07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИНВЕСТИЦИИ В ОБЪЯТИЯХ ЮСТИЦИИ

Донской Владимир
Опубликовано 01:01 05 Марта 2003г.
Крупнейший в Европе производитель кетчупа российский агропромышленный холдинг "Балтимор" по решению Самаркандского суда потерял в Узбекистане два консервных завода. Так называемые партнеры учрежденного в соседней стране совместного предприятия требуют от российского инвестора заплатить еще 4,5 млн. долларов. Такова, по мнению истцов, цена заброшенных предприятий, на реконструкцию которых "Балтимор" потратил более 2 млн. долларов.

А начиналось сотрудничество с собратьями по бывшему Союзу так успешно и масштабно, что теперь и не верится в происходящее. В марте 1999 года российские инвесторы, успевшие стать лидерами российского рынка, решили приблизить свое производство к местам произрастания свежих овощей и фруктов. Совместно с узбекской "Агрофирмой "Шах" и американской компанией "Бонита Холдингс ЛЛС" (почему-то офшорной) россияне учредили совместное предприятие "Балтимор-Челек", в уставном капитале которого доля "Балтимора" составляла 75 процентов. В качестве своего пая малоизвестный "Шах" и офшорная "Бонита" внесли в общую копилку СП имущество недостроенного консервного завода в Самаркандской области и часть производственной линии. Полное отсутствие инфраструктуры потребовало значительных вложений компанией "Балтимор" в Челеке, аналогичной ситуация была и Галляаральском районе. В короткий срок оба предприятия за деньги российского инвестора были реконструированы и оснащены необходимым оборудованием, способным за сезон выпускать более 5 тысяч тонн готовой продукции. Раскрутка "мертвых" предприятий позволила обеспечить стабильной работой более 1,5 тысячи местных жителей.
Расширение бизнеса привело к увеличению уставного капитала Челекского завода до 1,1 млн. долларов. А поскольку все вложения были сделаны российской стороной, то доля ее участия составила уже 92 процента. Надо заметить, что партнеры совсем не возражали против такого роста и следили за процессом как сторонние наблюдатели.
За время работы в Узбекистане компания "Балтимор" инвестировала огромные средства в экономику страны. В бюджеты различных уровней было перечислено около 1 млн. долларов.
Неприятности для "Балтимора" начались здесь в августе 2002 года: судебные исполнители неожиданно опечатали заводы в Челеке и Галляарал, которые миноритарные партнеры вдруг потребовали им вернуть. Самаркандский суд заблокировал также все счета и наложил арест на продукцию совместных предприятий. Но и этого показалось мало. Истцы, не вложившие в обновленные заводы сколько-нибудь серьезных средств, потребовали выплатить им полученные доходы, дивиденды с прибыли и проценты за неправомерное пользование денежными средствами. При этом бывшие партнеры по бизнесу решили не мелочиться и заломили с российских инвесторов ...18 млн. долларов, правда, в последующем пересчитав, уменьшили эту цифру до 4,5 млн. То, что принято называть "спором хозяйствующих субъектов", на самом деле оказалось настоящим беспределом по-самаркандски. Похоже, что самаркандские коллеги успешно переняли российский опыт передела собственности, пользуясь несовершенством законодательной базы.
Чтобы понять, почему компаньоны россиян, не проявлявшие никакой любви к своей, по сути, бесполезной собственности, вдруг потребовали ее возврата в момент выхода предприятия на минимальную прибыль, следует вспомнить некоторые события, не имеющие никакого отношения к бизнесу.
Банальное выражение "Восток - дело тонкое" россияне, как оказалось, не сразу взяли в толк, даже когда местные власти им стали делать намеки на предмет дележа денег. Нет, никто из местных начальников не требовал мзду для себя лично. Во всяком случае, прямо. А вот во благо страны (ее "спортивных достижений") тогдашнему генеральному директору СП "Балтимор-Самарканд" Николаю Новосельцеву чиновники областного хокимията предложили оказать содействие и внести существенный вклад в строительство стадиона. Ни больше ни меньше. Чего там мелочиться, видимо, решили местные начальники, компания небедная (вон какие захудалые заводы поднимает из руин), так пусть внесет свой вклад в развитие города. Тем более что первый взнос компания по настоятельной просьбе тех же чиновников уже сделала, перечислив деньги на покупку цемента и труб для будущего стадиона. Но аппетит, как водится, приходит во время еды. Настала очередь расширить масштаб благотворительной деятельности на узбекской земле. Когда же топ-менеджер "Балтимора" заявил, что предприятие еще не вышло на получение прибыли, и у него нет "лишних" миллионов долларов, в ответ получил многозначительное: "Напрасно вы так..."
