Нас там быть не могло…

1985 год. Ангола. Игорь Сечин с боевым товарищем на военном аэродроме
Василий Щуров, Владимир Петров
Опубликовано 04:56 02 Декабря 2011г.
Из боевой юности вице-премьера Игоря Сечина

Строка, вынесенная в заголовок, — из песни, сложенной ветеранами одной из тех «незнаменитых» войн, через которые проходили в ХХ веке наши соотечественники. Речь идет о выполнении интернационального долга в далекой Анголе в 1970-80-х годах. Сегодня, в наше прагматичное время, само выражение «интернациональный долг» выглядит реликтом: какой еще долг, перед кем… Но тогда страна была другая, и люди чувствовали другую ответственность, и долг был.

Об этом говорят сегодня негромко, будто смущаясь. Но если вникнуть в те уже далекие события, то надо не смущаться, а гордиться теми днями и теми ребятами. Они выполняли приказ, порой ценой жизни. Становились героями, но не требовали ни привилегий, ни наград.

Один из участников боевой эпопеи в Анголе — Игорь Иванович Сечин, ныне вице-премьер правительства России. Большие политики по определению люди публичные, про них, казалось бы, все известно. Тем более если это ключевые фигуры российского истеблишмента. Но в биографии Сечина есть факты, которые долгое время хранились под грифом «секретно», да и сейчас не особо открыты общественности.

«Игорь был душой компании...»

Время было советское, наша страна, как тогда говорили, выполняла интернациональный долг. Это была эпоха глобального противостояния с Америкой. После развала Советского Союза про интернациональную помощь начали вспоминать с непременным посыпанием головы пеплом. Но сегодня критики разом поутихли. На примере Югославии и Ливии ближние и дальние страны оценили все «прелести» однополярного мира…

В любом случае, те события — уже не тайна, а часть истории. В написании этой страницы (не на бумаге, а в боевых командировках) принимали участие наши лучшие военные и гражданские специалисты. Как вы уже догадались, был среди них и Игорь Сечин, в ту пору молодой лейтенант Вооруженных сил СССР, военный переводчик. Эту страницу биографии вице-премьера нам приоткрыл его боевой соратник Александр Фомин, ныне первый заместитель директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству. В начале 1980-х оба они были направлены в спецкомандировку в Анголу. По просьбе ангольского правительства Советский Союз оказывал этой борющейся за сохранение своего суверенитета и территориальной целост-ности стране всестороннюю поддержку — техникой, вооружением, военными советниками.

— Для выполнения таких миссий отбирали лучших из лучших, — рассказывает Александр Васильевич. — Среди обязательных требований — отличная физическая и боевая подготовка, знание нескольких языков, стойкий характер. Надо обладать незаурядными качествами, чтобы быть первым среди таких мужиков. Так вот, Игорь Иванович — а тогда просто Игорь — был настоящим лидером, душой компании. А ведь шла настоящая война. Да и вообще жизнь там не сахар — тропики, жара, малярия и прочая зараза. В такой обстановке особенно ценишь товарища, который всегда поддержит, прикроет в бою, протянет руку помощи… И отдаст последний долг, если случится непоправимое.

Сам вице-премьер немногословен — мало кто слышал от него рассказы о тех тяжелых днях. Но что-то становится известно окольными путями. Не так давно, во время официального визита представительной российской делегации на Кубу, всплыл этот удивительный эпизод, который мог бы послужить сюжетом для фильма.

Последний полет капитана Флореса

…Летом 1985-го на юге Анголы шли ожесточенные бои между правительственными войсками и мятежниками. На той стороне хватало наемников, в том числе из ЮАР, имевших на вооружении американские переносные зенитно-ракетные комплексы. Из «Стингера» был подбит МиГ-23, пилотируемый кубинцем Флоресом (тогда немало кубинских добровольцев воевало на стороне правительства Анголы). Пилот пытался спасти поврежденную машину, увести ее на посадку, но безуспешно. Пришлось катапультироваться. К упавшему летчику устремились группы с обеих противоборствующих сторон (кстати, за сбитых пилотов наемникам полагалась двойная плата). Но первыми успели советские военные спецы. Увы, раненый капитан Флорес умер на руках у молодого лейтенанта, военного переводчика Игоря Сечина.

После развала Советского Союза отношения с Кубой фактически были прерваны, но, к счастью, не навсегда. Настал день, когда Игорь Иванович Сечин во главе правительственной делегации прибыл на этот остров, чтобы заново восстанавливать экономическое сотрудничество. После официального приема он попросил хозяев помочь разыскать семью капитана Флореса и устроить с ними встречу. И встреча состоялась — прямо у них дома. Надо ли говорить, с какими чувствами вдова и сын Даниэль, который отца почти не помнил, слушали рассказ о последнем бое отца и мужа…

Сейчас Флорес-младший заканчивает университет в Гаване. Игорь Иванович пригласил сына погибшего друга в Москву — продолжить учебу. Даниэль согласился.

Еще случай. Как правило, военные советники не брали тогда с собой семьи — слишком опасно. Но прапорщик Пестрецов оказался в горячей точке с женой. Себе на беду… Во время ночного нападения на селение его жена Ядвига погибла, сам он отстреливался до последнего, но был контужен и взят в плен. Наши сделали все, что было в их силах, чтобы выручить прапорщика. И это удалось, его обменяли на пленных наемников. Сегодня бывший прапорщик, а ныне фермер Николай Пестрецов живет и работает на своей земле в Калининградской области. И не забывает созваниваться с друзьями по праздникам.

«Своих не бросаем»

— У нас принцип: своих не бросаем, — продолжает Александр Васильевич. — Боевые товарищи бывшими не бывают. Ни в солдатском окопе, ни в мирной жизни.

Та война была необъявленной — в отличие от Афганистана, где участники боевых действий получили общественное признание (хотя тоже нелегкое это было дело!) и льготы. Но ведь необъявленных войн было много больше, и люди там тоже воевали с оружием в руках, получали ранения и погибали. Где же справедливость? С подачи Игоря Сечина был создан Союз ветеранов Анголы, который фактически стал союзом, объединяющим ветеранов необъявленных войн. Сегодня на федеральном уровне принимаются решения, чтобы распространить на этих людей, на их вдов и детей льготы, которые полагаются участникам боевых действий.

Впрочем, сам Союз ветеранов Анголы такую помощь давно оказывает. Так, активно участвуют в этой работе нынешний тульский губернатор Владимир Груздев, который в свое время тоже прошел путь военного переводчика в Анголе, банк ВТБ и многие другие.

— Знаете, тогда служили в горячих точках не за деньги, — говорит Александр Фомин. — Родина, честь, долг — это были не пустые слова. Мы свою службу воспринимали не просто как обязанность, а как величайшее доверие, которое нам было оказано. Служили Отечеству не за страх, а за совесть. И должен сказать, что эта ангольская школа осталась с нами навсегда.




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?