Церковь уходит в интернет

Помните: в молитве мы можем быть вместе. Фото Михаила Тихонова

Разговор с настоятелем, ведущим богослужения в «Фейсбуке»


В середине марта, когда в Израиле было около 250 заболевших коронавирусом, власти ввели жесткий карантин. Были закрыты для посещения все храмы и религиозные организации. На подворье Святой Тавифы в Яффо, где 150 лет существует русскоязычная община, все прихожане подчинились требованию светских властей, оставшись дома. На богослужения они приходят в: «Фейсбук», на страницу священника, где организованы прямые трансляции. Мы поговорили с отцом Игорем ПЧЕЛИНЦЕВЫМ и выяснили, что эти трансляции оказались востребованы не только на Святой земле, но и в России и во всем мире.

— Скажите, почему вы решили продолжать служить в пустом храме?

— Думаю, храм сегодня не может оставаться без службы. Да, наше православное богослужение — общественное. Но как в такой ситуации оставить прихожан? Главное, что нас объединяет, — это молитва. Вот мы и молимся за всех, независимо от того, кто где живет — в Израиле ли, в России или в других странах. Нам передают записки с просьбой молитвенно помянуть людей, в том числе тех, кто болен.

Думаю, если бы это происходило лет сто назад, то богослужения все равно проходили бы, пусть даже за закрытыми дверями. А сегодня есть возможность связываться посредством интернета.

— Как ваши прихожане восприняли такое служение?

— У нас на подворье сплоченная община, мы постоянно общались, даже когда не было пандемии. Люди пишут мне письма, сообщения в мессенджеры, спрашивают совета, просят молиться о чем-то важном для себя. Для нас такое интернет-общение — дело уже привычное. Сейчас, когда храм закрыт для посещения, люди пишут мне в поддержку. С церковной точки зрения не совсем нормально, когда священник в одиночестве ведет службу, а паства твоя где-то там, дома. В такие минуты чувствуешь себя немножко осиротевшим, и поддержка со стороны прихожан очень нужна. А еще важно, что люди верят в церковную молитву, держатся церкви. И мы стараемся, насколько возможно, оправдывать их надежды.

— Судя по трансляциям, в храме еще есть люди. Кто они?

— Мы не в полном затворе — есть несколько трудников, живущих на подворье. Еще у нас сейчас священник из России, отец Роман из Ставропольской епархии. По благословению митрополита Ставропольского Кирилла мы всегда на время Великого поста приглашаем кого-то из этой епархии.

— Много ли людей вас смотрят?

— В общей сложности за первую неделю трансляции богослужений посмотрели больше 10 тысяч человек со всех континентов, кроме Антарктиды. Впрочем, могли и оттуда смотреть, там же есть православные люди на станции, но они пока не объявлялись. Честно говоря, такого внимания я не ожидал. Как бы красив ни был наш сад святой Тавифы и храм, это же все-таки не Иерусалим. И вдруг оказалось, что трансляции востребованы в России, Европе, в других местах, где действуют ограничения на передвижения.

— Вы чувствуете их душевный отклик?

— Еще какой! Люди трогательно отзываются, благодарят, говорят, что не пропускают наших трансляций. У меня нет возможности постоянно следить за ситуацией, но иногда я заглядываю в телефон и вижу, что по сотне с лишним человек постоянно смотрят в онлайне, а в целом трансляции набирают до 2,5 тысячи просмотров.

Наверное, по сравнению с топовыми блогерами это малость, но мне все равно радостно. К нам в храм в обычные дни столько людей не приходят на одну службу. Иногда встречаю мнения и священников, и мирян, что трансляции не нужны, поскольку это профанация. Я с этим не согласен. Даже наш малый опыт показывает, насколько это помогает верующим в непростое время. И я прошу не осуждать нас: это нужно людям!

— А возможна ли исповедь онлайн — на расстоянии?

— В качестве общей практики — нет. Бывают разные ситуации, и даже вне пандемии, когда люди обращаются в Сети с вопросами и разговорами исповедального характера, но это не церковное таинство исповеди. О допустимости дистанционной исповеди было много споров в Межсоборном присутствии, в работе которого я участвую. На сегодняшний день пришли к выводу, что откровенный разговор ничто не может отменить.

— Что вы могли бы посоветовать нашим читателям, как им сохранять присутствие духа в сегодняшней ситуации?

— Надо опираться на Бога и преодолевать панические настроения. В драматических ситуациях, которые случаются в мире, из-за слабости человеческой нарастает душевная растерянность. Важно ее не допускать, сохранить в душе мир. И помните: в молитве мы можем быть вместе.

 



Что лучше: провести парад Победы без зрителей, как в Волгограде, или отменить его, как в Якутске?