05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕВРОПА НАСТУПАЕТ

Никонов Вячеслав
Опубликовано 01:01 02 Декабря 2000г.
На днях мне довелось принять участие в весьма представительном 6-м Европейском форуме в Берлине, где видные политики, предприниматели, журналисты и эксперты обменивались мнениями о будущем континента.

Европейский союз (ЕС) - на пороге расширения на восток. К десяти восточноевропейским странам, Мальте и Кипру, которые ранее получили приглашение на вступление в клуб, на прошлой неделе добавились пять балканских государств, включая Югославию. В этом месяце на саммите ЕС в Ницце должны быть приняты решения о реорганизации институтов Евросоюза и процедур принятия решений с учетом возможного резкого увеличения числа членов этой организации. Европа на многие годы вперед превращается в большую стройплощадку, где будут стираться национальные границы, вводиться единая валюта и предприниматься попытки выработки общей политики в вопросах экономики, международных дел, обороны и безопасности.
Вектор определен, но это вовсе не значит, что все проблемы уже решены и существует ясность в отношении того, когда, кого и даже во что принимать. В выступлениях по этому вопросу представителей стран - ветеранов Евросоюза (член Европейской комиссии ЕС Гюнтер Ферхойген, президент Германского федерального банка Эрнст Вельтке и другие) безусловная поддержка идеи расширения сопровождалась выражением сдержанности и осторожности. Сроки начала расширения определялись разные - от конца 2002 до 2005 гг., - но ни разу не были названы страны, которые окажутся в "первой волне".
На Западе Европы, и об этом говорилось открыто, сама идея увеличения числа членов ЕС не вызывает большого общественного восторга. Ведь Евросоюз - не НАТО, где каждый сам оплачивает собственное членство. Здесь придется делиться для выравнивания уровней экономического развития. А на 12 стран, претендующих на первоочередное членство, сейчас приходится только 7% ВНП Евросоюза, и в странах бывшего соцлагеря средняя зарплата вдвое ниже размера социального пособия в Германии. Как быть со свободой перемещения рабочей силы в ЕС после того, как потоки трудящихся с востока континента хлынут на и без того переполненные рынки более развитого Запада? И как быть с единой экономической политикой ЕС, если перед различными его членами будут стоять принципиально разные хозяйственные задачи? Ответы пока не очевидны.
Германию немало волновал вопрос о том, что при существующей процедуре принятия решений каждая из новых стран-членов будет иметь столь же весомый голос, как и крупные государства ЕС. А ведь в одной ФРГ после полного расширения окажется столько же жителей, сколько в 17 других странах-участницах. Ферхойген прямо настаивал на том, чтобы ввести демографический фактор (учет численности населения) при принятии решений. Президент Германии Рау, посвятивший свою речь проблеме выработки общей европейской конституции, предложил создать двухпалатный европарламент, где "гражданская палата" избиралась бы по принципу "один избиратель - один голос", а в "палате государств" каждая страна имела бы свой голос, будет ли эта идея поддержана - покажет Ницца.
Множество неясностей и у претендентов на вступление, рвущихся в ЕС в ожидании больших экономических выгод. Они не представляют себе ни сроков вступления, ни даже характера организации, куда им предстоит влиться. Ведь новые организационные формы ЕС и его конституцию намереваются выработать нынешние страны-члены еще до начала расширения. Президент Литвы Валдас Адамкус призывал дать возможность и кандидатам участвовать в определении конфигурации той организации, в которую предстоит вступить. А президент Словении Милан Кучан в прямых выражениях интересовался, будет ли Евросоюз через пару лет конфедерацией, федерацией или супергосударством? Что станет с недавно обретенным суверенитетом его страны? Будет ли у новых членов право вето, и как вообще будет распределяться в наднациональных органах влияние и власть? Как заявил один из восточноевропейских участников форума, создается впечатление, будто Евросоюз "хочет наши рынки, но не нас самих в ЕС".
А премьер-министр Молдовы Думитру Брагиш и министр иностранных дел Украины Анатолий Зленко сетовали на то, что их страны даже не поставили в очередь на вступление и неизвестно, поставят ли в будущем. Никаких обнадеживающих слов они не услышали, равно как и не звучали предложения подключить к процессу Белоруссию или Россию - "когда-нибудь, может быть, ничего исключать нельзя".
При всей остроте дискуссии о расширении, наибольшее внимание на форуме привлекла последняя сессия, на которой обсуждались отношения ЕС и России - зал впервые заполнился до отказа, а в фойе появилась толпа журналистов. В этом немалая заслуга главного докладчика - главы МИД Игоря Иванова. Он настоял на обсуждении темы не "Россия и Европа", а "Россия в Европе", напоминая, что мы тоже живем на этом континенте, и от нас на нем многое зависит. Это людям, живущим к западу от Белоруссии, к сожалению, действительно надо напоминать. Как и то, что осталась только одна организация, куда входят все без исключения страны Европы - ОБСЕ - и роль ее постоянно сжимается до гуманитарной сферы. Иванов поддержал расширение ЕС на восток. И я с ним согласен. Неплохо, когда основной торговый партнер (больше 40% внешнеторговых операций России уже приходится на ЕС) приближается к твоим границам, тем более, что мы фактически в него тоже "вступим" - через российские бизнес-структуры, обосновавшиеся в некоторых странах - потенциальных членах ЕС. А на собственное полноправное членство в Евросоюзе Россия вряд ли в обозримом будущем сможет рассчитывать. Им нас с нашими проблемами не поднять. Да, впрочем, не уверен, что и России это нужно. Многим ли понравится, если решения о том, что нам делать, будет принимать международная бюрократия в Брюсселе?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников