Ходить босиком можно по… убеждениям

Фото Натальи Метельской
Ольга Гавва больше 10 лет ходит по Петербургу и зимой, и летом босиком.

Такой Барефутинг

Движение барефутеров (от англ. barefooting — босоногий) в России распространено меньше, чем на Западе, однако дышится им здесь вольготнее. «В европейских магазинах или ресторанах можно встретить объявление: «Нет обуви — нет сервиса, — рассказывает Ольга. — Я же босиком свободно посещаю питерские рестораны, хожу в музеи, в Мариинский театр, филармонию. В 2004 году босой пришла в загс, где меня встретили очень вежливо. А началось все в середине 90-х. Я увлеклась восточной культурой и индийским танцами, где важно, чтобы стопа была хорошо разработана. Для этого лучше всего ходить босиком. Но главным мотивом был эстетический. Босой я сама себе нравлюсь, чувствую себя гармонично».

Первый год Ольга ходила босиком с весны до середины сентября: «Дальше было холодно, я чувствовала озноб, мне было некомфортно. Я понимала, что в глазах других людей выгляжу жалко. И надевала обувь. Ранней весной снова разувалась. Постепенно закалилась, через пять лет нормально себя чувствовала, выходя на снег. Уже больше 10 лет обхожусь без обуви круглогодично. При температуре ниже -15 смазываю ступни жирными кремами, ниже -18 думаю, как построить маршрут, чтобы не стоять на остановках больше 15 минут. И если раньше была мерзлячкой — под джинсы натягивала колготы, часто болела ангиной, — то сейчас о простудах не вспоминаю». Серьезно поранила ногу она… только однажды!

Свобода самовыражения стоила Ольге, выпускнице истфака Петербургского университета, нескольких рабочих мест: «В офисе, согласно дресс-коду, я была в обуви. Но когда начальник замечал, что обувь я надеваю только в здании, мне ставили ультиматум: либо работа, либо барефутинг. Я не собиралась себя ломать. В итоге — увольнение». Последние годы Ольга профессионально занимается преподаванием индийских танцев, дает частные уроки и таким образом зарабатывает на жизнь.

Запрет не ввели

В Северной столице Ольга — единственный барефутер, который круглогодично передвигается по городу босиком. Впрочем, в еще более студеном Новосибирске официально создана Ассоциация босоногих. «Только не причисляйте нас к последователям Порфирия Иванова (Иванов круглый год ходил босиком и в одних шортах. — „Труд-7“) или к какой-нибудь секте, — попросил нас создатель ассоциации Игорь Резун. — Никто из нас зимой постоянно не ходит босиком, разве что устраиваем короткие вылазки, ходим в свое удовольствие по свежему снегу. Мы занимаемся просветительской деятельностью, объясняем, что постоянное ношение обуви приводит к плоскостопию, нарушению кровообращения, искривлению пальцев. А каблуки так просто гробят позвоночник, от них может возникнуть и остеохондроз, и грыжа межпозвоночных дисков и многое другое. Хождение босиком от всего этого способно уберечь. У каждого в этом смысле своя мера: одни ходят только летом, другие — с весны до зимы. Есть у городского босохождения и психологический аспект — оно избавляет человека от многих комплексов. В нашей ассоциации для этого есть специальные программы. Еще мы отстаиваем права барефутеров. В Новосибирске местные власти хотели ввести запрет ездить босиком в метро, якобы заботясь о нашей безопасности. Мы устроили пикет и сумели доказать, что ездить на эскалаторе на шпильках еще опаснее, чем босиком. Запрет не ввели. При этом мы никогда не будем добиваться права приходить босиком в медучреждения. Понимаем, что не везде это уместно».

Всего в новосибирской ассоциации порядка 200 человек. Сколько барефутеров по всей России, история умалчивает. Ясно одно: массового характера это явление не приобретет — климат не тот.

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?