Угроза не заставила долго ждать своей реализации. Областные "гаишники" неожиданно для россиян стали заворачивать автотранспорт с томатами, идущий в адрес СП на другие перерабатывающие предприятия. Попытка выяснить природу происходящих событий не увенчалась успехом. Пришлось инвесторам побегать по чиновничьим кабинетам.
В ранее вышедшей статье в газете "Правда Востока" приведены подробности того, как "Балтимору" предлагалось поставить в Самарканд дефицитные ядохимикаты для обработки хлопковых плантаций, которые производит единственное в СНГ российское предприятие. За свой, разумеется, счет. А гербициды на поверку оказались совсем не дешевыми и потянули более чем 200 тысяч долларов. Это не считая оплаты спецрейса самолета с исторической родины инвесторов. В компании посчитали, что потакание подобным поборам ни к чему доброму не приведет и только распалит аппетит местной власти. В общем, отказались заниматься филантропией.
Не учли-таки местную специфику взаимоотношений. Сразу за отказом последовал вызов в суд, где инвесторам предъявили исковое заявление о передаче консервных заводов миноритарным участникам предприятия, о взыскании убытков с наложением арестов на расчетные счета, готовую продукцию, в том числе двух других предприятий холдинга, к которым материальные требования не предъявлялись.
А дальше закрутилась неторопливая судебная машина, жернова которой сломали с трудом налаженный бизнес. Когда юристы "Балтимора" стали разбираться с существом претензий, выяснились довольно любопытные вещи. Оказалось, что истцы с самого начала нарушили законы Узбекистана и "забыли" уплатить даже госпошлину. А может, и не запамятовали вовсе, а потому, что просто денег не оказалось.
А так называемый американский партнер с офшорной родословной "Бонита Холдингс ЛЛС" вообще указал совсем иной юридический адрес, нежели действовавший на момент учреждения СП. Доверенность адвоката этой фирмы и вовсе оказалась недействительной, так как не прошла легализацию в консульском отделе посольства Узбекистана в США. По законам соседней страны представленная в суд бумага не имеет никакой юридической силы. А посему и на основании статьи 88 Хозяйственно-процессуального кодекса представленный иск вообще не должен был рассматриваться. Но это, если иметь в виду законы Узбекистана, а не законы Самарканда.
Как еще иначе расценить действия самого директора фирмы "Шах", который "вдруг" вспоминает, что не ставил своей подписи под актом приема-передачи челекского завода в совместное предприятие. А когда ответчик поймал бывшего коллегу на лукавстве, тот вдруг заявил, что расписался на чистом листе бумаги. Подобный шаг бизнесмена иначе как безумием не назовешь. Однако в самаркандском суде, вероятно, верят на слово, если это слово человека, которому они по неизвестным причинам предпочитают верить.
Ладно бы суд проигнорировал только права инвесторов, так он еще умудрился признать недействительными регистрации двух предприятий, осуществленные в 2000 и 2002 гг., и аннулировал регистрацию этих предприятий. Между тем законодательством Республики Узбекистан процедура аннулирования регистрации юридических лиц не предусмотрена. Трудно поверить, что любой мало-мальски практикующий юрист не знаком с законодательством собственной страны.
Последующие события, к сожалению, лишь подтверждают правоту поговорки, когда "закон, что дышло...". Иначе как еще расценить, что апелляционная жалоба в хозяйственном суде Самарканда была оставлена без удовлетворения, а решение суда первой инстанции - в силе. Теперь российским инвесторам остается уповать на объективность Высшего хозяйственного суда Узбекистана, куда они подали кассационную жалобу.
Надежда, конечно, умирает последней, и в "Балтиморе" верят, что в Ташкенте действуют законы Республики Узбекистан и что столичные судьи смогут отстоять доброе имя и собственность компании. Будем с интересом следить за развитием ситуации, разделяя надежду "Балтимора" на благополучный исход.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников