Подкоп под Чайковского

Здесь был Петр Ильич Чайковский. Фото: Архнадзор

Москва опять вместо сохранения исторического памятника выбирает строительство парковки


Москва может лишиться ценного исторического памятника. В первый день весны началась разборка дома с почти трехсотлетней историей, где звучали голос и музыка великого композитора. Здесь Петр Ильич Чайковский бывал у своего друга, музыкального критика Кашкина.

Владение с нынешним адресом Остоженка, 4 известно с 1717 года. Принадлежало оно Андрею Леонтьевичу Римскому-Корсакову, придворному стольнику и строителю надвратной церкви соседнего Зачатьевского монастыря, где возникла фамильная усыпальница знаменитого рода, давшего России многих славных воинов, а музыкальному миру — великого композитора Николая Римского-Корсакова, автора «Снегурочки», «Садко» и еще 13 опер. Каменный двухэтажный дом показан уже на плане 1740-х годов, но его фрагменты могут относиться и к более раннему времени. Возможно, тому, к которому относятся находящиеся рядом Красные и Белые палаты, раскрытые реставраторами в 1970-е. Во всяком случае части белокаменной кладки видны с торца. Внутри сохранилась лепнина потолков и печи.

Несмотря на такое количество поводов, экспертный совет Мосгорнаследия в 2008 году отказал дому в статусе памятника. Как считают в общественном движении «Архнадзор», из-за наличия у города инвестконтракта с НИИ социальных систем при МГУ им. М.В. Ломоносова на строительство многофункционального комплекса во владениях 4 и 6 по Остоженке. Правда, в 2010-м контракт скорректировали, и градостроительный план от 2015 года допустил для дома 4 «реконструкцию в рамках регенерации» с сохранением габаритов и фасада «методом реставрации», а прилегающую территорию оставлял незастроенной. Последнее важно, поскольку неоднократно выдвигались проекты строительства во дворе подземной парковки.

В реальности расселенный дом несколько лет пустовал и ветшал. Три года назад «Архнадзор» в открытом письме задал вопрос застройщику, председателю совета директоров компании «Стройтэкс» Владимиру Семенихину о намерениях относительно исторического здания. Бизнесмен (известный и как меценат, президент благотворительного фонда «Екатерина») заверил, что планов сноса палат нет. Но в декабре 2019-го начался демонтаж, с дома сняли кровлю. А 1-2 марта приступили к разборке фасада, разрушив правое (восточное) крыло на высоту второго этажа. Это, как считают в «Архнадзоре», связано с возвратом застройщика к идее подземной парковки.

Да, нынешний вид крайне обветшавшего двухэтажного строения с рядовым фасадом XIX века малопривлекателен. Но ведь примерно так же выглядели в начале 1970-х и те самые палаты, Красные и Белые, что сегодня украшают начало Остоженки и Пречистенки в месте их выхода на Кропоткинскую площадь. Какой великолепный архитектурный комплекс мог бы здесь появиться с реставрацией дома 4! Ей-богу, он не испортил бы вид места, которое называют «золотой милей Москвы» — наоборот, повысил бы его престижность.

Но есть у здания и еще одно достоинство. Во второй половине XIX — начале ХХ века в нем жил известный музыкальный критик, профессор консерватории Николай Кашкин. А в двух шагах, в Троицком, ныне Померанцевом переулке в 1889 году квартировал его друг, композитор Чайковский. У Петра Ильича были в Москве симфонические концерты, 18 сентября он дирижировал в Большом театре своим «Евгением Онегиным». И поселился близ Остоженки, поближе к дому друга. В своих воспоминаниях Николай Дмитриевич не без юмора пишет, что Чайковский, тогда уже абсолютная знаменитость, желая оградиться от праздного любопытства, повесил на двери медную табличку: «Дома нет. Просят не звонить», но тем только усугубил свою участь: «Всякий мимоидущий школьник, прочитав этот аншлаг, считал, конечно, непременной обязанностью позвонить посильнее и скрыться».

К сожалению, тот флигель утрачен. Но кашкинский дом, в котором Петр Ильич бывал у своего друга, существует. Отчего не организовать тут мемориальный уголок, а может, и музей оперы «Евгений Онегин», ради которой Петр Ильич приехал в Первопрестольную? Да и Римского-Корсакова с его гениальными операми вспомнить. Подумайте, соседи из Центра оперного пения Галины Вишневской. Или вы, ректор консерватории Александр Соколов, на Остоженке живущий. Неужели и вам подземная парковка милее?



Житель Приморья с тремя детьми ради спасения от коронавируса ушел жить в лес. А вы на что готовы, чтобы уберечься от заразы?