Адюльтер в радость

Максим Суханов, Анна Чурина и Андрей Мерзликин разыграли на троих пьесу недавно умершего классика английской драмы абсурда Гарольда Пинтера "Предательство".

Рецензию на новый спектакль Театра имени Станиславского по пьесе Пинтера "Предательство" при желании можно уложить всего в три слова: "Мирзоев как Мирзоев".

Каждому, кто знаком с фирменным стилем режиссера Мирзоева, нет нужды скользить по нечищеным московским тротуарам и рисковать здоровьем, стремясь во что бы то ни стало проникнуть на премьеру в Театр имени Станиславского. Хочешь представить происходящее на сцене - просто произнеси скороговоркой "Пинтер, Мирзоев, Суханов" - и дело сделано.

В конце концов, "Предательство" для режиссера - по меньшей мере третья встреча с драматургией британца Гарольда Пинтера (до этого у Мирзоева выходили спектакли по пьесам "Любовник" и "Коллекция") и уже бог знает какое по счету свидание с действительно превосходным актером Максимом Сухановым.

Все так и вышло: спектакль "Предательство" оказался не хуже и не лучше прочих мирзоевских завораживающих зрелищ. Эта постановка стала очевидным свидетельством того, что иногда для демонстрации режиссерского и актерского мастерства совершенно не важны слова, из которых сложена пьеса.

Сюжетные коллизии "Предательства", не самой сильной пьесы Гарольда Пинтера, до того банальны, что и пересказывать неудобно. Действующие лица - муж, жена, любовник, и единственная изюминка этой истории адюльтера в том, что ее перевернули вверх тормашками.

То есть действие движется задом наперед: вначале любовники расстаются, и лишь к финалу, пройдя сквозь все любовные обманы и предательства, публика узнает, с чего девять лет назад начинался этот роман.

Но зрителям и особенно зрительницам, штурмовавшим в день предпремьерного показа Театр Станиславского, все эти любовные перипетии требовались лишь как повод для того, чтобы посмотреть на любимых актеров. Все на того же Максима Суханова (Муж), на бравого героя фильма "Бумер" и разнообразных телесериалов Андрея Мерзликина (Любовник), на девушку с обложки "Плейбоя" Анну Чурину (Жена).

И те не оплошали: порадовали зазывными эротическими позами и шаманскими танцами, многозначительными паузами и талантливыми гримасами.

И пускай смысла в этом зрелище оказалось немного, но зато публике дарована возможность порассуждать после спектакля о том, сколь талантлив Максим Суханов и до чего же хорошая фигура у Анны Чуриной. А больше ничего и не требовалось.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?