10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОГОВОРИМ?

Базавлук Сергей
Опубликовано 01:01 03 Июня 2004г.
Еще десять лет назад даже в самом страшном сне нельзя было представить, что русские дети в странах СНГ и Балтии будут изучать родной язык как иностранный. Сегодня это, увы, реальность. Некоторые родители, смирившись с положением "русского нацменьшинства", отдают своих ребятишек в школы с обучением на государственном языке - только в таком случае они смогут потом поступить в местные вузы, сделать более или менее приличную карьеру. Русские школы в соседнем зарубежье пока еще держатся, причем исключительно на энтузиазме педагогических коллективов. Но без помощи России, хотя бы моральной (на политическую или финансовую уже давно никто не рассчитывает), им уже не обойтись. Одной из форм такой поддержки стал конкурс среди учителей-словесников стран СНГ и Балтии "И мы сохраним тебя, русская речь", в организации которого "Труду", московской мэрии и "Российской газете" помогают Министерство иностранных дел РФ и Московский департамент образования.

В этом году на конкурс из стран СНГ и Балтии пришло 243 работы. Спасибо, дорогие авторы, за участие в нашей акции. Публикуем серию отрывков из учительских сочинений.
МИССИЯ ПОДВИЖНИКА
Лариса ТИХОМИРОВА, Таллин, Эстония:
- Одно поколение сменяет другое, все больше отрываются русские дети от национальных корней, все больше места в их душах занимает культура другого народа. Утрачивается способность правильно, образно говорить, забываются обычаи, традиции, песни, танцы, исчезает дух народа русского, что славился веками. Вот почему роль учителей русского языка и литературы становится все более ответственной, она подобна миссии подвижников, хранителей многовековой культуры, наиважнейшей частью которой является язык, наша речь. Через интересные новаторские уроки, творческие работы учеников, увлекательные внеурочные мероприятия, экскурсии, встречи я буду стараться поднимать значимость нашего языка, помогать новым поколениям русских детей сохранять его богатство, целостность и красоту.
ВОТ БЫ РУССКУЮ ГАЗЕТКУ ПОЧИТАТЬ
Елизавета КОЦКИЕВА, Булунгур, Узбекистан:
- Я осетинка. Родилась в Таджикистане. Уже около 20 лет преподаю русский язык и литературу в школе N 23 узбекского города Булунгур. Существует выражение "Восток - дело тонкое". Это действительно так. Здесь никогда не говорят "нет", если вы о чем-либо договариваетесь. Но это не значит, что обещание будет выполнено. Официально в государственных общеобразовательных стандартах написано: "В школах Узбекистана с русским языком обучения русский язык является не только учебным предметом, но и средством приобретения знаний по всем другим дисциплинам школьного цикла, мощным средством духовного мира человека". Правильно и красиво. А что же в действительности? Из трех русских школ в нашем городе не осталось ни одной. Моя школа претерпела обычную для последних десяти лет схему изменения статуса: сначала она была русская, потом узбекско-русская, теперь - узбекская с русскими классами. Если Ташкент движется к просвещенной Европе, то маленькие узбекские города быстро движутся в обратном направлении. К феодализму. Народ нищает, набирают силу невежественные местные баи, падает уровень образования. "И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово", - эти строки А.Ахматова писала во время войны. Сейчас тоже война: идеологическая, экономическая. Кто-то в результате будет всем, а кто-то - ничем. Маленькие города в такой войне сдаются без боя. Булунгур - из их числа. Здесь всех расставляют на свои места. Убрав "восточными" способами почти всех русскоязычных, обеспечили безропотность населения. Введя латиницу, получили неграмотность. Не выплачивая зарплату, добиваются зависимости от богатеев, дающих в долг. Закрыв русские классы в школах, сделали недоступным для детей русский язык.
В сельской местности по-русски больше не говорят. Вымрет "советское" население в маленьких городах - русский язык потеряет и эти рубежи. Зато в Булунгуре есть американские волонтеры: они готовы и кабинет оборудовать, и массу книг привезти. А о русских книгах мы и не мечтаем, хоть бы газетку достать почитать.
