14 августа 2018г.
МОСКВА 
27...29°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 66.75   € 76.23
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Молодые и нахальные

Ученики Юрия Бородавко, призеры Олимпиады Александр Большунов и Денис Спицов. Фото: globallookpress.com
Георгий Настенко
Опубликовано 00:21 02 Марта 2018г.

Корреспондент «Труда» беседует с известным тренером по лыжным гонкам Юрием Бородавко


Признаемся: на олимпийское золото нашей хоккейной сборной и очаровательных фигуристок-одиночниц мы рассчитывали при любых раскладах. А вот россыпь медалей, завоеванных в Пхенчхане нашими лыжниками, — невероятный сюрприз, нечаянная радость, огромный успех: Какие слова ни подбирай, большим преувеличением они не будут.

Ученики Юрия Бородавко Александр Большунов, Алексей Червоткин, Денис Спицов и Наталья Непряева стали призерами Олимпиады. А всего наши лыжники собрали в Пхенчхане урожай из восьми медалей. Да, среди них нет золотой награды, зато средний возраст российской команды — 20 лет, и значит, все у нее впереди. Большунов же побил рекорд всех советских и российских лыжников, взяв четыре медали на одних Играх.

— Юрий Викторович, давайте начистоту: вы сами-то ожидали, что ваши подопечные так «выстрелят» на Играх?

— Не ожидали, но надеялись! И работали. Я ребятам постоянно говорил: никто вам не сможет помешать завоевать медали, кроме вас самих. И настрой был самый серьезный. А психологическое давление, которое, по расчетам некоторых, должно было придавить к земле, напротив, сплотило команду и настроило на борьбу. Можно сказать, в конечном итоге это обстоятельство даже сыграло на пользу.

— А в вашей тренерской практике случалось руководить подопечными вот так, с дистанции огромного размера? Ведь в Корею-то вас не пригласили...

— Конечно, какой-то опыт был. У меня всегда тренировались большая группа спортсменов, причем разных возрастов. Кто-то уезжал на соревнования, другие оставались на сборах. Так что я постоянно звоню спортсменам и перед стартом, и после гонок, обсуждаем подробности, проблемы, вместе настраиваемся. Но на таких соревнованиях, как Олимпийские игры, спортсмену без личного тренера тяжеловато. Мы ведь сживаемся в ходе подготовки, друг друга с полуслова чувствуем — и вдруг человек остается один на один со всем миром.

— Но результат-то говорит, что справились, так ведь? Или рассчитывали на большее, на золото? Я слышал от некоторых, что именно вашего личного присутствия не хватило для победы Саши Большунова на 50 км и нашей команды в эстафете...

— Я следил за ходом событий по телевизору, узнавал подробности по телефону от своих подопечных. С Алексеем Червоткиным работаю уже шесть лет, с Сашей Большуновым и Денисом Спицовым — два, год с Наташей Непряевой. До Олимпиады выработали систему связи на каждый день. Вообще-то из тренерского состава официально на Играх был аккредитован лишь Маркус Крамер, ему помогал Егор Сорин из аналитического отдела. А тренерам оказывали поддержку сервисмены — давали информацию по трассе, еще кое-какие важные детали подмечали.

А насчет «если бы да кабы»: Ну что теперь про это говорить? Да, тот же Большунов проиграл, как говорится, по молодости. Но для молодых ребят сам опыт таких состязаний трудно переоценить. А победы еще будут, поверьте!

— Чем вы объясните неудачное прохождение своего этапа эстафеты Алексеем Червоткиным?

— На тот момент он еще не полностью восстановился после болезни. Да и не было у нас спортсмена, который коньковым ходом бежал бы быстрее Червоткина. Сам Алексей мог бы пройти свой этап лучше. Но и то, что получилось, неплохо. Просто он не очень здорово выглядел на фоне Крюгера, который сейчас находится на невероятно высоком, пиковом уровне. Но посудите сами: в составе сборной России должны были выступать на Играх 20 лыжников, но в силу известных причин поехали лишь 12. Причем отсутствующие восемь — не последние парни на деревне (кстати, ни у кого из этой восьмерки не обнаружили положительных допинг-проб. — «Труд»).

— А не было возможности вместо этих восьми послать на Игры других, молодых и перспективных?

— До последнего момента пять мужских и три женских места в команде мы держали за теми спортсменами, кто их честно заслужил, завоевал в международных стартах. Была надежда, что CAS решит вопрос в их пользу. Но к тому времени, когда было вынесено это решение, МОК уже раздал лицензии лыжникам из других стран.

— Похоже на организационную засаду...

— Да, все заранее было придумано именно так, чтобы мы не успели включить задний ход и произвести замены в команде. А ведь в сборной России такой длинной скамейки запасных не было с советских времен. Как пример: в начале сезона я изо всех сил старался продвинуть Дениса Спицова на международные старты. Но это оказалось непросто из-за острой конкуренции, у нас в обойме были опытные лыжники, добивавшиеся громких успехов в прошлые годы. Так что поначалу Дениса всерьез на их фоне не воспринимали. Но он честно завоевал путевку на Игры, и первый же старт в Пхенчхане принес ему почетное четвертое место.

— А с кем еще кроме своих воспитанников вы общались по телефону в ходе Олимпиады?

— С главой федерации Еленой Вяльбе, с Егором Сориным, который непосредственно помогал спортсменам. Егор сам закончил выступать не так давно и уже три года работает в группе Маркуса Крамера, вник в его методику.

— А с самим Крамером по телефону сложно изъясняться? Как у него с русским?

— Он как собака: понимает почти все, но сам изъясняется самыми элементарными фразами. Английским же владеет прекрасно. Кстати, этот факт является для всех лыжников нашей сборной прекрасным стимулом: мы все стремимся выучить язык, даже я в моем возрасте пытаюсь это сделать.

— Не жаловались ребята на предвзятое отношение к русским на этой Олимпиаде?

— Да нет, не было никакого негатива. Разве только француз Монифик заявил о том, что, дескать, надо еще подождать четыре года — и появятся новости насчет допинга у россиян. Но это он от обиды брякнул, поскольку его опередил молодой Спицов, которого в прошлом году и знать не знали.

— Русские были неожиданностью, а триумфаторами лыжни остаются норвежцы?

— Конечно, Йоханнес Клебо — лидер Кубка мира, Симен Крюгер прекрасно проявил себя в нынешнем сезоне. Они были явные фавориты. Но даже без своих лидеров россияне вполне успешно выступили и сумели создать конкуренцию норвежцам во всех дисциплинах. В сослагательном наклонении не хочется говорить. Но когда Сергей Устюгов находится в оптимальном состоянии, у его соперников немного шансов на успех. Обе наши эстафетные команды он в любом случае усилил бы, не говоря уж о его шансах на медали в личных гонках.

— Для лидеров сборной России сезон не закончился?

— В последний день зимы команда отправляется на поезде в Лахти, где сначала пройдут короткие тренировочные сборы, а потом и соревнования. Остались три этапа Кубка мира — в Лахти, Холменколлене и в Фалуне, закончится он 18 марта. Едет туда почти весь состав сборной — и те, кто был в Пхенчхане, и кто не был. Есть возможность стартовать всем нашим лыжникам, включая Крюкова, Легкова и других. Кого-то заявим на одном из этапов, кого-то на другом. Планируется большая ротация состава. Туда еду в качестве тренера. Поборемся за золото.

— Вы в курсе, какую премию получит тренер медалистов Олимпиады?

— Честно говоря, сейчас я не озабочен этим вопросом. Не до того было.




ЦИК одобрила проведение референдума по пенсионной реформе.