Все равны, но некоторые равнее

Тот самый Агибалов, что проснулся на этой неделе знаменитым. Фото из открытых источников
Александр Киденис
Опубликовано 00:08 05 Октября 2018г.

Чем мать-одиночка Ольга Журавлева отличается от вице-губернатора Агибалова


В Саратове осудили на 120 часов обязательных работ мать-одиночку Ольгу Журавлеву — за незаконное получение пособия по безработице. У осужденной две несовершеннолетние дочери, одна больна эпилепсией. В приличном обществе для таких устраивают благотворительные вечера с пожертвованиями. У нас Ольгу настигла суровая рука правосудия.

Итак, мать не имела работы, жили на пособие от Центра занятости населения в 4900 рублей. Причем Журавлева была законопослушной безработной: когда наконец-то устроилась на кирпичный завод, принесла в Центр копию приказа. Ее должны были тут же снять с учета, но почему-то предложили получить деньги за прошлый месяц. Она получила и... В прошлом месяце Журавлева несколько раз помыла пол в соседней пиццерии, за что «девочки отблагодарили деньгами и пищевыми отходами». На чем Ольгу и поймал полицейский: если безработная подрабатывает — это не по закону. Она написала объяснительную: виновата, больше не буду. Бумага легла в казенную папку «Дело №...».

Сначала ей вменили ущерб на 4900 рублей. Позже дознаватель пересчитал ущерб до 7040 рублей 65 копеек, и административный проступок вырос до уголовной статьи. Суд признал Ольгу преступницей и отправил на общественно полезные работы — естественно, бесплатные. Но не объясняя, как и чем кормить детей.

Тем временем в соседней Воронежской области заступивший на пост губернатор Александр Гусев на первой же пресс-конференции заявил: «Наша задача — сделать все, чтобы в регионе выросла зарплата». И обогатил своего первого зама Юрия Агибалова — уволил в связи с выходом на пенсию с единовременным денежным вознаграждением в размере 23 должностных окладов — 223892 рубля «чистыми»! А также с дополнительной выплатой в размере 75% от среднего ежемесячного заработка — более 120 тысяч рублей. И через день Гусев снова принял на работу Агибалова на ту же должность с тем же заработком плюс надбавки и премии.

Учтем: Воронежская область много лет живет на федеральные дотации. А еще воспоминаниями о том, как куб здешнего чернозема выставлялся на Всемирной парижской выставке 1889 года, увенчанный словами великого почвоведа Докучаева: «Чернозем для России дороже всякой нефти, всякого каменного угля, дороже золотых и железных руд; в нем — вековечное неистощимое русское богатство!»

Однако область с таким богатством перебивается с хлеба на квас: совокупный долг региона превысил 27 млрд рублей. Среднемесячный заработок в регионе меньше 29 тысяч, лишь у областных чиновников он 43,2 тысячи. Про нынешний «пенсионный бонус» господина Агибалова воронежцы говорят без обиняков: натуральное жульничество. Но губернатор Гусев уверен: «Все сделано на 100% по закону». То же самое утверждают в Саратовской области чиновники, отправившие на скамью подсудимых мать-одиночку Ольгу Журавлеву. Получается, для разных россиян существуют разные законы?

А вот еще лыко в строку. На прошлой неделе правительство Дмитрия Медведева заложило в бюджет на 2019-2021 годы повышение зарплат «отдельных категорий работников бюджетной сферы, на которых распространяется действие указов президента РФ от 7 мая 2012 года» (учителя, работники культуры, соцработники, медсестры и прочие). В будущем году им прибавят 6%, потом 5,4% и на третий год — 6,6%. За бюджетников можно бы порадоваться, но...

Весной были обнародованы декларации депутатов и чиновников за 2017 год. Средний доход членов СФ составил 44 млн. Рост в сравнении с 2016-м — 47%. У правительственных чиновников — 144 млн, рост на 128,5%. В Кремле рост средней зарплаты скромней, 25,4%, но и это вчетверо больше, чем обещано российским бюджетникам на три года вперед.

Нам который год обещают беспощадную борьбу с бедностью. На бумаге она идет полным ходом. Но вчитаемся в цифры.

Вот отрывки из переписки.

Анастасия: «В женской консультации мне дали лист сопровождения беременной женщины, находящейся в трудной ситуации, в котором указано, что наш прожиточный минимум ниже среднего. Имею ли я право на какие-то единовременные выплаты или пособия?»

Ответ: «С 1 февраля размер выплаты проиндексирован и составляет 628,47 рубля».

Эльвира из Перми: «Нахожусь в отпуске по уходу за ребенком с 1,5 года, получаю от государства 57 рублей. Реально ли получить дополнительную поддержку?»

Ответ: «Вы сможете получать пособие — 161,65 рубля».

Елена, Иркутская область: «Ребенок под опекой, первый, семья малоимущая. Получаем только опекунские 6000 — и все».

Ответ: «В случае усыновления ребенка вы будете получать ежемесячное пособие до 18 лет в размере 4000 рублей и как малоимущая семья 312 рублей ежемесячно».

Как не закружилась голова от таких цифр?

Сравним Россию с Германией, где тоже не все благоденствуют. Там 5,6 млн человек в возрасте старше 55 лет находятся под угрозой бедности и социальной изоляции (в 2006 году таковых было 4,5 млн, рост почти на 25%). Так вот, в Германии нет грошовых подачек на то или это. Государство выплачивает прожиточный минимум (в среднем 700 евро) каждому немцу, впавшему в нищету. А безработная семья с двумя несовершеннолетними детьми получает не только больше тысячи евро в виде пособия, но и квартиру в пользование, бесплатные коммунальные услуги, поездки для школьников и другие льготы.

В России такая помощь малоимущим даже не обсуждается.

«Зато вокруг государственной социальной поддержки крутится огромное число людей, которым помощь в виде бесплатных квартир, дач, машин, путевок в санатории не должна была бы оказываться», — говорит руководитель Центра экономической политики и бизнеса, доктор экономических наук Елена Румянцева.




Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?