08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОВЕРЕНО - РАДИАЦИИ НЕТ

Ерастов Александр
Опубликовано 01:01 02 Февраля 2001г.
Опасения, вызванные тем, что российские миротворцы в Косово могли подвергнуться воздействию радиоактивного излучения, сняты. Обследование личного состава показало: заболевших среди солдат и офицеров нет. О том, как идет "внеплановая диспансеризация" российских десантников, - репортаж из Косово нашего специального корреспондента.

Поселок Косово Поле. Он всего в нескольких километрах от приштинского аэропорта Слатина, возле которого размещаются штаб российского воинского контингента (РВК), подразделения управления и обеспечения.
По пыльной, уже дышащей весной дороге то и дело проносятся машины с надписями "ООН" или "КФОР" - это аббревиатура многонациональных сил по поддержанию мира в Косово. Вперемежку с БТР движутся и гражданские автомобили. Местные жители, похоже, спокойно реагируют на то, что им приходится на КПП проходить тщательный досмотр. На многих легковушках прикреплены красно-черные ленточки или флажки косовских албанцев - черный орел на красном фоне. Вряд ли таким образом водители хотят продемонстрировать принадлежность к албанским экстремистским группировкам. Видимо, просто подчеркивают свою национальность.
Вместе с десантниками подъезжаем к военному госпиталю РВК. Выбираюсь из БТРа и вижу: у входа - и наши солдаты, и местные жители с детьми, и миротворцы-иностранцы. Вот на прием к офтальмологу направился высокий чернокожий американец. Вот, держась за поясницу, поспешил к хирургу итальянец. Услуги российского военного госпиталя пользуются здесь повышенным спросом, по сути - это единственное место в Косово, где могут получить квалифицированную медицинскую помощь еще оставшиеся в крае сербы.
А в лаборатории - пятеро наших солдат. Пришли сдать кровь на анализ.
- Еще недели две, и мы полностью закончим обследование личного состава, - рассказывает мне полковник Сергей Воробьев, начальник медицинской службы. - Необходимость в такой диспансеризации возникла внезапно: словно снег на голову обрушилась на нас информация о так называемом балканском синдроме. Были опасения - не подверглись ли наши люди радиоактивному излучению от частиц обедненного урана. От этого уже заболело лейкемией около 60 миротворцев. Есть сообщения, что 16 из них уже умерли. Но я через газету "Труд" хочу успокоить всех родных и близких наших военнослужащих: все российские десантники здоровы.
Дело в том, что в местах расположения российских войск боеприпасы с обедненным ураном не применялись. Как известно, у более чем 3000 наших миротворцев в Косово нет своего сектора. Районы базирования и зоны ответственности российского контингента находятся в британском секторе ("Центр"), американском ("Восток"), германском ("Юг"), французском ("Север"). Так что наши десантники находятся далеко от сектора "Запад", куда попала значительная часть американских боеприпасов с урановой "начинкой". Там несут службу итальянцы.
- Ясно одно, - говорит Сергей Воробьев, - требуется комплексное исследование независимых экспертов. Что касается нашей работы, то мы составим карту мониторинга. Будем повторно обследовать личный состав. У нас будут конкретные данные по динамике состояния здоровья каждого из военнослужащих. Что касается мер предосторожности, то мы предупредили весь личный состав о том, что запрещается подбирать какие-то предметы, осколки от боеприпасов. Провели исследования местности, с дозиметрами прошли в каждом помещении, где живут солдаты и офицеры. Проверяли даже уровень радиации кроватей. Все-все, вплоть до унитазов....
- А с чем чаще всего обращаются в госпиталь? - спрашиваю начальника медслужбы.
- Основная масса - с простудой. Бывает, приходят с кожными заболеваниями. Жалуются иногда на глаза. Специфика Косовского района такова, что здесь очень много пыли. Есть заболевания хирургического плана - от острого аппендицита до банальных травм, полученных при игре в футбол.
Возвращаясь к проблеме "балканского синдрома", офицер-медик подчеркивает: американцы отвергают эту шумиху. Хотя, с другой стороны, возможно, сами возбуждают повышенный интерес к скандалу, чтобы чисто косовские проблемы, связанные с жизнью населения, ушли на второй план. Немцы, по словам Воробьева, тоже не видят в этом особой проблемы, хотя их зона ответственности пострадала от применения боеприпасов с обедненным ураном. Они обследовали часть своего личного состава, но тотальной проверки не проводят и, насколько известно, проводить не собираются.
Разумеется, о "балканском синдроме" я разговаривал со многими нашими контрактниками. Интересовался: нет ли среди личного состава "отказников"? Ведь многие иностранные миротворцы не желают теперь ехать на смену своим товарищам. А один американский военнослужащий вообще сбежал из Косово. От греха подальше...
"Среди нас "отказников" нет, - отвечали мне ребята. - Полтора года назад от желающих попасть сюда отбоя не было. Потом бойцы приехали, увидели, что здесь довольно-таки тяжелая служба, хотя и платят приличные деньги. Конкурс в Косово стал поменьше..."
Хорошо все-таки, что нашим десантникам удалось "занять" аэродром в Приштине, где первоначально планировалось размещение британского штаба. Отсюда - все как на ладони. К тому же, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Судите сами: натовцы не допустили русских в районы, где располагались стратегически важные объекты. А ведь они в первую очередь подвергались бомбометанию. Именно туда и летели боеприпасы с урановыми сердечниками. Даже по официальным данным стран-членов НАТО, за время боевых действий в Косово было применено более 30 тысяч таких боеприпасов. В общей сложности около 10 тонн радиоактивного металла разбросано по балканской территории. А приштинский аэродром хоть и бомбили, но обычными боеприпасами.
Вместе с Сергеем Ковальчуком, начальником экологической службы, поднимаемся по крутому склону горы. Под ней размещался югославский подземный военный аэродром. Жуткое зрелище: воронки, остатки разрушенных бетонированных строений, осколки бомб... Спускаемся в одну из воронок. Сергей прикладывает к земле дозиметр. Высвечивается цифра 12.
- Мощность радиации колеблется здесь от 7 до 20 микрорентген в час, - поясняет он. - Это вполне соответствует естественному радиационному фону. Если хотите сравнить с Москвой, то там у вас средний фон 16 - 17 микрорентген в час.
Кстати, здесь, в Косово, мне попала в руки натовская инструкция, как следует вести себя на зараженных ураном территориях. Судя по всему, рецепты составлены задолго до вспыхнувшего скандала.
ЧТО В МЕНЮ У НАШИХ ДЕСАНТНИКОВ?
Обедал в офицерской столовой. На первое - борщ, почти как домашний. На второе - мясной гуляш с картофельным пюре и тушеной капустой. На третье - 100-процентный яблочный сок. Собираюсь уже уходить с подносом, как вдруг симпатичный повар протягивает мне еще что-то. Я подумал, это мелкая неочищенная картошка. А это было киви. Каждому по четыре экзотических тропических плода.
Почти все продукты завозятся из Болгарии. Лишь небольшая часть поступает из Югославии. Выбор поставщиков - на тендерной основе. Пока не было ни одного случая, чтобы продукт браковали из-за низкого качества. Кстати, что в офицерской, что в солдатской столовых кормежка одна и та же. Как говорится, из одного котла.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников