08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ МЕРЕНГИ

Старик с длинной бородой и совсем еще юноша сидели за длинным столом и не спеша управлялись с горняцким обедом в столовой Кубакского ГОКа. Невысокие и жилистые, одетые в такую же камуфляжную спецовку, как все здешние работники. Только смуглая, продубленная ветрами кожа да скуластые лица выдавали в них аборигенов Севера, оленеводов.

- Они часто приходят к нам, - пояснил мне знакомый горняк. - Мясо мы у них покупаем и просто так помогаем всегда. Хлеб даем, бензин, из одежды кое-чего. Эти вот из самой Меренги пешком пришли. Двести километров с гаком!..
Меренга! Один из четырех населенных пунктов Омсукчанского района, включенный в перечень мест проживания малочисленных народов Севера. Но в отличие от охотоморских поселений эвенов, коряков и ительменов Меренга обязана своим появлением на карте приснопамятному Дальстрою. В 1934 году, когда в здешних местах началось промышленное строительство, эвенов пригнали сюда из прибрежных сел вместе с их оленями. Дорог тогда не было и в помине, и тысячи оленьих упряжек служили главным средством передвижения. "Рогатый автопарк" доставлял к местам не столь отдаленным заключенных, служил тягловой силой в геологических партиях, а позже снабжал построенную в поселке Галимый обогатительную фабрику добытым в окрестных шахтах касситеритом - оловянной рудой.
Обо всем этом рассказал очевидец тех событий, один из старейших оленеводов области Михаил Давыдович Гурий, отец которого угробил на строительстве Омсукчана немало оленей. Лишь спустя несколько лет оленеводов "пристроили" работать по профилю - в одноименном поселке организовали оленеводческий совхоз "Буксунда". Уже после войны усадьбу этого совхоза перебазировали в село Меренга. Десятки лет жители этого красивого, большого села занимались оленеводством, рыбалкой, выращивали голубых песцов, кроликов, держали свиноферму. Огороды давали обильные урожаи картофеля, капусты, турнепса, зелени. Меренга снабжала едва ли не весь Омсукчанский район молоком, творогом, сметаной, олениной.
Указ президента РФ о реорганизации госсобственности круто изменил судьбу национальных сел. В Меренге сельхозпредприятие раздробили на два десятка "национальных фермерских хозяйств". Материальная база бывшего совхоза была, по сути, разграблена. Мелкие хозяйства едва себя кормили, и Меренгу почти официально начали называть "селом-самоедом". Администрация Омсукчанского района стала переселять жителей в райцентр.
Похожая картина и в других местах. Глава крестьянского хозяйства "Хетагчан" Иннокентий Иннокентьев рассказал, что 11-тысячное стадо седьмой бригады совхоза "Буксунда" разделили на паи и отдали в частную собственность. Кроме работающих, право на оленей получили пенсионеры и бывшие работники совхоза, давно покинувшие родные места. Новые хозяева получили разрешение забить своих оленей, в том числе и маточное поголовье, на мясо. В первую очередь этим правом воспользовались те, кто уже не жил в Меренге или был физически не в состоянии пасти скот. И остались от большого стада, как в той сказке, - рожки да ножки.
У Иннокентьева сейчас несколько сот оленей. Однако в таежной зоне, где кочует стадо, лучше иметь стадо в тысячу голов. Поэтому старания пастухов удержать стадо не всегда успешны, отбившиеся олени становятся добычей браконьеров и волков, которых из-за прекращения планового отстрела развелось видимо-невидимо. Обещанные оленеводам компенсации подобны миражу - то их назначают, а спустя год выплачивают, то отменяют.
Но этим беды не ограничиваются. На большей части территорий традиционного выпаса прокладываются автомобильные и тракторные трассы, разрабатываются месторождения полезных ископаемых, чьи отвалы мешают оленьим переходам. Через пастбище КХФ "Хетагчан" проходит дорога Омсукчан - Кубака. Наевшись придорожной травы-черноголовки, впитавшей от выхлопных газов тяжелые металлы, телята мрут как мухи. За понесенные потери государство по логике вещей обязано аборигенам заплатить. Но вот уже шестой год лежат под сукном у депутатов законы о родовой общине, о статусе малочисленных народов Севера, о территориях традиционного природопользования малочисленных народов Севера.
А пока суд да дело, из 421 местного представителя коренных народов, основную массу из которых составляют эвены, 385 переселили в Омсукчан. Правда, некоторые категорически отказались выехать из Меренги. Понятно, что районная администрация занялась переселением аборигенов, дабы облегчить им жизнь. В последние годы на скудные средства районного бюджета стало крайне трудно содержать инфраструктуру Меренги с ее дизельэлектростанцией, котельной, жилым фондом. Но переселенцы так и не смогли найти себя в городе. Больно смотреть на людей, слоняющихся без дела, не утруждающих себя домашними хлопотами, живущих без постоянной работы и цели ее найти. И как их винить за это? Каждый эвен, ительмен, коряк или чукча - от рождения рыболов, охотник, пастух. А эти специальности в Омсукчане невостребованы.
Едва ли не единственное исключение - Ольга Семеновна Духинова, которая возглавила в Меренге хозяйство "Прибой". Оно специализируется на охоте, рыбной ловле, сборе дикоросов, растениеводстве. Она убеждена, что выжить в новых условиях и встать на ноги аборигенам никто всерьез не поможет, это придется делать им самим. Все надежды она связывает не только с развитием традиционных видов хозяйственной деятельности, но и с выгодной реализацией продуктов лова рыбы, икры.
Меренгу, это удивительно красивое село, некогда называли местной Швейцарией. Но мы, видно, такие уж люди, что умудряемся и в самом, казалось бы, распрекрасном месте влачить жалкое существование.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников