04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОЗЬМУ ТВОЮ БОЛЬ

Карамышева Людмила
Опубликовано 01:01 07 Марта 2001г.
"Война - скверная штука. Воспоминания о ней - отнюдь не из приятных. Точно так же и госпиталь врезается в память страданиями окружающих, саднит собственной болью. Светлым и ярким среди всего этого вспоминаетесь вы, сестры милосердия, - с вашей искренностью, добротой, готовностью утешить и облегчить страдания.Там, в госпитале, нам лечили наши раны. Но разве может быть здоровым тело при больной душе? От вас как раз и шел свет, который исцелял наши опаленные войной души...". Это лишь одно из многих сотен писем, которые приходят в Ростов-на-Дону со всей России в адрес епархиального сестричества православных сестер милосердия.

- Вы что - монахини? - опираясь на костыль, спросил их "новенький".
У "старожилов" ростовского окружного военного госпиталя заходящие в палаты девушки в белых косынках и передниках с красными крестами удивления не вызывают - привыкли. Хотя многим по-прежнему непонятно: как можно каждый день ухаживать за ранеными - отмывать их от окопной грязи, кормить лежачих, выносить судна - и при этом не получать ни копейки?
После работы или учебы сестры спешат в госпиталь. Парни просто обалдевают при виде стройных, всегда готовых пошутить девчонок. Тех, кто по самые подмышки закован в гипс, девушки не без юмора называют "черепашки ниндзя"...
Пацаны забывают о ранах, готовы на рыцарские жесты, но девушки отклоняют предложения, объясняя это тем, что их сердца уже заняты: "Вам мы можем быть лишь сестрами"... После госпиталя завязывается порой переписка. Ребята не стыдятся своих чувств: "В душе парня, надломленного физически и морально, каким я был, вы оставили незабываемый след. Заставили меня жить, стремиться к лучшему, поверить в свои силы". "Я рассказал о вас, сестрички, моей невесте, она хочет познакомиться с вами. Скоро у нас свадьба. Приезжайте обязательно. Я люблю вас!" - написал другой бывший пациент.
По-разному пришли девушки в сестричество. Мама Тины, Ангелина Михайловна Белова, главная сестра сестричества, - из православной семьи, ее отец был священником. На фронте он у сердца носил икону Казанской Божией Матери. Единственное ранение было неопасным. Ангелина Михайловна помнит, что отец всегда привечал в их доме странников, которые в те времена ходили от храма к храму и были живым ручейком православия. От отца ей досталась в наследство та самая икона, с которой впоследствии случилось чудо: темный лик (иконе больше ста лет) вдруг посветлел, краски засияли. Она могла сделать научную карьеру в области психологии, даже начала писать диссертацию, но затем выбрала иную стезю - служение Богу. Она и организовала сестричество, которое возглавляет уже восемь лет.
Тина часто бывала у деда, с детства впитывала то, к чему другие приходят годами. Она окончила филфак, пишет диссертацию, на подготовку которой с трудом находит время: днем у нее учеба (изучает третий иностранный язык), вечерами - госпиталь.
Для Светы путь к Богу начался с Евангелия. Внимательно прочитав Святое Писание, она поняла, что жить надо иначе - помогать тем, кто особенно нуждается. В домах престарелых, где она часто бывала, старики привязывались к ней, будто дети. Она окончила медучилище, сейчас выполняет послушание в госпитале.
Еще одна из сестер, Лена, в шестнадцать лет осталась без родителей. Пережить все трудности, как сама считает, ей помогла вера. Она окончила экономическую академию. Как и Света, работает в церковном магазине.
Любовь Николаевна когда-то была атеисткой. Сильные испытания личного характера привели ее однажды в храм, где она обрела душевный покой. Специалист в области испанского языка, она оставила работу, увидев в помощи раненым смысл своей жизни.
Девушки не считают, что делают что-то героическое, вместо дискотек или кино вечерами отправляясь в госпиталь, говорят: "Это ребята жертвуют собой, заслоняя всех нас от войны. А мы - самые обычные..."
По официальным данным, война в Чечне закончилась. Но по-прежнему близ госпиталя приземляются военные "борты" с тяжелоранеными, которые попали под обстрел боевиков или подорвались на минах. Медперсонал госпиталя делает все, чтобы поставить их на ноги, но без сестер милосердия - это признают и раненые, и врачи - этот процесс шел бы медленнее.
Девушкам кажется странным, что общество как бы притерпелось к войне, перестало ее замечать. "Как я могу, - говорит Лена, - пойти вечером в кино или в гости, если знаю, что в эти минуты, быть может, умирает солдат. Ребята лежат одни, без родственников и родителей, далеко от своего дома".
Госпиталь - лишь часть большой работы сестричества. Нынешней зимой удалось завезти в тюремную больницу почти полтонны овощей. Сестры регулярно посещают дома престарелых, детские приюты. В дни Рождества они раздали сотни подарков. Средства на них получены благодаря пожертвованиям прихожан Ростовского кафедрального собора.
Послушания-поручения, даваемые сестрам, - дело сугубо добровольное. Принудить к их исполнению, по положению о сестричестве, не вправе никто. Но нет случая, чтобы кто-то из сестер не выполнил обещанного. "Бывает, так устанешь на работе, а вечером нужно идти в госпиталь. Думаешь - в этот раз не смогу. А увидишь ребят - беспомощных, но в то же время таких сильных, и у самой словно крылья вырастают", - делилась со мной одна из сестер.
Специалисты сделали вывод, что практически у каждого прошедшего чеченскую войну можно наблюдать психические отклонения разной степени. Иногда - серьезные. Один из парней рассказал сестрам, что, когда он видит кровь и свежие раны, у него возникает желание... съесть сырое мясо. Слава Богу, болезнь удалось выявить вовремя.
Самое трудное для ребят начинается тогда, когда они один на один сталкиваются после госпиталя с реальной жизнью. Инвалидов, как правило, неохотно берут на работу. Парням приходится скрывать, что они - участники боевых действий: работодатели опасаются "чеченского синдрома". Надеждой и опорой остаются письма от сестер, которые не скупятся на теплые строчки. А судьбы у ребят складываются по-разному. Один из парней, оказавшись слишком доверчивым, вложил все свои "боевые" в неудачный бизнес, его подвели ловкие партнеры. Другого бросила жена, он остался без квартиры. Третьего бывшие сослуживцы видели сидящим в инвалидной коляске и просящим подаяние. Своеобразные стихи писал, находясь в госпитале, парень по имени Николай. Ему сделали нормальный протез, он занялся бизнесом. Но потом что-то не заладилось, он с грустью сообщает сестрам: "Телевизор и магнитофон - единственные мои собеседники". После странного звонка среди ночи сестры пришли к выводу: "Колю надо вытаскивать". И вытащат из беды - вполне верю.
У хрупких (но только с виду) сестер родился выношенный в течение долгого времени план строительства Обители милосердия. Уже готов проект. Предусмотрен не только сестринский, но и реабилитационный корпус для возвращающихся с войны ребят. А также - храм, амбулатория с бесплатной аптекой, оздоровительный комплекс со спортивной площадкой, столовая, фруктовый сад. Есть спонсоры, готовые финансировать проект. Дело - за городскими властями, которые обещают выделить землю. Большой плюс проекта состоит в том, что строить обитель будут те самые ребята, которые сегодня не знают, куда приложить свои руки. Сестричество, таким образом, усилится братством.
...На днях, почти после годовой болтанки по пяти госпиталям, проведать любимых "сестренок" в Ростов-на-Дону приехал Сергей.
- Сережа, почему не домой, а сначала - сюда? - спросила я его.
- Здесь особый мир, где тебя не забудут, не предадут. С ними я отдыхаю душой, - объяснил Серега. - Второй дом...
Другой парень о том же написал по-своему: "Если честно, то я сейчас даже немного рад, что меня ранило и я попал в Ростов, познакомился с вами. Вы - самые замечательные и красивые девушки в мире. Теперь, наверное, всю жизнь буду мучиться и искать себе девушку, хоть немного похожую на одну из вас. Да вряд ли найду...".
Письмо от парня, потерявшего ногу: "Когда-то я сильно разочаровался в женщинах и считал, что превратился в деревянного истукана. А теперь не узнаю сам себя. Я могу, оказывается, относиться к девушкам как к людям с большой буквы. Наверное, Господь специально оторвал от меня кусочек, чтобы восполнить чем-то большим - указать мне новую дорогу в жизни и разбудить душу..."
Сегодня в России возникло много новых очагов боли: беспризорные дети, отчаявшиеся и бездомные взрослые, измученные войной мальчишки. Но пока есть у нас сестры милосердия, которые со святым терпением и любовью исцеляют покалеченные души, - не угасает надежда: вынесем все испытания.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников