06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕЛО ВЗЫВАЕТ О ПОМОЩИ

СЕКРЕТ "НОЖЕК БУША"
Недавно на встрече с селянами мне рассказали то ли притчу, то ли

СЕКРЕТ "НОЖЕК БУША"
Недавно на встрече с селянами мне рассказали то ли притчу, то ли анекдот. "Решил крестьянин посеять на своем поле пшеницу, а денег нет. И отправился он за кредитом к банкиру. Дай, говорит, немного денег - поле обработать и семян купить. Выращу пшеницу, продам и верну тебе долг с процентами. Задумался банкир и отвечает: "Хорошо, дам тебе кредит, если отгадаешь загадку. У меня - один глаз настоящий, а другой стеклянный. Угадаешь, где какой, - будет тебе кредит". На что крестьянин, не задумываясь, отвечает: "Правый стеклянный". "Как ты угадал? - удивился банкир. - Лучшие врачи Швейцарии оперировали, даже жена не догадывается...". Отвечает крестьянин: "Знаешь, я в твоем стеклянном глазу пренебрежение увидел".
Комментировать, наверное, не надо. Такое отношение к деревне в нашем Отечестве уже привычно, и ОВР замыслило изменить его. В каком состоянии пребывают наши села, знает каждый, кто хоть раз выезжал за пределы Садового кольца. Большинство из них напоминают плюшкинское имение - полуразрушенные коровники, заросшие бурьяном поля, покосившиеся домики... О газе и канализации во многих российских деревнях даже не мечтают. В сельских школах все удобства, как правило, на улице.
Российское село кричит о помощи. Сегодня 45 процентов сельскохозяйственных предприятий находятся в тяжелейшем состоянии. Тех, у кого долги в 2 раза превышают годовой доход, - 9 процентов, у кого этот разрыв не столь велик, но все же существует, - 18. Рентабельно лишь каждое четвертое хозяйство. Остальные из года в год борются за свое выживание. Когда-то у нас был лозунг, призывающий уровень жизни на селе подтянуть к городскому. Но разрыв между ними не только не уменьшился, но с каждым годом все возрастает. Сегодня треть сел не имеет асфальтированного сообщения с районными центрами.
Впрочем, что дороги - с ними всегда в России беда. Задумаемся над тем, что в нашей стране сейчас мяса и молока едят в 2 раза меньше, чем рекомендуют все медицинские нормы. Во всем этом, помимо медицинской, кроется и еще одна опасность - стратегическая. Больше половины продовольствия на наш рынок завозится из-за рубежа. А ведь не напрасно говорят: страна, которая не может накормить свою армию, будет кормить чужую.
Когда мы озвучиваем все эти факты в Думе, в Кремле, в регионах, нам задают одни и те же извечные вопросы: "Что делать?" и "Кто виноват?" Сразу же хочу сказать: всю ответственность и тяжесть решения проблем села должно взять на себя государство. Хотя бы потому, что в нынешнем положении деревня оказалась в результате его непродуманной аграрной политики. Что происходило все предыдущие годы? Цены на промышленные товары, энергоносители (трактора, комбайны, удобрения, бензин) росли не по дням, а по часам, конечная же продукция, если и дорожала, то очень медленно и не намного. Наше неплатежеспособное население просто не смогло бы покупать дорогие продукты питания первой необходимости. В результате мы имеем на селе то, что имеем.
Как эта же проблема решается в США? Там ежегодно из государственного бюджета выделяется около 20 млрд. долларов на продовольствие для малообеспеченных слоев населения. Как видим, малоимущих "содержит" не крестьянин, а государство. И если уж речь зашла об Америке, полезно знать еще несколько "секретов". Только прямых субсидий фермерам из бюджета США ежегодно выделяется на 25,2 млрд. долларов. Плюс к этому 3,1 млрд. долларов фермеры получают на обеспечение водой, газом, электричеством. И еще 4,3 млрд. государство расходует на строительство жилья для сельских жителей. А теперь мысленно сравним уровень развития нашего сельского хозяйства с американским. Потому-то мы и вынуждены есть "ножки Буша", ибо помощь американского государства американским фермерам сделала их дешевле наших.
Российское село находится в той стадии упадка, когда справиться со своей бедой собственными силами невозможно. Взять хотя бы процедуру банкротства, которая достаточно результативно решает вопросы убыточных промышленных предприятий. Если банкротится завод, можно быть почти уверенным, что его станки, оборудование и технологии купит более удачливый и состоятельный сосед-конкурент. На селе все происходит с точностью до наоборот. У нас почти половина сельхозпредприятий находится на положении банкрота, но купить у несостоятельного соседа коров желающих мало. И коровы в результате идут под нож, а ведь для восстановления животноводства необходимо 3 - 4 года.
Получается замкнутый круг. Сколько бы село ни пыталось справиться со своими проблемами самостоятельно становится только хуже. На помощь должно прийти государство с продуманными, системными мерами оздоровления сельского хозяйства. Такие меры предлагает фракция ОВР, разработав вместе с министерствами сельского хозяйства и финансов концепцию оздоровления аграрного комплекса.
ДОЛГ ОЗДОРОВЛЕНИЕМ КРАСЕН
Суть предложений - в сочетании двух мер. Государство берет на себя обязательство реструктурировать долги сельхозпредприятий, а это 264 млрд. рублей, и простить им набежавшие за эти годы пени и штрафы. Сельхозпредприятия, в свою очередь, обязуются принять участие в программе собственного оздоровления, прежде всего в смене менеджмента и принципов управления. Получится единение стремящихся на встречу друг другу инициатив - со стороны властей и со стороны крестьянства. Объединившись, мы сможем общими усилиями вытащить из болота весь аграрный комплекс. Именно на это и направлен разработанный фракцией ОВР Закон "О финансовом оздоровлении неплатежеспособных сельскохозяйственных организаций и их реформировании".
Немаловажная деталь, которая содержится в законе и, на наш взгляд, способна определить успех: никто насильно не заставляет сельхозпредприятия участвовать в программе оздоровления. Весь процесс будет основываться только на добровольном желании: ты даешь согласие, государство смягчает тебе долговое бремя, но будь любезен выполнить рекомендации по улучшению своей работы.
Часто спрашивают: почему нельзя ограничиться доброй волей со стороны правительства и просто списать селу долги? Зачем нужно лезть во внутренние дела сельхозпредприятий, нет ли здесь злого умысла и корысти? Прощение долгов мы уже проходили. Вспомним, несколько лет назад был принят закон о реструктуризации долгов сельхозпредприятиям, потом действие того закона продлили еще на несколько лет. Есть результат? Нет. Да его и быть не могло. Ну сказали сельхозпредприятию: "Можешь в этом году не возвращать долг". Руководитель облегченно вздохнул: долг бы он не вернул по-любому, потому как нечем, но зато теперь не нагрянет никакой чиновник и не потребует денег. И продолжает хозяйство жить по старинке, а проблемы накапливаются в снежный ком.
Мы говорим: такой порочной "халяве" надо положить конец. Надо списывать долги только в обмен на конкретные действия со стороны предприятий по их собственному оздоровлению. Как считают медики: выздоровление пациента на две трети зависит от желания выздороветь. Для каждого хозяйства в зависимости от тяжести болезни разработано, по сути, индивидуальное "лечение".
Если хозяйство неплохо держится на плаву, то ему достаточно реструктурировать долги на 5 лет, и оно само выплывет. Если сумма долга немного превышает годовой доход, то предприятию специально созданная комиссия рекомендует провести реорганизацию, найти нового собственника, усовершенствовать бизнес. Если же оно полный и окончательный банкрот, то, помимо всех прочих мер, ему нужно будет подобрать инвестора.
Для всех хозяйств предполагается списать пени и штрафы по долгам в государственные внебюджетные фонды и другим кредиторам, включая МПС, Газпром, РАО ЕЭС. А пени и штрафы в сельском хозяйстве сегодня составляют 65 процентов от суммы всего долга. Помимо этого, предприятия - участники программы в течение 3 лет будут получать финансовую поддержку на приобретение техники, закупку удобрений в расчете в среднем по 1000 рублей на один гектар. Деньги будут выделяться поровну - половина из федерального бюджета, половина - из регионального. Крестьянские хозяйства, созданные на базе реорганизуемых организаций, получат разовую финансовую помощь в размере 200 тысяч рублей. А те, кто лишится работы в результате реформирования, получат право оформить досрочно пенсию: женщины при достижении 53 лет, мужчины - 57. Кроме того, вступая в программу оздоровления, сельхозпредприятия смогут претендовать на первоочередную подводку к ним газовых сетей и дорог.
Во сколько все эти меры обойдутся государству? По нашим подсчетам, для срочного финансового оздоровления потребуется порядка 25,2 млрд. рублей в год. Но эти же подсчеты свидетельствуют: затраты окупятся за полтора - два года. Прирост валовой сельхозпродукции в этот период может составить 13,8 млрд. рублей. Россия получит плюсом 11 - 12 млн. тонн зерна, 200 - 300 тысяч тонн мяса и 1,9 - 2 млн. тонн молока. Кроме того, на селе будут созданы новые рабочие места, вырастут заработки крестьян. Следовательно, оживет и социальная сфера, а в оборот будут включены заброшенные в последние годы земли.
А как же Закон "Об обороте сельскохозяйственных земель"? Глубинный смысл этого закона - помочь сельскому хозяйству эффективно работать, дать земле заботливого хозяина. Но на сегодняшний день в той ситуации, в которой находится наш аграрный комплекс, закон об обороте не будет работать в полной мере. О каком обороте может идти речь, если у хозяйств и их хозяев нет денег не то что на покупку заброшенных земель соседа, но и на корм своему собственному скоту. Если мы хотим иметь нормальный сельскохозяйственный рынок, в том числе и рынок сельхозземель, то должны в первую очередь дать возможность подняться с колен нашему сельскому хозяйству. Первый шаг к этому - финансовое оздоровление села.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников