ЛЕВ НОВОЖЕНОВ: ТЕЛЕВИДЕНИЕ - ЭТО СВОЕОБРАЗНОЕ РОДЕО

Лев Новоженов уже почти десяток лет бороздит просторы отечественного телевизионного моря-океана. Авторское телевидение, старое и нынешнее НТВ, "Времечко", "Сегоднячко", "Иванов, Петров, Сидоров", "Спросите Лившица", "Старый телевизор", "Тушите свет", "Большой секрет", "Пять минут с Новоженовым" - вот только внешние вехи пройденного им пути. А о том, каково же духовное и человеческое содержание этого маршрута, рассказывает сам телеведущий.

- Лев Юрьевич, ваше любимое дитя - программа "Сегоднячко" - значительно отличается от других информационных передач. Как бы вы сформулировали ее концепцию?
- "Сегоднячко" - это своего рода новостийное шоу, где действующими лицами являются буквально все: не только герои видеосюжетов, но и оператор, его камера, машина, которая возит оператора, шофер, ведущий выпуска и даже пепельница на его столе. Это программа, рассказывающая о событиях из жизни людей, а не государства или властных структур.
- То есть любая мелочь, близкая и понятная каждому?
- Можно сказать и так, хотя для героев наших сюжетов происходящее с ними далеко не мелочь. Ведь политика интересна только потому, что каким-то образом связана с нашей личной жизнью. Одна из целей передачи - научить нашего зрителя читать "язык событий", видеть их в сцеплении причинно-следственных связей. Ничего случайного в мире не бывает.
- Согласитесь, нередко ваши сюжеты напоминают почившие "600 секунд" Александра Невзорова.
- Ничего удивительного, люди любят пугаться... Человеку свойственно испытывать скуку, и он борется с ней всеми средствами. Профессия журналиста и заключается прежде всего в том, чтобы публике не было скучно. Вот мы и пытаемся душевно ее растормошить.
- "Сегоднячко" действительно строится из острых материалов, но вы и ваши журналисты никогда не наезжаете на власть. Это - кредо?
- В последнее время в газетах и на телевидении отсутствие журналистской техники все чаще заменяется эмоциями, наблюдение и поиск - комментариями. Все это говорит о профессиональной хромоногости. Не надо навязывать оценок, в лучшем случае к ним можно подвести исподволь.
- "Сегоднячко" выходит в прямом эфире, и, наверное, у вас часто случаются различные накладки, срывы, сбои?
- Что-то подобное происходит постоянно: то микрофоны вырубились, то машина сломалась, аккумулятор сел, камера не запустилась, или запустилась не вовремя. На выпуске - свои проблемы: режиссер кнопки перепутал, напряжение упало (такое в Москве бывает). Однажды мы с ребятами десять минут разговаривали в темноте. Причин, по которым эфир может не состояться, такое множество, что даже удивительно, как он все же имеет место быть.
- Интересно, что в подобных ситуациях чувствует ведущий?
- Наверное, что-то похожее на то, когда у человека не раскрылся парашют, или когда водитель видит, что ему не избежать лобового столкновения. Но именно в критические моменты ведущий прямого эфира должен себя держать в руках, ведь телезрители "читают" его реакцию - они могут простить ошибки, но не прощают растерянности. Ему необходимо найти выход, причем сделать это остроумно и артистично.
- Ваш телевизионный образ - спокойная и доброжелательная ирония. Это имидж или состояние души?
- Я же не актер, чтобы притворяться и играть того, кем не являюсь. Я могу играть только себя самого. Дело в том, что спокойствие внешнее не является признаком спокойствия внутреннего. Это, скорее, требование профессионализма. Перед камерой я должен сохранять хладнокровие, но это вовсе не значит, что я такой всегда, не правда ли? Может, как раз в эту минуту меня что-то мучает или терзает. Но какое до этого дело телезрителю или тем более руководству?
- В тихом омуте, как известно, черти водятся. Наверное, если вас разозлить... Кстати, мне рассказывали, что однажды прямо в студии вы кому-то разбили очки.
- Наоборот, очки разбили мне. Как-то накануне эфира я курил в пустой комнате. Настроение было мрачное. И тут вдруг зашел некий полузнакомый тип, немного выпивший, и с ходу: "Лева, и чего ты всем этим говном занимаешься (тогда я вел "Времечко")?" Вопрос, согласитесь, был задан в грубой форме, добавьте к этому мое настроение... Короче, я метнул в него пепельницей. Завязалась драка, этот гад разбил мне очки. Администратору пришлось срочно ехать за новыми ко мне домой.
- Жанр иронического комментария достаточно востребован в эфире. Не кажется ли вам, что своими "Пятью минутами" вы дышете в спину Леонтьеву, Соколову, Шендеровичу и так далее?
- Да, формат программ перечисленных ведущих и моей, конечно, в чем-то похож, но есть принципиальное отличие. Ведь в своих "пятиминутках" я не беру "за шиворот" злобу дня, политику, экономику, а пытаюсь передать писательский отклик на ощущения и настроения жизни. Это прежде всего литературная программа, а не политическая, как, допустим, у тех же Леонтьева с Соколовым. Хотя от политики никуда не денешься, поэтому порой и у меня возникают какие-то политические мотивы, но все-таки они не являются главными.
