Владимир Машков: «В каждом герое ищу что-то живое»

Заозерская Анжела
Статья «Владимир Машков: «Передо мной одна задача — справиться с самим собой»»
из номера 020 за 05 Февраля 2010г.
Опубликовано 00:12 05 Февраля 2010г.
Знаменитый актер — «Труду»

В прокат вышел фильм «Кандагар» Андрея Кавуна. Исполнитель одной из главных ролей — Владимир Машков. На премьеру актер приехал из Лос-Анджелеса всего на один день, но успел объяснил нам, почему ему так дорога история об экипаже Ил-76 T, пробывшем в плену у талибов 378 дней и чудом вырвавшемся на свободу.

— На съемках фильма Алексея Учителя «Поезд» не без гордости вспомнили о том, что перед тем, как научиться водить паровоз, вам удалось освоить технику полета. Где больше романтики и адреналина — в небе или на железных рельсах?

— Небо есть небо, а дорога — это дорога! Работа в «Кандагаре» была раньше, чем в картине Учителя, но все те чувства, которые я испытывал в Марокко еще три года назад, куда мы приехали в мае, нахлынули на меня перед премьерой. За несколько часов до выхода на экран «Кандагара» посредством телевизионного моста я общался со своим прототипом, летчиком Хайруллиным, и он меня поблагодарил за работу. Все мы очень старались, и я тоже.

— В основном все ваши герои, за исключением Гоцмана в «Ликвидации» и пилота в «Кандагаре», — волки-одиночки, или степные, или лесные. В чем главное различие психологии человека команды от «единицы», которая, как говорил поэт, «вздор», «ноль»?

— Все относительно. Кстати, со временем я понял, что относительно-то определение, которое я часто использую. В «Кандагаре» все пятеро членов экипажа — а в реальности их было семеро — стали одной командой на несколько секунд, когда им удалось взлететь. Единственное, что их объединяло, — это небо. Каждый из них был пленником еще и друг друга, а не только талибов, потому что один знал слабости другого. Это самое страшное — когда ты обнажил себя настолько, что стал сильно уязвим. Кстати, то же самое произошло и с нами, актерами, на съемках в Марокко. Мы ссорились, не разговаривали друг с другом, хотели уйти, да только некуда было. Лично я за весь съемочный период ни разу не вышел из гостиницы — только работал.

— Это ваш принцип — не отвлекаться от роли ни на йоту? Светлана Крючкова рассказывала мне, что весь долгий съемочный период «Ликвидации» с первого и до последнего дня вы были Гоцманом, а не Володей Машковым.

— И Давид Гоцман, и мой герой в «Кандагаре» — не вымышленные персонажи, у них есть прототипы. Да и обе истории для меня правдоподобные. К сожалению, мы очень быстро забываем своих героев, а часто их не любим. Очередное этому подтверждение — отношение к семи членам экипажа, о которых фильм «Кандагар». Когда они вырвались из афганского плена и вернулись на Родину, то цепь несправедливостей и неприятностей не оборвалась, а еще больше усилилась. Только двое из них получили звание Героя России — мой герой и герой Александра Балуева. А их было семеро. Что же касается моего принципа в работе над ролью, то каждый раз передо мной стоит одна задача — справиться с самим собой. Разумеется, я примерял себя и к Гоцману, и к пилоту в «Кандагаре», но практически никогда не получал ответа, как бы поступил я, смог бы оказаться на такой же высоте и, самое главное, остаться человеком. Но в этом незнании главная интрига моей жизни и профессии.

— Не могли бы вы объяснить блондинке, какая же прелесть быть этаким Незнайкой и все время сомневаться, проверять себя, а потом мучиться?

— Природа актера так устроена, что одна мысль о роли сменяется другой — о себе любимом. Или нелюбимом. Каждый персонаж, сыгранный мной в кино или театре, лучше и чище меня — в этом каждый раз я хочу убеждаться и все еще убеждаюсь. Причем необязательно, чтобы герой был положительный. Сыграв целую плеяду не очень хороших людей, я старался быть их адвокатом. Этому меня учил Олег Павлович Табаков. В каждом герое ищу что-то живое, искреннее. При возможности постигаю азы профессии каждого персонажа.

— Не помогали советами режиссеру Андрею Кавуну, с которым работали в «Охоте на пиранью»? За вашими плечами опыт режиссуры как в кино, так и в театре.

— Я относительно режиссер. Занимаюсь только своей профессией. Сам знаю, что глупо и неуместно, когда актер начинает что-то советовать режиссеру.

— В нашем интервью на съемочной площадке фильма «Поезд» вы дали себе такую характеристику: «Я нормальный, но отчасти!» Что стоит за вторым словом — может, попытка к отступлению?

— Не совсем понимаю ваш вопрос. Но если так сказал, то, значит, так оно и есть или было год назад. Кино — такое удивительное пространство, где истина, правда сразу видны (а в противном случае не видны), но их так трудно найти и показать зрителю. Возможно, этой двойственностью и объясняется моя потребность в относительности.

— В обычной жизни цените все настоящее, искреннее и правдивое?

— Конечно, хотелось бы побольше всего искусственного. Шутка. Главное в жизни — сохранять надежду. У нас, съемочной группы фильма «Кандагар», она была, а вот у настоящих участников истории почти не было.

Выбор

Три фильма о военных летчиках

«Чистое небо» (1961)

Драма Григория Чухрая. Летчик Астахов (Евгений Урбанский), вернувшись из плена, вынужден преодолевать недоверие к себе.

 

 

«Эйр Америка» (1990)

В ленте Роджера Споттисвуда Мэл Гибсон играет пилота, который во время вьетнамской войны перевозит оружие.

 

 

«Черная акула» (1993)

Фильм Виталия Лукина об испытаниях нового вертолета в боевых условиях Афганистана. В роли пилота — Герой Советского Союза Валерий Востротин.



Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?