09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КРЕДИТ БЕЗ ОТДАЧИ

Вержба Михаил
Опубликовано 01:01 03 Октября 2003г.
Началась эта история в 1996 году, когда Германия предоставила России кредит для развития отечественной промышленности. Его поделили на части, и одна из них досталась волгоградскому АО "Сарепта" для закупки оборудования. Так и записали в распоряжении правительства от 26 марта 1997 года, подписанном тогдашним премьером Черномырдиным. Кредит выдали под гарантию администрации и Думы области.

Надо заметить, что "Сарепта" перерабатывает горчицу. Когда-то этот промысел основали немцы, прибывшие на Волгу по "екатерининскому призыву". Предприятие было единственным в СССР, производящим горчичники. А здешняя столовая горчица признается лучшей не только в стране, но и за рубежом.
Технологическую линию, купленную на кредитные деньги, привезли в Волгоград, но установить не успели: не поступили 12 миллиардов тогдашних, неденоминированных рублей на монтажные работы. А в 2000 году линию арестовали на основании решения арбитражного суда Москвы. Завод - лучший среди аналогичных предприятий России, в одночасье был объявлен банкротом и пошел с молотка.
Судебный пристав назначает специалиста по оценке оборудования, который, не моргнув глазом, определяет цену злополучной техники - 23 миллиона рублей. Новенькая линия, не проработавшая ни дня, уценена в семь с лишним раз! Через несколько дней она обретает нового хозяина, который оборудование перепродает. И - концы в воду.
Дальше пошли многочисленные судебные процессы, которые так ни к чему и не привели.
Передо мной лежит толстая папка - переписка волгоградского губернатора Николая Максюты с Министерством юстиции. Читать эту эпистолярную историю без улыбки нельзя. Так, губернатор в энном по счету письме, не скрывая раздражения, указывает: "Мы информировали вас о незаконном аресте судебными приставами в июне 2001 года и продаже за 23 млн. рублей нового технологического оборудования... В полученном же от вас ответе речь идет об аресте 24 ноября 2000 года действующих производственных линий по расфасовке порошка и масла..."
На что зам. министра А. Мельников невозмутимо отвечает: "Считаем, что работа судебных приставов-исполнителей... является законной и обоснованной". Из Волгограда снова летит письмо. И снова ответ Мельникова: "Приведенные в обращении факты требуют более тщательной проверки, в связи с чем срок рассмотрения данного обращения продлен мною..."
У губернатора, как видно, лопается терпение, и он без обиняков пишет министру: "Анализ полученных за подписью вашего заместителя - главного судебного пристава Российской Федерации - ответов дает основание предположить, что направляемые нами документы либо не изучаются, либо подчиненные Мельникова А.Т. при подготовке ответов умышленно извращают изложенные в них факты".
Точка в деле не поставлена до сих пор. Но рассказать о нем заставило не само дело. Пусть в нем разберутся компетентные государственные органы. Где-то на финишной прямой во всей этой истории появляется новое действующее лицо. Кто? Конечно, Минфин. Помните, гарантом возврата внешнего кредита перед правительством выступила администрация Волгоградской области. С 30 июня "Сарепта" должна была погашать кредит каждые полгода шестью равными долями, но сделать это по известным причинам не может. Стало быть, платить за нее обязана региональная власть. Так следует из подписанного в свое время соглашения. А раз область не платит, значит, и ей из госказны ничего не достанется. То есть по словам Николая Максюты, область не получит денег на зарплату работникам бюджетной сферы, покрытие ущерба от стихийного бедствия, подготовку к зиме, поддержку сельхозпроизводителей и так далее. Всего набегает более трехсот миллионов "замороженных" Минфином рублей.
В позиции Минфина верно все. За исключением одного. Как оказалось, министерство в свое время само подало иск в Высший арбитражный суд страны о признании судебных решений, приведших к банкротству "Сарепты", недействительными. И 5 августа требование Минфина было удовлетворено. Теперь, если следовать закону, надо идти дальше и оспорить в судебном порядке все действия внешнего управления по продаже и перепродаже предприятия и оборудования, ему принадлежащего. То есть той самой линии, из-за которой и разгорелся весь сыр-бор. А иначе зачем было вообще ввязываться в судебную тяжбу?
Пока же не вполне понятно, почему Минфин задерживает деньги, в которых так нуждается область. Ведь именно Минфин по собственной инициативе окунулся в гущу судебных разбирательств, показывая пример правового подхода к спорному вопросу. Стало быть, надо идти теперь до конца. А кроме того, чтобы лишить гаранта, то есть правительство области, столь необходимых региону средств, нужно опять же подать иск в суд, доказать, что региональная казна даже в такой чрезвычайно сложной и запутанной ситуации обязана расплатиться за предприятие. Но министерство этого не сделало. А без суда, извините, это уже не по закону получается.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников