Зеленцова приобщила к бегу Алсу и сотни малышей

Георгий Настенко
18:01 06 Июня 2010г.
Опубликовано 18:01 06 Июня 2010г.
В подмосковном городе Лотошино многократная рекордсменка мира и чемпионка Европы Татьяна Зеленцова провела соревнования на призы своего имени

У многочисленных (для городка с населением 5 тысяч) зрителей на трибунах создалось впечатление, что практически все местное детское население приняло в нем участие. Причем, в разных забегах выступали сначала дошкольники, потом школьники, а также родители тех и других. Перечисление имен победителей и призеров соревнований в различных видах программы заняло бы несколько страниц текста. Впрочем, памятные подарки получили абсолютно все юные участники соревнований. А главная цель, которую ставила Зеленцова и другие организаторы соревнований — чтобы дети Лотошинского района приобщились к спорту. Впрочем, здесь их к спорту приобщают круглый год: столь маленький городок имеет большой универсальный дворец спорта, где можно заниматься баскетболом, гандболом, волейболом, мини-футболом, и здесь же, под одной крышей — плавательный бассейн с шестью дорожками. В перечете на душу населения Лотошино — самый «базообеспеченный» спортивный город России!

Татьяна Зеленцова — уроженка Новороссийска, в расцвете своей спортивной карьере проживала в Москве, потом много лет провела в США. Почему же она выбрала сейчас для места проведения своего турнира удаленный уголок Подмосковья?

— У меня большое уважение и даже восхищение вызывает энтузиазм местного руководства. Глава администрации Анатолий Лютенко делает все возможное для того, чтобы дети приобщились к спорту. На одном из заседаний местного дискуссионного клуба пригласили мою дочь Олю, и она прониклась их энтузиазмом. Потом Оля привезла меня. Теперь я сюда приезжаю довольно часто. Строим на будущее большие спортивные планы.

Среди зрителей внимательно следили за спортивными соревнованиями певица Алсу, телеведущая Оксана Пушкина, вице-президент всероссийской федерации легкой атлетики Михаил Бутов.

— Я познакомилась с этой замечательной женщиной и великой спортсменкой через ее дочку Ольгу. — рассказала корреспонденту «Труда» Алсу.- Мой муж работал вместе с Олиным, и мы подружились семьями. Вообще-то я серьезно спортом никогда не занималась, но устоять перед энтузиазмом Татьяны Петровны невозможно. К следующему приезду подготовлюсь и приму участие в одном из забегов. Ну, а когда мои дети немного подрастут, в первую очередь приведу их к Зеленцовой. Если даже не станут чемпионами, пусть будут здоровыми, спортивными и трудолюбивыми, как все ученики Зеленцовой — я некоторых из них знаю.

— А за международными спортивными событиями следите?

— Зимнюю Олимпиаду смотрела. Но больше не со знанием дела, а эмоциями. Очень переживала за нашу хоккейную сборную. Ее проигрыш канадцам шокировал меня. Вернее, шокировал, учитывая разгром канадцами российской сборной. Хотя, если посмотреть по фамилиям наших хоккеистов. Я не сомневаюсь, что именно они выиграют сначала олимпиаду. А потом и чемпионат мира. Ну что же. Я призываю наших спортивных деятелей разного уровня не отчаиваться из-за результатов Олимпийского года, а исправлять ситуацию с удвоенным энтузиазмом. Так, как это делает наша замечательная спортсменка, а ныне — успешный тренер Татьяна Петровна Зеленцова.

А после окончания соревнований и всех торжественных церемоний награждения Татьяна Зеленцова побеседовала с корреспондентом «Труда»:

— Татьяна Петровна, в 1978 году от вас триумфа не ждали. За счет чего произошел тот взлет результатов?

— В 1972 году я закончила физкультурный институт. После этого результаты показывала неплохие, но на победы на международном уровне не могла претендовать. Так что в 1977 руководство сборной СССР мне предложило поработать с барьеристками. Я отказалась, и это их удивило. Просто ругали меня за такую глупость. Но я еще хотела состояться как спортсменка. В программу чемпионатов Европы 400 метров с барьерам ввели как раз во время — эта дистанция мне лучше подходила, чем 100 метров с барьерами, которые я бегала до тех пор. И еще усугубила тогда мою ситуация болезнь почек, из-за которой я даже слегла в больницу. Так что отказ от тренерской деятельности с позиции того времени выглядел глупо. Но я верила в успех, потому что страстно желала добиться успеха в качестве спортсменки. К лету 1978 года я вышла на такой уровень, что установила мировой рекорд еще до чемпионата Европы, потом улучшила его на самом чемпионате. И уже после чемпионата Европы проходили всесоюзные соревнования в Тбилиси. Большинство лидеров сборной либо отказались от выступления, либо бежали на спаде спортивной формы и с пониженной мотивации. Соответственно, и я попросила своего тренера, чтобы он прокричал мне промежуточное время. Если бы оно было хорошее, я набежала бы на финиш. Но, как оказалось потом, у моего тренера заели все секундомеры, лишь по этой причине он мне не кричал ничего. А я подумала, что неважно бегу, и потому оставшиеся метры преодолела лишь так, чтобы никто не обогнал. Но результат получился всего на секунду хуже мирового рекорда. Из-за этого, конечно, потом очень переживала. Поработала бы в Тбилиси на финише — мировой рекорд получился бы более высокий и более долговечный.

— С кем из известных спортсменов у вас дружба сложилась?


— Перечислять всех очень долго было бы. В физкультурном институте я училась вместе с Ириной Родниной, и с тех пор подружились с ней на всю жизнь. Мы потом часто встречались в Москве и потом в Америке продолжали общение. Кстати, и Оксаночка Пушкина сегодня приехала в Лотошино просто по дружбе. А сдружилась я с ней в доме у Иры Родниной. После того, как я перестала выступать за сборную, пошла учиться в Высшей школе тренеров и там со мной в одной группе со мной были многие известные футболисты и хоккеисты. Хорошие отношения у меня сложились даже со многими соперницами. Еще вот совсем недавно большой компанией приезжали к своей бывшей непримиримой сопернице Тане Сторожковой в Краснодар. Для нашей большой компании даже кроватей в е доме не хватило — некоторые на полу спали. Но принимала меня моя бывшая соперница очень душевно. Откармливала фруктами и овощами со своего огорода. Я продолжаю также дружить со многими своими бывшими учениками и ученицами, проживающими сейчас в разных странах.

— Вы не жалели, что ушли из сборной, находясь на пике форме?

— При высоких результатах преследовали и травмы. А тренерской работой я сразу занялась с большим интересом уже в 1979 году. 4 года проработала в Ташкенте, там же получила звание застуженного тренера СССР — мой ученик Сергей Ловачев стал чемпионом мира в эстафете 4×400 метров в Хельсинки-1983. Правда, в том же году случился казус. Перед Спартакиадой народов СССР узбекское спортивное начальство сказало мне: если мои ученики не смогут хорошо выступить, то придется мне самой бежать. Я перестраховалась и стала готовиться вместе со своими девочками. Перед Спартакиадой потренировалась три месяца. В результате в финале я заняла шестое место, а мои ученицы — седьмое и восьмое. Для этого не пришлось пробежать 400 с барьерами за 56.14 секунды — я даже установила рекорд Узбекистана. На трибуне сидели мои многочисленные ученики и кричали «Петровна! Петровна!» Когда переходила восьмой барьер, в голову пришла мысль: «Скоро мне будут кричать: «Баба Таня!». Так в один год я стала одновременно и рекордсменкой Узбекистана, и заслуженным тренером СССР.

— Почему вы уехали работать в США?

— Если вы имеете в виду конец 1980-х годов, одной из причин стала обида. На то, что несколько моих учеников попадали в призеры на чемпионатах СССР и имели результаты, проходные для включения в основной состав сборной страны, но на Олимпиаду в Сеул никого из них не взяли. В 1989 году меня пригласили в США прочитать лекции и провести мастер классы. Причем, как специалиста не по барьерам, а по бегу на средние дистанции — в те годы пятеро моих учеников попадали в десятки лучших результатов в мире. Тогда же и началась моя американская жизнь. Лована Мартин попросила меня поработать с ней в качестве личного тренера. Я поехала в США вместе с известным тренером Галиной Бухаровой, причем, обе мы с собой взяли своих детей. На одном из этапов Гран-При я познакомилась с Биллом Беллом — младшим братом бывшего рекордсмена мира по прыжкам с шестом Эрла Белла. И вот уже 20 лет мы с Биллом живем одной семьей. Он — тоже бывший шестовик, прыгал в районе 5 метров. В Америке я довольно быстро доказала свою тренерскую квалификацию: две мои ученицы стали призерами игр в Барселоне в 1992 году — это американские барьеристки Сандра Патрик и Лована Мартин. Все эти годы в Америке живу в штате Арканзас.

— Что вы можете сказать о своих мечтах?

— Хотела бы остатки лет провести рядом со стадионом. Даже когда ходить своими ногами уже не буду, чтобы сидя в коляске на крыльце своего дома, я могла кричать бегунам подсказки и засекать им время. Один из возможных вариантов такого проекта, причем, самый вероятный на данный момент — именно в Лотошино. Будем вести переговоры с областной и московской администрацией, с легкоатлетической федерацией, чтобы в Лотошино положили синтетическую дорожку. Но футбольное поле внутри нее непременно чтобы было травяным. И чтобы легкоатлетам разрешали бегать по нему — как в Штатах. Что мне не нравится, что в России даже голубям и воробьям не позволяют садиться на газон. Своими глазами видела — как на краснодарском стадионе специалисты отстреливали птиц, когда те садились на траву. Но одна задача попутно цепляет другие проблемы: стадион нужно строить в комплекте с гостиницей поблизости, хотя бы небольшой. Учитывая громадный дефицит легкоатлетических комплексов в Москве, в Лотошино из столицы наверняка захотят приезжать спортсмены.

А если говорить о моих мечтах на ближайшее будущее, то я надеюсь на успех моей ученицы Веры Рудаковой. Она в свои 18 лет уже становилась победителем юношеского чемпионата мира — на моей любимой дистанции 400 метров с барьерами. Стараюсь, чтобы она вошла и закрепилась во «взрослой» сборной России. Еще у меня три ученицы-погодки — 17, 16 и 15 летнего возраста.

— А американских спортсменов собираетесь тренировать? Ведь российские и вообще европейские бегуны в последние годы все больше откатываются на позиции аутсайдеров.


— К сожалению, это так. Американским темнокожим спринтерам и кенийским стайерам, по сравнению с европейцами, одинаковые результаты даются с гораздо меньшими затратами сил и времени, потраченных на тренировки. И тестостерон у них от природы выше. И гемоглобин. Но кто же будет работать на возрождение российского большого спорта, как не мы, бывшие чемпионы? В течение 17 лет я трудилась не для заработка, а для души и из-за спортивного азарта. Числилась тренером-волонтером, так что могла тренировать кого угодно и где угодно. В настоящее время американских спортсменов я не имею права готовить, потому что с 2008 года официально числюсь тренером в России. Сейчас я в США приезжаю только за тем, чтобы привести в порядок свой дом сад вокруг него. Кроме того, в начале весны и конце осени я туда вожу своих учеников на тренировочные сборы — когда в Москве плохая погода.




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?