04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДРУГОЙ АНДРОПОВ

Мухтаров Евгений
Опубликовано 01:01 07 Апреля 2005г.
Юрия Андропова не без оснований называли иногда "таинственным генсеком". Это связано, видимо, и с тем, что до этого он долго возглавлял систему госбезопасности, и с его характером. К примеру, лишь некоторые источники вскользь упоминали, что Андропов был женат дважды и от каждого брака у него есть дети...

Даже партийная верхушка имела представление главным образом только о второй семье Юрия Владимировича. А между тем и первая никуда не делась. Старшая дочь, Евгения Юрьевна, и теперь живет в Ярославле, а его внук Андрей Викторович Волков является офицером местного управления ФСБ и так же, как дед, пробует себя между делом на поэтической стезе...
Все началось в 1932-м, когда Юрий, увидев объявление о наборе в Рыбинский техникум водного хозяйства, приехал сюда из родного Ставрополья. Судовождению учился старательно: шесть раз премировался за успехи, получал повышенную стипендию в 106 рублей, а практику проходил матросом, штурвальным и помощником капитана на пароходе "Механик".
Постигая азы профессии, он и познакомился с Ниной Енгалычевой - дочерью управляющего Череповецким отделением Госбанка. Произошло это на вечеринке, где молодые пары кружились под радиолу, а Юрий приметил девушку с электротехнического факультета, которая оказалась к тому же капитаном студенческой сборной по волейболу.
- Бабушка вспоминала, что он красиво за ней ухаживал, - рассказывает Андрей Волков. - Дарил цветы, провожал из техникума домой. Покорял и своим природным красноречием.
Когда после техникума Нина Ивановна уехала работать в Ленинград, он забрасывал ее письмами, умоляя вернуться. В темно-синей папке внук хранит фото, которое Андропов когда-то выслал в город на Неве будущей супруге. С надписью: "На память о том, кто так нежно и страстно тебя любит. Милая, милая, далекая и вечно незабываемо близкая Нинурка. В память о далеких морозных, но полных счастья ночах, в память вечно сияющей любви посылает тебе твой хулиган Юрий".
Затем приехал и увез возлюбленную обратно в Рыбинск. Здесь в 1935 году и сыграли свадьбу. В семейном архиве есть еще один снимок - уже супружеский. Тоже надписанный Андроповым: "Если Вам когда-нибудь будет скучно, если Вы хоть на минуту почувствуете себя несчастными, то взгляните на эту фотографию и вспомните, что в мире существуют два счастливых существа. Счастье заразительно. Оно вместе с воздухом проникает к нам в душу и в одно мгновение может сделать то, что не в состоянии сделать годы. Нина и Юра. 1 марта 1936 года". Вскоре у молодой четы родилась дочь. Назвали Женечкой - в честь матери Андропова.
К этому времени он стал комсоргом на Рыбинской судоверфи, членом бюро горкома комсомола. А в 1938-м перевели в Ярославль, первым секретарем обкома. В те времена он отличался почти аскетическим образом жизни: две комнаты в коммуналке. И хотя не раз предлагали расширить жилплощадь - отмахивался: лишние метры ни к чему. Но в чем остро испытывали нужду молодые - так это в помощи по воспитанию маленькой дочки. Тут Андропов и вспомнил о своей собственной няне - Анастасии Васильевне Журжалиной. Рязанская крестьянка, она когда-то потеряла и мужа, и сына. Поэтому нянчила Юрия как родного. К ней и обратился: "Выручай, нянюшка, Женя такая маленькая и худенькая - не знаем, что с ней делать". Так 49-летняя женщина оказалась в квартире на улице Советской, чтобы заботиться о дочери Андроповых, сыне Владимире, родившемся четырьмя годами позже, а затем уже и о внуках.
Сразу после приезда няни Нина пошла работать в архив местного управления НКВД, а Юрий засиживался в обкоме допоздна, поэтому Женя видела родителей нечасто.
Весной 1940 года Юрий Владимирович получил назначение в только что образованную Карело-Финскую ССР, возглавил там республиканский комсомол. Но Нина не решилась перебираться с двумя маленькими детьми. Андропов уехал в Петрозаводск один. А потом началась война, и он долго не писал, не звонил. Тем временем архив вместе с работниками эвакуировали в Челябинск. Здесь Нина Ивановна и получила наконец весточку от супруга. Оказывается, ее Юрий встретил в Карелии новую любовь - Татьяну Лебедеву. Так и вышло, что вернувшаяся из эвакуации семья осталась без главы. Зато с нянечкой, которая, собственно, и помогала хоть как-то держаться на плаву. В Челябинске она обстирывала окружающих за продукты, которые отдавала детям, а после возвращения в Ярославль купила курицу и держала ее на кухне, привязав за лапу к ножке стола. Курица неслась, спасая Андроповых-младших от истощения, ведь в отличие от видных партийцев первая семья Юрия Владимировича на казенное довольствие оформлена не была. Да и вообще жила тихо, архискромно.
В 50-е Нина Ивановна ушла из архива управления КГБ работать в "Ярэнерго". Все это время переписывалась с бывшим мужем, но письма были очень личными, и в конце жизни она их уничтожила. Осталось только одно, в котором Андропов оплакивал кончину нянюшки: "Ушел из жизни единственный человек, который любил меня просто так, потому что я - это я..."
Что касается дочери Евгении, то с тех пор, как отец уехал из Ярославля, она видела его лишь дважды. Первый раз - когда школьницей вместе с братом отдыхала на даче у родственников в Подрезково близ Москвы. Андропов специально прибыл пообщаться. А второй - когда, получив аттестат, приехала посмотреть столицу: они тогда гуляли с Юрием Владимировичем по городу.
У ее младшего брата воспоминаний об отце было и того меньше. Его судьба сложилась драматично: еще в юности связался с дурной компанией, отметился двумя судимостями, потом взялся было за ум, завел семью, но в 35 лет умер от цирроза печени...
Сама Евгения Юрьевна окончила Ярославский медицинский институт и вышла замуж за Виктора Волкова. В 1961 году появился на свет Андрей - родной внук Андропова. Правда, по уже сложившейся традиции говорить о своем деде он как-то стеснялся. Зато дома про деда рассказывали много. Особенно его любила вспоминать старая няня, все время ставившая "Юрика" в пример. Когда шли трансляции торжественных заседаний, обязательно включала телевизор, чтобы полюбоваться своим воспитанником. Однако политики, в которой Андропов играл такую большую роль, в семье не касались. Прошли мимо них и те странные операции с архивными бумагами, что начались, когда Юрий Владимирович стал председателем КГБ.
- Возникает ощущение, что даже в старых, предвоенных еще документах было скрыто что-то неудобное, - сказал мне Алексей Хаиров, старший научный сотрудник областного центра документации новейшей истории. - Раньше у нас хранилось несколько дел молодого Андропова: профсоюзное, комсомольское, партийное. Собственно, это были весьма скучные бумаги. Но когда он стал председателем КГБ, все документы "на время" затребовали в Москву и назад уже не вернули.
Даже в тех источниках, что остались под рукой, много странного. Взять, например, вкладыш к диплому Андропова об окончании речного техникума, что хранится в Рыбинском музее-заповеднике. Внизу - дата выдачи, 1936 год, а вверху черным по белому: "Щербаковский речной техникум", хотя Рыбинск переименовали в Щербаков уже после войны. А переданный сюда же после смерти генсека его военный билет? Здесь у Андропова, носившего со времен руководства КГБ генеральские погоны, стоит запись: "Без звания", а страничка о семейном положении упоминает только про вторую супругу. Почему появились такие несоответствия, теперь, наверное, уже вряд ли кто скажет.
Об избрании Андропова генеральным секретарем его "ярославская" семья узнала по телевидению. В тот момент и о них вспомнили. Любопытные, чтобы посмотреть на дочь Андропова, работавшую в поликлинике, даже специально записывались к ней на прием. А вскоре Евгению Юрьевну посетили двое - один из местного управления КГБ, другой из обкома партии: мол, чем можем помочь? Женщина смутилась, вспомнив лишь, что кухня очень маленькая, всего четыре квадратных метра. Через несколько дней ей вручили ордер на трехкомнатную квартиру с просторной кухней.
Андрей Волков, окончив школу, долго думал, куда поступить. Дед в письмах интересовался, какое учебное заведение выберет внук, но о протекции речь не заходила. Андрей поступил в Ленинградский институт точной техники и оптики. Распределили на авиационный завод в Ульяновске. Здесь возглавил штаб комсомольского оперотряда, был приглашен работать в органы государственной безопасности. В 1987 году, вернувшись из Ульяновска, стал офицером ярославского управления КГБ СССР.
Сейчас Андрей Викторович Волков - подполковник дежурного отдела, хотя известен коллегам не столько "по деду", сколько по своим стихам. Их внук Андропова начал писать уже в зрелом возрасте и почти случайно. До этого он всерьез занимался тяжелой атлетикой и только со временем узнал, что дед тоже любил этот вид спорта, даже гири в кабинете стояли... Но однажды Волков получил травму руки, от поднятия тяжестей пришлось отказаться. И тут нашел себя в новом увлечении - поэзии.
И вновь выяснилось, что внук идет по стопам деда - ведь Юрий Владимирович выпустил когда-то в Петрозаводске поэтический сборник под псевдонимом "Юрий Владимиров". Уже после смерти генсека на его столе среди прочих был обнаружен лист со следующими строками:
На век мы бренны в этом мире под луной
Жизнь - только миг, небытие - навеки
Кружится во вселенной шар земной
Живут и умирают человеки...
Примерно в том же ключе творит свои стихи и Андрей. Вот первые строфы из его сборника "Значит, это кому-нибудь нужно?", презентация которого прошла в Ярославле:
Средь бездны мрака и обломков грез
Под тусклым светом заспанных светил
Слепил Бог шар из радости и слез,
назвал Землей и в космос запустил.
- Эта книга у меня первая официально выпущенная, - сказал он корреспонденту "Труда". - Но самиздатовских вышло уже довольно много. Есть книга стихов сатирических...
Еще Андрей пробует переложить свои стихи на музыку, поскольку сам неплохо играет на гитаре.
Поначалу, когда начальство узнало, что Волков стал публиковать свое творчество на поэтическом сайте в Интернете, отношение было настороженным. Но со временем острые углы сгладились.
Сейчас в семье подполковника Андрея Волкова и его жены - старшего лейтенанта Федеральной службы безопасности Лидии - растет сын. Его в честь прадеда назвали Юрием.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников