27 сентября 2016г.
МОСКВА 
10...12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 72.06
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БАНК УМЕР. БУДЕТ ЛИ ЗДРАВСТВОВАТЬ НОВЫЙ?

Метрикин Рафаил
Опубликовано 01:01 07 Марта 2000г.
Сегодня мощные силы депутатов и руководителей АПК добиваются создания отраслевого аграрного банка. Возможно, что такой финансовый институт нужен - дабы отпущенные для села деньги не уходили, как вода в песок. Но вопрос в том, сможет ли такой банк справиться с этой задачей, если во главе его встанут люди со старым багажом? Сегодня самое время вспомнить недавнюю историю.

Аграрное лобби, уважаемые губернаторы празднуют промежуточную победу. Решение о создании Росагробанка принято. Пройдет несколько месяцев, и, уверен, этот банк получит лицензию. Будущий председатель правления этого банка Юрий Трушин дает первые интервью. И это же время идет процедура банкротства Агропромбанка, доживает последние месяцы СБС-АГРО. Самое время одним кричать "банк умер - да здравствует новый банк!", а другим серьезно задуматься, оценить прошлое и подсчитать, сколько проживет новорожденный? И чем вообще он будет заниматься?
Небольшой экскурс в историю. В 1988 году были созданы Жилсоцбанк, Промстройбанк и Агропромбанк. Первой окончательно и бесповоротно погибла система Жилсоцбанка. Следующим оказался Агропромбанк. СБС-АГРО, объединив части Агропромбанка и Столичного Банка Сбережений, по видимому, свою судьбу закончит в 2001 году. Хотя один из упомянутых банков должен был прекратить существование еще в 1997 году. Если бы не известная история с приобретением А. Смоленским контрольного пакета Агропромбанка, сегодня никто бы уже и не вспомнил, что это за банк и кем был его глава г-н Трушин. В комитетах Госдумы мне не раз приходилось рассказывать историю о том, как в 1996 году я, будучи заместителем председателя правления СБС, пришел в кабинет председателя правления Агропромбанка и предложил финансовую помощью.
Агропромбанк, оказавшись на переходном этапе от одного экономического уклада к другому, не смог перестроиться. Обладая второй по величине в стране сетью филиалов и самым большим, квалифицированным коллективом банковских служащих, он до 1996 года претерпел много мытарств. Его разделяли на региональные банки, потом снова соединяли. Но всегда действовала простая схема: бюджет дает деньги, банк их распределяет, а дальше, как явление природы - то вымокнет, то засохнет, то государство спишет долги. Крайним оставался банк. Финансовые структуры в стране решительно набирали обороты, а руководство Агропромбанка оставалось неизменным и по-прежнему держалось за устоявшуюся схему работы. Государство спишет, государство даст новые деньги. Что греха таить - жили хорошо. Кредиты себе, кредиты родственникам, дома отдыха, принадлежащие банку, поездки за границу. Где тут думать о новых технологиях, о перспективах развития?
Сейчас кое-кто говорит, что Агропромбанк был не в таком уж плачевном положении. Но цифры и факты - вещь упрямая. На момент, когда к его покупке приступил СБС, состояние Агропромбанка характеризовали такие данные (они приводятся в деноминированных денежных единицах). Уставной капитал отрицательный - 62,8 млн. руб. Убытки - 170 млн. руб. Убытки прошлых лет - 541 млн. руб. Задолженность Сбербанку РФ - 213 млн. руб. Непроведенные платежи - 459 млн. руб.
В начале 1997 года Столичный Банк Сбережений был преуспевающей структурой, имел финансовые резервы, поэтому помощь Агропромбанку была оказана огромная. Мы перечислили в уставной капитал 172 млн. рублей, в бюджеты всех уровней - 817 млн. рублей, вернули долг Сбербанку РФ, расплатились с клиентами с учетом штрафных санкций. Переоборудовали филиальную сеть на новейшую технологию, довели до ума многочисленные незавершенные объекты. Итого на все про все ушло 3 млрд. рублей. Если пересчитать по курсу, с учетом потерь от недополученных процентов по минимальной ставке ЦБ РФ, то затраты СБС на помощь Агропромбанку составили более миллиарда долларов.
Г-н Трушин не просто согласился принять эту помощь, а сделал все возможное, чтобы эта сделка состоялась. Позже он занимал ключевые позиции в СБС-АГРО. И зарплату, само собой, получал, какая простым смертным не снилась. Занимался проблемой приобретения для СБС-АГРО банковской сети стран СНГ. Но я прекрасно видел, что Юрию Владимировичу скучно, что рутинная работа по созданию крупного банка не греет его душу. Совсем другое дело - быть нужным губернаторам, депутатам, аграриям. В то время со стороны Юрия Владимировича не было ни слова критики в адрес менеджмента банка. К слову, позже спасение Агропромбанка было записано в актив именно г-ну Трушину. Вот тогда наши пути и разошлись. Юрий Владимирович тянул Смоленского и объединившиеся банки к обслуживанию фонда льготного кредитования, к раздаче бюджетных денег, а я считал, что надо отстраивать сначала банк, банковскую технологию, завоевывать авторитет, а государственными финансами мы не должны заниматься. В результате Ю. Трушин остался в банке, а я ушел. Поэтому слышать сегодня из его уст упреки в адрес руководства СБС-АГРО мне просто смешно.
Тут надо сказать несколько слов об А. Смоленском. Считаю, что никто другой не решился бы на огромные вложения в создание многофилиального банка. Глава СБС был уверен, что именно такой финансовый великан будет востребован государством - платежная система на всю страну, миллионы кредитных карточек, решительное наступление на наличный денежный оборот. К слову, иностранные инвесторы спешили вложить деньги под этот крупный проект. Но не зря говорят, что самое тяжелое испытание для человека - это медные трубы. А. Смоленский этого испытания не выдержал. Слава - капризная женщина, а призывы к осторожности и поэтапности не были услышаны.
Но вернемся в 1997 год. Родился современный многофилиальный банк. Уже на начальном этапе мы обнаружили, что старое руководство Агропромбанка в Москве абсолютно не может воспринимать новые реалии, по-прежнему намерено брать деньги у государства и ждать получения следующей порции. И уже тогда, в 1997 году, руководство СБС ставило вопрос о создании государственного Россельхозбанка для выполнения государственных задач, которые не свойственны коммерческому банку. Но агрочиновники и региональные администрации настаивали на продолжении практики, которая погубила Агропромбанк. Г-н Трушин приучил клиентов к направлению денежных потоков по телефонным звонкам, к выдаче огромных кредитов под ничем не обеспеченные проекты. Вот и возникла напряженность между менеджерами СБС-АГРО, требовавшими экономических обоснований и гарантий кредитов, и аграриями, которые надеялись на списание долгов.
Государственный банк, как мы годами доказывали, должен заниматься государственными деньгами, бюджетом, а прежде всего - взысканием огромной задолженности с территорий и организаций. Она сегодня оценивается в десятки миллиардов рублей. Все вроде забыли, куда исчезли деньги продовольственной корпорации, как "растворился" лизинговый фонд, где ссуды территориям. И это в ситуации, когда есть что взыскать. Лизинговый фонд - 9 млрд. рублей, фонд льготного кредитования - 6 млрд. рублей, бюджетные ссуды на создание Федерального продовольственного фонда - 7,5 млрд. рублей, централизованные кредиты субъектам Федерации - 22 млрд. рублей. Если теперь кто-то еще не понял, почему Минфин настороженно относится к созданию Россельхозбанка, - значит, он просто не представляет, что такое государственный банк и государственные финансы.
Но люди со старым багажом вряд ли согласятся возглавить банк, который будет взыскивать деньги, а не раздавать. Вспоминаю звездный час г-на Трушина, когда он несколько месяцев в 1999 году руководил СБС-АГРО. Получил 7 млрд. рублей стабилизационного кредита и ничего не сделал для восстановления банка, большую часть средств безвозвратно раздал территориям - тем, кто годами не возвращал деньги Агропромбанку.
Кульминацией создания Россельхозбанка стало совещание аграрников в Краснодаре, где присутствовал и.о. президента В. Путин. Овацией встретил зал выступление депутата Госдумы Н.Харитонова, предложившего списать долги сельхозпроизводителей. Но никто не аплодировал, когда В. Путин говорил о фактах нецелевого использования средств и о том, что государственный банк должен быть под строжайшим государственным контролем. Так что остается открытым вопрос: каким будет создаваемый банк и куда его поведет уважаемый г-н Трушин? Возобладает ли действительно государственная точка зрения, которой придерживается Минфин, или мы вновь пойдем по дорожке, которая ведет в тупик?


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.