Перспективный кластер для Арктики

Фото: globallookpress.com

Глава «Роснефти» представил президенту России амбициозный проект


«Роснефть» анонсировала новый масштабный проект по добыче углеводородов — на базе ряда месторождений компания планирует создать арктический кластер, который позволит загрузить мощности Северного морского пути. Об этом на состоявшейся в Кремле встрече глава нефтегазовой компании Игорь Сечин рассказал президенту РФ Владимиру Путину. По словам Сечина, создание кластера позволит обеспечить выполнение майского указа президента о перевозке 80 млн тонн грузов по Севморпути к 2024 году.

«В настоящее время мы рассматриваем возможность создания арктического кластера, который в полном объеме будет работать на обеспечение этой задачи — достижения до 2024 года 80 млн тонн грузопотока по Северному морскому пути, — рассказал Игорь Сечин. — Это будет сделано на основе собственных и перспективных проектов в Арктическом регионе, которые могут включить в себя Ванкорский кластер, в том числе «Ванкор», «Сузун», «Тагул», Лодочное месторождение, ряд геологоразведочных проектов Южного Таймыра. Например, у нас там есть совместный проект с BP — «Ермак» и перспективный Западно-Иркинский участок».

На следующем этапе, по словам главы «Роснефти», при подтверждении ресурсной базы в создаваемый кластер могут войти также и активы Восточного Таймыра, расположенные в районе Хатанги: «Первоначальные геологоразведочные работы мы провели, открыли месторождение около 80 млн тонн, но основной ресурс там расположен на суше. Мы продолжаем работу в этом регионе».

«Арктический кластер может обеспечить добычу нефти уже к 2024 году. К 2024 году — первая фаза, с ростом до 100 млн тонн к 2030-му», — подчеркнул Игорь Сечин. А это без малого 20% от общего объема всей нефти, добываемой сегодня в России.

Эти ресурсы станут не только основой развития уникального российского транспортного коридора — Северного морского пути, но и центром привлечения стратегических инвесторов в российскую экономику. К арктическому проекту уже проявили интерес крупнейшие западные инвесторы и ведущие компании из Юго-Восточной Азии, рассказал Игорь Сечин. Такие партнерства «создадут условия для ускоренной мобилизации ресурсов, а также комплексного развития смежных отраслей», отметил глава «Роснефти».

По словам старшего аналитика «БКС Капитал» Сергея Суверова, решение создать арктический кластер расширит ресурсную базу компании. «Добыча к 2030 году может составить 100 млн тонн, это внушительная цифра, и понятно, что акционеры вправе рассчитывать благодаря этому проекту на рост капитализации компании примерно на 15-20%», — отметил эксперт.

«Последние четыре года Россия активно занимается развитием Арктического региона, — подчеркивает Рустам Танкаев, ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России. — Он у нас был, как известно, заброшен. Но время прошло, и у нас сейчас появилась по крайней мере политическая и экономическая воля для освоения Арктического региона. Перспектив там очень много. Я это могу утверждать, поскольку как геолог анализировал ресурсный потенциал по углеводородному сырью всей Земли. Оказалось, что если свести воедино все имеющиеся материалы, то именно на этом кусочке — север Ямало-Ненецкого округа и северо-запад Красноярского края плюс прилегающий шельф — сконцентрировано где-то более 60% всех перспективных ресурсов нефти и газа на планете Земля».

Опыт интеграции

«Роснефть» первой среди нефтяных компаний опробовала на своих проектах новый подход к освоению месторождений так называемым кластерным методом. Это позволило компании добиться значительной экономии при разработке месторождений. Экономический эффект эксперты оценивают в десятки миллиардов рублей.

Первым опытом подобной интеграции стало создание Ванкорского кластера в Красноярском крае. Благодаря синергии по использованию транспортной и производственной инфраструктуры, созданной «Роснефтью» на Ванкоре, в 2016 году запущено в эксплуатацию Сузунское месторождение, затем введены в опытно-промышленную разработку Лодочное и Тагульское месторождения, которые стояли фактически законсервированными с 1994 года. Их последовательная разработка обеспечивает верхнюю планку среднесуточной добычи, на которую вышли в 2018 году, — 59,6 тысячи тонн (на 95% выше аналогичного показателя 2010 года).

«Создание кластера на Ванкоре дало «Роснефти» существенную экономию», — говорит Алексей Громов, руководитель энергетического департамента Института энергетики и финансов. Он поясняет, что освоение каждого месторождения по отдельности потребовало бы создания для него собственной инфраструктуры и управленческой структуры, а так была организована единая система функционирования и управления целой группы месторождений, что позволяло их последовательно вовлекать в эксплуатацию и координировать их работу«.

По словам экспертов, объединение всех этих участков в единый добычной кластер позволило компании создать крупнейший новый нефтяной проект в постсоветской России — новую нефтедобычную провинцию в Восточной Сибири.

Кластерную модель развития нефтяная компания теперь использует и в своих других проектах. В ноябре 2017 года «Роснефть» ввела в эксплуатацию новый нефтегазодобывающий кластер в Западной Сибири — Эргинский. Эффект не заставил себя ждать: менее чем за год с момента запуска на месторождениях Эргинского кластера добыт первый миллион тонн нефти.

Благодаря синергетическому эффекту компания смогла увеличить добычу углеводородов в 2018 году на 2,1% — до 286 млн тонн нефтяного эквивалента. При этом «Роснефть» удерживает лидерство по себестоимости добычи. Операционные расходы составляют порядка 3,1 доллара на баррель, что является одним из лучших результатов в мире среди публичных компаний. Теперь этот эффективный и зарекомендовавший себя подход будет использован и при освоении Арктики.

Севморпуть диверсификации

Ожидается, что синергия Ванкорского проекта может быть расширена, в том числе за счет логистики — через экспорт нефти по Севморпути. По словам аналитика Алексея Громова, такой маршрут поставок технически и технологически возможен. «Главное — это вопрос экономической эффективности», — говорит эксперт. Он отметил, что в целом для «Роснефти» диверсификация путей вывоза нефти с Ванкора выглядит привлекательно. Громов напомнил, что в 2009 году, когда только началась эксплуатация Ванкорского месторождения, для транспортировки добытой там нефти «Роснефть» построила 556-километровый трубопровод Ванкор — Пурпе диаметром 820 мм, связавший месторождение с магистральным нефтепроводом Пурпе — Самотлор (принадлежит «Транснефти»), который, в свою очередь, является участком магистрального нефтепровода Заполярье — Пурпе — Самотлор и предназначен для транспортировки сырья с месторождений на севере Красноярского края и ЯНАО на нефтеперерабатывающие заводы России и на мировые рынки.

В свою очередь, заместитель директора Института национальной энергетики Александр Фролов напомнил, что развитие Севморпути — стратегический проект для России, способный превратить нашу страну в основную транспортную артерию между Европой и Азией. Сейчас эту роль исполняет Суэцкий канал. Однако по сравнению с ним СМП обладает рядом преимуществ, существенно повышающих экономическую целесообразность грузоперевозок по этому маршруту. В частности, он в два раза короче, что пропорционально снижает расходы на транспортировку грузов (на топливо, на оплату персонала и фрахты судов). Еще одним преимуществом является отсутствие очереди и платы за проход, как это заведено в Суэце, отмечает Фролов.

Стимулы для инвесторов

Однако эффективное освоение Арктической зоны России, по мнению Игоря Сечина, требует поддержки. «Для запуска проектов исключительную важность имеет создание привлекательных для инвестиций условий. Это прежде всего касается налоговых, регуляторных условий, обеспечения гарантированной стабильности этих проектов на весь период их жизнедеятельности. Принимая решение, мы должны быть уверены, что на весь период жизни до 30, а порой и до 50 лет не будут меняться основные правила игры. И это будет условием привлечения дополнительных инвесторов, особенно внешних инвесторов», — сказал глава компании.

О необходимости господдержки для эффективного развития Арктики не раз говорил и президент Владимир Путин.

«Роль государства в Арктике должна быть системной. С четким пониманием, что без государства, только за счет частных инвестиций, освоить Арктику невозможно. Слишком сложные условия, фактически полное отсутствие инфраструктуры, трудности с трудовыми ресурсами и еще очень и очень много проблем», — говорил ранее вице-премьер, полномочный представитель президента России в ДФО Юрий Трутнев.

Кстати, «Роснефть» уже не так давно получала от государства адресные инвестиционные стимулы. В 2017 году компания получила от государства льготы на развитие Самотлора в размере 350 млрд рублей. В обмен «Роснефть» взяла на себя «расширенные инвестиционные обязательства в части долгосрочного увеличения объемов добычи, создания новых рабочих мест, роста доходной базы государства и развития региональной инфраструктуры». Результат не заставил себя ждать и превзошел самые смелые предположения: в 2018 году впервые за долгие годы падение добычи на Самотлоре удалось фактически остановить.

В свою очередь, Рустам Танкаев заметил, что в арктических проектах эффективнее удается работать государственным, а не частным компаниям. «Нужно, чтобы там работали государственные компании. Потому что государство со своими компаниями может разделить риски. Показательный пример — Самотлорское месторождение. Для освоения Самотлора заключено инвестиционное соглашение между государством и «Роснефтью», которое подразумевает не только льготы для компании. Да, на период бурения скважин на Самотлоре неф-тяная компания получает налоговые льготы, но и сама вкладывает гигантские деньги в строительство. После того как строительство будет закончено, уплотнена сетка скважин и пойдет дополнительная нефть, полученные доходы будут делиться пропорционально сделанным вложениям между «Роснефтью» и государством. Что-то похожее должно быть реализовано и в Арктике», — считает эксперт.

Заказы для «Звезды»

Президент России Владимир Путин и глава «Роснефти» Игорь Сечин обсудили и перспективы реализации проектов в области судостроения, в частности судостроительного комплекса «Звезда». Игорь Сечин сообщил, что на предприятии идет подготовка к строительству головного ледокола нового поколения «Лидер». Всего же портфель заказов «Роснефти» на «Звезде» составляет 25 судов, на постройку которых заключены обязывающие контракты.

«Портфель заказов «Роснефти» на «Звезде» сейчас составляет 25 судов, на строительство которых заключены обязывающие судостроительные контракты, — отметил Сечин. — Мы сейчас заложили сами, «Роснефть», 25 судов, в том числе четыре судна снабжения усиленного ледового класса, 10 судов «Афрамакс» на газомоторном топливе для обеспечения вывоза сырья по Северному морскому пути. Начали строительство 10 танкеров-челноков дедвейтом 110 тысяч тонн нового проекта. Суммарный дедвейт заказанных «Роснефтью» судов — более 2 млн тонн, и большая часть предназначена для работы в Арктике».

Но чтобы верфь работала устойчиво и с прибылью, необходимо порядка 160 заказов, и сама «Роснефть» явно не обеспечит такое их количество. Есть определенная надежда на «Новатэк», но, по словам Игоря Сечина, «пока «Новатэк» пошел только на заключение контрактов на резервирование мощностей для будущего строительства. Идет обсуждение финансовых условий».

Суперсовременная верфь «Звезда» создается на базе Дальневосточного центра судостроения и судоремонта (ДЦСС) консорциумом, в который входят «Роснефтегаз», «Роснефть» и Газпромбанк. Продуктовую линейку «Звезды» составят суда водоизмещением до 350 тысяч тонн, элементы морских платформ, суда ледового класса, коммерческие суда для транспортировки грузов, специальные суда и другие виды морской техники любой сложности, характеристик и назначений, в том числе техника, которая ранее в России не выпускалась в связи с отсутствием необходимых спусковых и гидротехнических сооружений. Пилотную загрузку комплексу обеспечивает компания «Роснефть», которая заключила с ДЦСС эксклюзивное соглашение о размещении всех заказов на строительство новой морской техники и судов на его мощностях.

Игорь Сечин доложил Владимиру Путину, что сейчас на верфи задействованы более 2 тысяч человек. Когда она выйдет на полную мощность, здесь будут работать больше 10 тысяч человек. И поэтому «Роснефть» решает жилищный вопрос: до 2023 года ей предстоит ввести более 5 тысяч квартир. В этом году 1,4 тысячи будет введено в эксплуатацию. «Все сотрудники будут обеспечены жильем», — подчеркнул глава «Роснефти».

При этом он отметил, что компания работает «по всем направлениям» в части привлечения высококлассных специалистов. В частности, с вице-премьером Татьяной Голиковой достигнута договоренность об организации профессионально-технических заведений для подготовки квалифицированных рабочих, в первую очередь — сварщиков.

Например, сейчас строится завод, где будут производить винторулевые колонки. А для этого нужны люди высокой квалификации.

«Роснефти» отведена роль экономического драйвера, локомотива развития СМП, считает Рустам Танкаев. «Компания не только обладает мощной ресурсной базой в Арктической зоне и мощной производственной базой — судостроительной верфью, но также активно применяет при освоении северных месторождений современные информационные технологии, которые позволяют ей существенно снижать операционные затраты», — отметил эксперт.

Глава «Роснефти» пообещал президенту доложить о реализации проектов, от которых зависит дальнейшее развитие верфи, в ходе Восточного экономического форума, который пройдет 4-6 сентября 2019 года во Владивостоке.

Александр Лукашенко считает, что без США войну в Донбассе не остановить. Ваше мнение по этому поводу.