«Кинотавр-2013». Утоление «Жажды»

Церемония открытия XXIV Открытого Российского кинофестиваля «Кинотавр» в Сочи. Фото: Михаил Мокрушин, РИА Новости
Леонид Павлючик, обозреватель «Труда», Сочи
18:12 05 Июня 2013г.
Опубликовано 18:12 05 Июня 2013г.

Фильм Дмитрия Тюрина о незалечимом следе чеченской войны стал одной из сенсаций смотра


После ливней и холодов в Сочи опять вернулось лето. После не слишком удачного старта с показом внеконкурсного фильма Станислава Говорухина «Weekend», который вызвал преимущественно критические оценки, чередой пошли хорошие фильмы. Похоже, отборщикам «Кинотавра» в этот раз удалось сформировать самую сильную программу за многие последние годы.

Впереди еще много потенциальных хитов. Среди них, например,  новые работы Александра Велединского («Географ глобус пропил» по прозе Александра Иванова), Юрия Быкова (фильм «Майор», наделавший шума в Канне), Алексея Федорченко и Бахтиера Худойназарова (их картины «Небесные жены луговых мари» и «В ожидании моря» были показаны в конкурсе Римского кинофестиваля), Андрея Стемпковского (его «Разносчик» прогремел в Роттердаме)… Но уже самые первые дни работы «Кинотавра» преподнесли несколько никем не ожидаемых сенсаций.

Пожалуй, самая громкая из них -- фильм «Жажда» в постановке Дмитрия Тюрина. Горный инженер по образованию, успевший поработать на нефтяных промыслах  Западной Сибири, Тюрин не только обнаружил в себе неукротимую жажду творчества, которая в итоге привела его в режиссерскую профессию, но и продемонстрировал в первой экранной работе незаемное знание жизни -- и ее светлых, счастливых страниц, и ее горькой изнаночной стороны. В этом ему, правда, сильно помог одноименный роман замечательного писателя Андрея Геласимова. Последний сам написал сценарий, что с первых кадров и произнесенных реплик придает фильму особую выразительность диалогов, плотность повествования, яркость и крупность тщательно выписанных (каждый наособицу) характеров.

«Жажда» рассказывает о трех друзьях, прошедших чеченскую войну. Этот общий опыт сближает их, но наступившее новое время – с деланием бабла и карьеры, блеском магазинного изобилия, доступностью легких удовольствий и развлечений -- постепенно разводит их. Один из друзей -- с навсегда обезображенным, обожженным в танке лицом, которое он привычно прячет под капюшоном. Но от всего мира не спрячешься, и ему надо хоть изредка выбираться в магазин, восстанавливать взаимоотношения с отцом и его новой семьей, ладить с соседями и прохожими на улицах города. Наконец, надо, да и просто ужасно хочется общаться с молодыми девушками, в глазах которых в ответ мелькает то ужас, то брезгливость, то отвращение, то бестактная жалость, которая хуже презрения. И в этих немилосердных обстоятельствах главному герою (его роль пронзительно играет Михаил Грубов) приходится заново учиться жить. Надеяться, любить, верить. И наперекор себе, наперекор судьбе, наперекор снящейся войне обретать былую волю и жажду жизни.

«Мне казались самыми важными в этой истории проблемы коммуникаций, взаимодействия  с миром, поиск гармонии и света, а война – это только предлагаемое обстоятельство, -- говорит Дмитрий Тюрин. – Но на монтаже оказалось, что все не так: война непостижимым образом проявилась практически в каждой сцене – даже там, где про нее вообще не было речи. Это такой цемент, без которого все бы рассыпалось».

Сцементированная плотно и честно, картина Дмитрия Тюрина по ходу просмотра вызывает в памяти, ни много ни мало, «Фиесту» Хемингуэя, «Три товарища» Ремарка, «Белорусский вокзал» Вадима Трунина и Андрея Смирнова. Опыт этих книг и фильмов пригодился творческой группе, чтобы взволнованно, искренне, порой до кома в горле, поведать о своем поколении, обожженном совсем не знаменитой и все еще тлеющей в нашем обществе чеченской войной. Я совсем не о том, что роман и фильм «Жажда» со временем займут такое же место в истории искусства, как эти высокие образцы. Речь не о том, но все же, все же, все же…



Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?