ДЕТИ РЕВОЛЮЦИИ ДЕЛАЮТ СВОЙ ВЫБОР
Елена ПЕСТУН, Саласпилс, Латвия:
- Вот уже семь лет я преподаю русский язык как иностранный в Рижской экономической высшей школе. Мои студенты - латыши, литовцы и эстонцы. Какие они? Активные, оптимистичные, ироничные, свободно переходящие с языка на язык в повседневном и деловом общении, то есть продвинутые, как сейчас принято выражаться. Могут подумать, что они изучают русский из прагматических соображений. Конечно, не без этого. А как же иначе? Но когда вдруг они попросят стихи Пушкина почитать вслух или захотят узнать побольше о Тютчеве, который написал о России всем известные строки... Наверное, лучше минут не бывает у учителя.
Могу сказать следующее: русский изучают те люди, от которых многое будет зависеть в отношениях между Россией и Прибалтикой. Многие из моих бывших студентов уже занимают ключевые должности в государственных (министерствах, департаментах) и коммерческих структурах (банках и т.п.) своих стран. Кроме того, они приходят изучать русский по собственному выбору, не по чьей бы то ни было указке. К примеру, мой студент Угнюс из Литвы не изучал на родине русский. На мой вопрос, почему, юноша ответил: "Мы - дети революции, и наши родители выбирали для нас и за нас английский и немецкий. А теперь я хочу выучиться русскому".
ЧАСТО ДУМАЮ НА РУССКОМ ЛИАНА ЧАРКВИАНИ, РУСТАВИ, ГРУЗИЯ:
- Как-то, заполняя анкету, в графе "родной язык" я написала: грузинский и русский. Прочитавшие удивились: "Как это?", а мне был непонятен их вопрос. Я родилась в интернациональной семье: папа - грузин, мама - русская, ленинградка. А вообще-то местом ее рождения был бронепоезд "Красный Октябрь", стоявший в то время в Евпатории. На нем комиссаром был мой дед, а бабушка - сестрой милосердия... Дедушка был на фронте, когда последним эшелоном по Дороге жизни бабушка вывезла своих дочерей из осажденного Ленинграда, а потом приехала к родне в Тбилиси. Здесь, в шумном "итальянском" дворе, где жили по соседству грузины, русские, армяне, азербайджанцы, айсоры, курды, и повстречались мои родители. Она - сероглазая двадцатилетняя красавица с косами платинового цвета и он - кареглазый южанин с модными тонкими усиками...
Давно нет в живых моих родителей, их друзей и соседей, разъехались по миру их потомки. А я вот уже 22 года преподаю русский язык и литературу в грузинской школе города Рустави. Мои ученики читают на языке оригинала Пушкина и Горького, играют в школьных спектаклях Островского и Чехова, учат наизусть Блока, Цветаеву, Мандельштама... Но больше всего на русском говорим мы - учителя-словесники, получая от этого огромное удовольствие. Я часто думаю на русском. А поскольку психологи считают, что человек думает на родном языке, то неудивительно, что в графе анкеты "родной язык" я пишу: грузинский и русский.
О ЧЕМ БОЛИТ ДУША
Валентина МАМЗЕЛЕВА, Висагинас, Литва:
- Итак, нам предстояло пройти испытание свободой. Теперь мы пожинаем ее плоды: в так называемых русских школах Латвии и Эстонии более половины предметов с 1 сентября будет преподаваться на языке титульной нации. С ужасом думаю о том, что "дурной пример - заразителен" и рано или поздно наши ученые мужи тоже додумаются до такого. Впрочем, если сохранятся наметившиеся в последние десятилетия тенденции, то русские школы не надо будет закрывать насильственно: они вымрут сами, естественным путем. Многие русские или русскоговорящие (как их сегодня модно называть) все чаще отдают своих детей в школы с преподаванием на литовском языке, объясняя свой выбор грубовато, но по-житейски понятно и просто: "В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Кому мы нужны в России? Где нас ждут? А здесь и на кусок хлеба не заработаешь, не владея государственным языком". А глаза - виноватые, тревожные, выдающие подспудные мысли, суть которых - сомнение в правильности решения.
Так что же делать? Неужели забыть о том, кто мы есть, и стать Иванами, не помнящими родства? Неужели на своем языке станем вскоре объясняться при помощи междометий, а наши потомки будут заново овладевать премудростями когда-то родной речи?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников