06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НИКАК НЕ ЛЕЧИТСЯ!

Вчера в Кургане президент провел выездное заседание президиума Госсовета РФ, посвященное нацпроекту "Здоровье". Путин назвал нацпроекты в сферах образования, жилья и здравоохранения "ускоренным возвращением долгов своим гражданам". Эти слова в полной мере сегодня можно отнести к курганцам: здесь до последнего момента матери рожали в роддоме областной больницы, в которой оборудование, казалось, досталось еще от позапрошлого века. Это подтолкнуло к идее открыть в городе современный центр для беременных женщин и младенцев.

Как пояснил "Труду" глава Минздравсоцразвития РФ Михаил Зурабов, на ближайшее время есть три ключевые цели, включенные в нацпроект здоровья: кадровое обеспечение здравоохранения, укрепление его материально-технической базы, тиражирование медицинских технологий и устойчивое финансирование.
Во время пребывания в Кургане президенту представили "хирурга Николая Пирогова". Так называется поезд, оборудованный новейшей медицинской и диагностической аппаратурой. Работа таких "поликлиник на колесах" - подчас единственный шанс помочь больным, не имеющим возможности добраться до областного центра. Телемедицинское оборудование через каналы спутниковой связи позволяет консультировать сложных пациентов у любых специалистов ведущих лечебных учреждений мира. Владимир Путин остался доволен увиденным.
Однако наш президент вряд ли доволен общим положением дел в отечественном здравоохранении. Не секрет, что россияне все еще часто сталкиваются с фактами халатного, а порой и откровенно черствого, бездушного отношения со стороны людей в белых халатах. С одним из таких случаев на днях столкнулся корреспондент "Труда".
БИТВА ЗА КОЙКО-МЕСТО
Как наш корреспондент боролась за жизнь конкретного человека
Беда случилась в конце рабочего дня. Весь день просидев за компьютером, усталая Ольга попросила у коллеги цитрамон, но проглотить таблетку не успела - из носа хлынула кровь. Холодные компрессы и лед не помогли, пришлось звонить "03".
"Скорая" приехала довольно быстро, и в семь вечера сестру с давлением 260 на 150 доставили в больницу Боткина.
За воротами больницы у шлагбаума мы с Олиным мужем ждали вердикта врачей. Прошел час, два - от Оли никаких известий. Может, стало хуже? Звоним ей на мобильный.
- Я стою в коридоре, врач еще не принимал, - слышен в трубке слабый голос. - Передайте воды и ваты - вся повязка промокла!
Купив воды и ваты, я кинулась в приемный покой, но дорогу преградил тучный охранник. Мне удалось прошмыгнуть под шлагбаумом, а от погони избавил Олин муж, которого цербер поймал "на месте преступления" и выпихивал на улицу. Оля безжизненно сидела прямо на полу у стенки, кровь капала прямо на пол. Я сунула ей вату, стала стучать в ординаторскую:
- Помогите больной, пожалуйста, ей плохо!
- Выйдите вон: здесь посторонним нельзя, - сказал как отрезал выглянувший мужчина в униформе. - Охрана, Николаич, - убери женщину!
- У человека кровотечение четвертый час! - взмолилась я. - А вы держите ее в коридоре!
- Да кто вы такая, чтоб мне указывать? - возмутился врач.
- Сестра больной и корреспондент "Труда".
- Корреспондент она! Напугала! - закричал доктор. - Не нравится, езжай в кремлевскую больницу!
- Не злите заведующего, - шептал мне на ухо охранник, выводя меня по пандусу вниз. - Будет хуже!..
На часах одиннадцать вечера. Оля с белым кляпом на носу, покачиваясь, выходит во двор. Даже в сумерках видно, какая она бледная.
- Врач сказал, что больница переполнена, - садится она на лавочку, - положить могут только в коридоре, а там никакого ухода.
Я снова бегу к ординаторской. Заведующий говорить не желает.
- Везите в "кремлевку", везите! - злорадно предлагает он, хлопая перед носом дверью.
- Вы платежеспособны? - участливо шепчет на ухо охранник. - Могу устроить в хорошую клинику.
- Заплатим, - обещает Володя. - Только быстрее, пожалуйста. У нее опять промокла повязка.
Охранник, отвернувшись, куда-то звонит по мобильному:
- Привет, это я, Николаич, у вас есть места в кардиологии? Девушку надо госпитализировать. Угу, понятно.
- Ситуация такая, - докладывает он. - Если договоритесь со "скорой", чтоб вас отвезли, там примут. Оплатите все на месте.
- А самим отвезти нельзя? - спрашивает Володя.
- Я же сказал - только на "скорой". Или пусть оформят вызов и скажут вам его номер.
Звоню в "Скорую", умоляю прислать машину, подробно объясняю ситуацию.
- Что за абсурд, - удивляются там. - Боткинская обязана принять больную! Дайте трубку врачу приемного отделения.
Бегу с сотовым к своему недругу.
- А ну пошла вон!.. - топает тот ногами.
- Вы слышали? - кричу в трубку. - Что же нам делать? Помогите!
- Сейчас я посоветуюсь, подождите, - отвечает невидимый врач "Скорой".
Проходит минут пятнадцать, Оля начинает кашлять, изо рта выплескивается кровь со сгустками.
- Мы не имеем права везти вас в другую больницу, - наконец прорезается в трубке голос. - Позвоните в департамент Минздрава: они помогут.
Набираю продиктованный телефон - занято, занято, занято... Асфальт возле лавочки весь в кровавых пятнах. Наконец на том конце провода раздается женский голос.
- Помогите, пожалуйста! - буквально рыдаю в трубку. - Девушку с кровотечением доставили в Боткина, а здесь не принимают. Четыре часа сидим на улице!
- Не расстраивайтесь, сейчас разберемся, - обещает дежурная. - Дайте телефон администратору больницы.
- Да где ж я его найду! Меня в корпус не пропускают.
- Хорошо, мы с ним сами свяжемся. Перезвоните минут через пять.
- Ну, хохма! - усмехается Николаич. - Это ж Андрей Вячеславович - он и дежурный администратор, и заведующий отделением.
На часах почти полночь. Оля плачет, я вою, обняв ее за плечи.
- Женщина, - трогает меня за локоть полненькая медсестра. - Не вздумайте ее никуда везти. Не довезете! Вы на машине?
Она ведет Володю за ворота больницы, что-то говорит охране, и те поднимают шлагбаум. Дальнейшее укладывается в несколько минут - Володя подъезжает к лавочке, мы сажаем Олю и следуем указаниям медсестры.
- Ну вот, это наш терапевтический корпус, - говорит спасительница. - Специалисты здесь хорошие, не переживайте.
- Ай-яй, такая молодая, и такое давление! - удивляется дежурный врач. - Девочки, срочно магнезию! Полежать пока придется в коридоре, все палаты забиты.
- Ну, поправляйтесь, - прощается добрая фея, - только не говорите Борзову, что я вас сюда проводила.
- А кто такой Борзов? - шуршит "благодарностью" у ее кармана Володя.
- Андрей Вячеславович, наш заведующий. Ну кто вас посылал в "кремлевку"...
Через два дня Олю Плищенко перевели в палату. А вскоре она выписалась, от души поблагодарив и врачей, и сестричек отделения. Ночная благодетельница не обманула: в терапии действительно добросовестные специалисты. За три недели лечения они помогли забыть тот ночной кошмар. Но меня мучает страх за тех, кто может оказаться в положении моей сестры и умереть на лавочке, ожидая приема врача. Как им застраховаться от бездушия и равнодушия доктора, рядом с которым элементарная чуткость медсестры кажется подвигом милосердия? Где и у кого искать защиты? И еще один вопрос не дает покоя: почему так бесстрашен был в своем хамстве руководитель отделения? Что питает его уверенность в собственной безнаказанности? А может, это был продуманный ход, который должен загнать отчаявшихся в коммерческую ловушку, расставленную его помощниками?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников