Им редко приходится спускаться с небес

Фото предоставлены авиакомпанией Smartavia.

Стюардесса Анастасия Малыгина рассказывает о своей профессии


Профессия стюардессы чуть младше гражданской авиации — историки ведут отсчет с 1930 года, когда американка, мечтавшая стать пилотом, впервые поднялась на борт пассажирского самолета в качестве бортпроводника. С тех пор авиация шагнула далеко вперед и вверх, но профессия эта по-прежнему неразлучна с романтикой. О ее тонкостях рассказывает стюардесса архангельской авиакомпании Smartavia Анастасия МАЛЫГИНА.

Вопрос, кем быть, для нее решился чуть ли не при рождении. Отец больше 30 лет назад сел за штурвал Ан-2, сейчас он командир Boeing 737 в Smartavia, а мама трудилась в метеослужбе аэропорта Васьково. Все семейные разговоры крутились вокруг авиации. Сразу по окончании Поморского государственного университета в Архангельске Настя подала документы в местную авиакомпанию. Факультет иностранных языков помог в трудоустройстве.

— Настя, а что вообще требуется, чтобы стать стюардессой?

— Кроме горячего желания нужны безупречное здоровье, образование не ниже среднего, возраст от 20 лет и рост от 160 см, одежда не более 48-го размера. А еще хорошее настроение и улыбка, даже если на душе кошки скребут. И с этим уже можно отправляться на собеседование. Помню, я перед ним страшно волновалась. Что не помешало по пути на собеседование познакомиться с парнем. И все сложилось замечательно: я уже 10 лет летаю стюардессой, а тот молодой человек стал моим мужем.

— Удача! А то ведь, как шутят стюардессы, «мы ходим за ручку только со своим рабочим чемоданом»... Ваша профессия трудна для личной жизни?

— Любая работа требует самоотречения, если делать ее на совесть. Но давайте считать плюсы, а не минусы. Летом мы загружены до предела, зато зимой дома куда чаще, чем люди земных профессий. Плюс возможность путешествовать, общение, языковая практика, отсутствие рутины, стабильная зарплата в надежной компании... По меркам нашего северного региона, не избалованного предложениями рабочих мест и высокими доходами, это существенные аргументы.

— А как муж относится к вашим отлучкам?

— Он меня всегда поддерживает — как и я его. Кстати, у него и бабушка была стюардессой — первой в Архангельске! Так что это семейная история. Подсказка судьбы...

— Американские или немецкие стюардессы летают до 60 лет, а некоторые и дольше, но в нашем менталитете это работа для молодежи. А что дальше?

— По крайней мере в ближайшие 10 лет я не планирую менять профессию и образ жизни. Когда-нибудь, возможно, буду работать переводчиком или преподавателем. Время покажет.

— Каких пассажиров вы любите, а каких терпеть не можете, хотя по инструкции обязаны улыбаться всем?

— «Терпеть не можем» — не наш лексикон. Это мы должны подстроиться под пассажира, а не наоборот. Приятно, когда люди здороваются и прощаются, обращаются по имени, а не безличным «девушка». Когда серьезно относятся к правилам и нашим просьбам. Это идеальный образ. Уверена, что стюардессы всего мира хотели бы узнать, что заставляет пассажиров сразу после посадки отстегивать ремни, вскакивать со своих мест и доставать с полок одежду и сумки, рискуя упасть во время руления самолета или непредвиденного торможения. Но мы никогда не устанем к этому призывать, так что терпите.

— Вы неоднократный призер профессиональных конкурсов. Что для вас значат эти победы?

— Сами конкурсы — фееричны! Мы их любим за творческий дух и интересные задания. Например, нужно вообразить себя экипажем мексиканской авиакомпании перед взлетом. И тогда мы надеваем сомбреро, берем гитару и на испанском поем про аварийные выходы и спасательные жилеты... Но если подходить серьезно, каждый конкурс, участие в отраслевых форумах — все это повод освоить новые знания, познакомиться с интересными идеями, пообщаться с зарубежными коллегами.

— В «Инстаграме» все стюардессы поголовно излучают беспечность и оптимизм. Обязательный набор — фото в салоне, в кабине, на трапе и у турбины двигателя. Как вы относитесь к таким фотосессиям?

— Прекрасно отношусь, лучше, чем к свидетельствам аварийных посадок. Я храню такие праздничные фото для своих будущих детей и внуков. В моем детстве образ пилота ассоциировался с моим папой, Михаилом Алдохиным, исполнительным, ответственным, талантливым человеком с отличным чувством юмора. На него я и сейчас хочу быть похожей. Бережное отношение к традициям приведет в авиацию следующее поколение нашей семьи. А насчет фото в двигателе обещаю подумать. Идея неплохая, и времени достаточно для ее воплощения.

 



Что лучше: провести парад Победы без зрителей, как в Волгограде, или отменить его, как в Якутске?