- И что, на ваш взгляд, эта программа дает телезрителю?
- А что вообще дает телевидение? Это средство коммуникации, то есть общения и объединения людей друг с другом. Ведь информация - это не обязательно голые факты и цифры. Бывает и эмоциональная информация, которая тоже нужна: передаешь свое настроение, посылаешь некий импульс и получаешь отклик. Очень важно знать, что ты не один в этом мире, что есть кто-то еще, думающий примерно так же, как и ты. Ну а кроме того, "Пять минут" - это еще как бы дневник современника, причем не только его частной жизни, но и общественной, воспринимаемой им из окна своей квартиры.
- Насколько плодотворна сама идея каждый день в пятиминутном формате выдавать какое-то философствование по в общем-то незначительному поводу?
- Дело в том, что сама жизнь человеческая состоит из маленьких и простых вещей, ежедневных забот и радостей. Кроме того, тексты, которые я читаю в своей программе, не претендуют на какую-то особенную глубину, это, скорее, мгновенный отклик на происходящее. Ведь аудитории нужны разные уровни осмысления действительности. И обдуманный, сосредоточенный анализ, как у серьезных аналитиков, и моментальная акварельная зарисовка, как у меня, помогают людям лучше понять себя и мир.
- Слышал, что у вас вскоре появится новая программа...
- Да, 18 февраля на НТВ запускается новый проект: трехчасовой блок утренних передач. Эта программа будет состоять из материалов различных жанров, объединенных одной студией и одним ведущим: новости, репортажи, беседы с гостями. Поэтому для "Пяти минут" места в утреннем эфире уже не остается, но мне очень хотелось бы сохранить эту программу, и мы с руководством канала рассматриваем различные варианты.
- А еще я слышал, что сейчас вы заняты в каком-то театральном проекте?
- Действительно, с народным артистом России Михаилом Янушчевичем мы репетируем антрепризный спектакль по пьесе Михаила Волохова "Палач и Его Величество". Я играю роль Короля.
- Одновременно с работой на телевидении продолжается и ваша литературная деятельность...
- Не так давно вышел том с моими произведениями в "Антологии сатиры и юмора России ХХ века", которую выпускает издательство ЭКСМО. Несмотря на почтенный возраст, я написал не так уж и много, и в эту книгу попало практически все, что я имел неосторожность сочинить. Мое литературное существование примерно такое: каждый день я собираюсь сесть за стол и начать писать, и каждый раз это откладывается на завтра.
- Я знаю, что вы иногда носите с собой записную книжку, в которую набрасываете идеи будущих рассказов...
- Не просто иногда, она всегда со мной. Другое дело, что последние года полтора-два я ее почти не открывал. Видимо, потребность в такого рода творчестве удовлетворяется сполна здесь, в студии. Может быть, когда-нибудь позже я к литературе вернусь.
- Как складываются ваши отношения с профессиональной средой, и много ли у вас друзей среди телевизионщиков?
- Понимаете, телевидение - это своеобразное родео, в том смысле, что нужно максимально долго удержаться на спине бешеного быка. Люди, которым это удалось, достойны уважения. Таких, кстати сказать, довольно много. С некоторыми из них меня связывает большая история человеческих отношений, но друзья - это нечто другое. Ведь дружба предполагает отношения за пределами работы и нуждается в постоянном топливе и подпитке. А для этого нужны и время, и душевные силы. Так что на дружбу у меня практически времени нет. Впрочем, как и на любовь.
- Как известно, не работой единой жив человек, поэтому интересно узнать, как вы отдыхаете. Скажем, есть ли у вас дача, ловите ли вы рыбу?
- Дачи у меня нет, рыбу не ловлю. Главный отдых для меня - это сон. И в принципе больше мне ничего не нужно. Иногда, правда, бывает просто необходимо куда-то уехать, переменить точку в пространстве, посмотреть на свои дела со стороны, но не часто - раз или два в год... Вообще у меня многого нет из того, что, казалось бы, должно быть. У меня неплохая зарплата, есть квартира и машина. К деньгам отношусь спокойно. Может, это оттого, что раньше очень любил играть в карты - в преферанс, покер: выигрывал и проигрывал огромные по тем временам суммы. Как-то даже целых три года работал на то, чтобы отдать карточный долг, - получал зарплату и тут же ее отдавал.
- Да, это нечто, но завершить разговор хотелось бы все-таки на веселой ноте. Любите ли вы анекдоты?
- Люблю, но рассказывать не буду. Было время, когда я этим зарабатывал на жизнь. Сейчас, слава Богу, я от этого свободен и могу просто получать удовольствие от анекдота, не пытаясь его запомнить, чтобы потом воспроизвести на эстраде.

Комментарии для сайта Cackle
Конкурс на лучшее применение мавзолею Ленина, объявленный Союзом архитекторов, пришлось закрыть через два дня из-за шквала негатива.