относиться к терроризму иначе.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников