07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ВЕДЬМИНА ПЕЩЕРА" ЕЛЕНЫ ПРОКЛОВОЙ

Новикова Светлана
Статья «"ВЕДЬМИНА ПЕЩЕРА" ЕЛЕНЫ ПРОКЛОВОЙ»
из номера 199 за 04 Ноября 2002г.
Опубликовано 01:01 04 Ноября 2002г.
Елена Проклова окончила Школу-студию МХАТа. В кино начала сниматься с 1965 года. А всего у нее более 60 киноролей. Работала во МХАТе, ныне выступает в антрепризе Александра Абдулова. Два года назад окончила Архитектурный институт по специальности "ландшафтный архитектор". Муж - бизнесмен-строитель Андрей Тришин. Двое дочерей - Арина и Полина, внучка - Алиса.

Вот уже десять лет Елена Проклова постоянно живет за городом, в Жостове, где построила с мужем трехэтажный дом, удивительно похожий на заброшенный замок. За это время она отказалась от множества предложений сниматься в кино, зато родила дочь, вырастила красивый сад и написала книгу "Елена Проклова в роли себя самой". После встречи с ней у меня осталось ощущение, что она чувствует себя абсолютно счастливым человеком.
- Елена, название вашего первого фильма "Звонят, откройте дверь" оказалось пророческим. Ваша дверь в кинематограф широко распахнулась, и в нее вошла судьба?
- Я даже иногда побаиваюсь, но признаюсь вам, что вся моя жизнь - сплошная сказка. Жизнь в кино действительно была похожа на фейерверк: потрясающе красивые ухажеры, серенады в ночи, охапки цветов, ухаживания, телеграммы с признаниями и письма, письма... Но с удовольствием замечу, что у меня и сегодня огромное количество поклонников и в сфере, так сказать, творческой, и просто в жизни. В последнее время я достаточно востребована в профессиональном плане. Но благодаря тому, что в какой-то момент отказалась от кино и театра, возрос процент личной жизни.
- Где вы сейчас играете?
- В антрепризе Александра Абдулова "Все проходит". Кстати, из роз, которые мне вручили зрители в день премьеры, я сделала картину и назвала ее "Премьера". Снялась в фильме Дмитрия Астрахана "Желтый карлик". В этой роли совсем нет ничего от меня.
- Судя по тем драматическим событиям, которые вы описали в книге, ваша жизнь напоминает голливудский фильм - страшный и красивый. Меня лично удивила степень вашей откровенности. Решившись заговорить о своей личной трагедии, не боялись ли вы, таким образом, пережить ее заново?
- От боязни говорить на эту тему меня в свое время вылечила передача Оксаны Пушкиной "Женские истории", которую я поначалу воспринимала критически. Я подумала: зачем кому-то залезать в мою душу, бередить раны. Тем более что все женщины - существа ранимые и мало что забывающие. И когда Оксана предложила сделать передачу, я ей сказала: "Только не о моих страданиях. У меня тысячи проблем - профессиональных, личных... Все, что хотите, но только не о горе". Оксана сумела найти нужные слова и таки меня уговорила. Мы сделали большое интервью, а потом она однажды привезла мне письма от женщин, которым наша передача помогла выжить. Бывает ведь такое, что помощи ждать неоткуда. Одинок человек со своим горем - стоит на краю и некому подать руку. Помогает только солидарность от ощущения единой боли. А что касается моих откровений, то я в какой-то момент поняла, что не имею права одна этим владеть. Я пережила смерть сыновей-близнецов от болезни крови, которая крылась в нервности моей профессии, и развод с известным врачом-косметологом Дерябиным. Нас развела смерть детей, мы оба не выдержали этого испытания. Потом была автокатастрофа, смерть третьего сына, рожденного от моего мужа Андрея. Нет, она не развела, а, наоборот, сплотила нас, и в сорок лет я родила дочку Полинку. Я думаю, что судьбы всех нас, знакомых и незнакомых, связаны с этим миром, так что личного, твоего горя нет, потому что кто-то уже это пережил, а кому-то подобное еще предстоит, и если ты смог это преодолеть, почему бы тебе этим не поделиться... После выхода моей книги я получила такие слова благодарности... хотя понимаю, что до меня женщины еще больше испытывали. И жены декабристов, и матери, чьи дети сейчас в Чечне. Мое горе - не самое большое. Я не имею права думать о том, что оно - самое страшное на земле...
- Насколько вас понимает муж?
- Мой муж Андрей, мои дочки, первая дочка Ариша от первого брака - все как подарок судьбы. Когда мы встретились с Андреем, его жизненный опыт и мой находились в такой стадии, что нам обоим просто необходимо было понять друг друга. С тех пор, как мы увиделись в первый раз, так и не расстаемся. Я только помню, что у меня внутри была непроходящая дрожь, и, казалось, еще немного... и я взорвусь. С появлением Андрея все как-то успокоилось, улеглось. Я стала понимать, чего хочу, научилась снова улыбаться. Все произошло как бы в одно мгновение, наверное, это и есть любовь. Потом мы уехали из Москвы, начали строить дом и с тех пор не расставались ни на миг. Восемь лет назад у нас родилась Полинка...
- Вы прекрасно смотритесь на фоне своего дома, можно даже сказать, что он вам "идет".
- Дом я проектировала сама, сад вокруг него выращен моими руками, рядом река. Теперь любое время года входит в мою жизнь как важное личное событие. Я так долго была лишена всего настоящего: зелени, цветов, травы. Все время была сцена, павильоны, замкнутые пространства, а тут - все живое. У меня ощущение, что я только начинаю жить. До сорока лет я такой красоты просто не замечала и теперь схожу с ума от счастья, от этого волшебства, от творчества. Запихнуть меня обратно в город - значит убить.
- То есть вы как бы стали сельским жителем?
- Мои основные занятия: сад, цветы, теплицы, огород, заготовки. В нынешнем году - дикое количество яблок, варим пастилу. Я вообще по натуре запасливая. Очень люблю, когда мои гости вкусно-полезно едят. Обожаю рыбачить. Я так много работала в театре, в кино, что для меня дом - это праздник. Возможность спокойно приготовить обед - праздник. Из всего можно сделать праздник. После рождения я стала рисовать. Это было похоже на запой. Я могла рисовать дни напролет. Не хотелось ни есть, ни спать. Заканчивала один рисунок и начинала новый. Так могло продолжаться несколько суток подряд. Рисование что-то освобождает во мне, помогает реализовать избыток энергии, выплеснуть ее. Еще очень люблю рукоделие. Я даже венчалась в платье, которое связала сама. В доме у меня есть темная, без окон, комната, которую я называю "ведьмина пещера" и в которой мне всегда уютно. По ночам я прихожу туда шить, там две мои швейные машинки всегда находятся в рабочем состоянии.
- Лена, вот вы все предпочитаете делать сами, откуда это у вас?
- Это мой основной девиз - самую сложную сторону жизни, самую отвратительную, которая, казалось бы, может убить в человеке все, превратить в радостную. Многие женщины воспринимают быт как свой крест, свое несчастье: каждый день надо готовить обед или стирать мужу носки, это, на мой взгляд, неверное представление. Быту тоже надо учить. Раньше в институте благородных девиц в них развивали способности выстроить свой дом, причем так, чтобы это оценили по достоинству муж и дети, чтобы это был очаг в самом высочайшем смысле слова.
- Лена, вам действительно, довелось пережить многое, какой урок вы извлекли из всей вашей жизни?
- Человек должен быть самодостаточным. Это мой основной урок. Самодостаточность - это то, что родители должны воспитывать в детях, а те передавать их уроки из поколения в поколение. Но человек может что-то отдавать, когда сам твердо стоит на ногах. Тому, кто тонет, не спасти никого...
- А вы считаете себя сильным человеком?
- Меня поломать невозможно. Можно убить, но поломать... Я - как материк, который может в результате катаклизмов покрыться льдом, но внизу все равно останется земля. Меня можно и покрыть льдом, но я буду сопротивляться уходу под воду до последних своих сил. Эта философия ко мне пришла благодаря тому, что я тридцать лет работала в каменных мешках. Надо было либо помирать, либо выживать. Я предпочла выжить.
- И вернуться к своей основной профессии...
- Я вернулась потому, что силой, которую мне дали земля, природа, мне теперь хочется поделиться со своим зрителем. Я и стала искать такую роль, которая помогла бы мне это сделать. Показать, как, в сущности, все это легко и просто.
- Лена, вы нашли свою любовь, вы, как сами говорите, самодостаточны. А что делать человеку, если он одинок и у него нет ни любви, ни денег?
- Когда есть любовь, а нет денег, это совсем неплохо. Если есть деньги, а нет любви - тоже жить можно. А если нет ни того, ни другого, спасти должна только вера в самого себя. И еще почувствовать необходимость дарить себя другим. У самого нищего человека всегда есть что отдать. И это может спасти любого.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников