Как маленькая девочка победила большую войну

Кинообозреватель «Труда» на вручении приза критиков «Белый слон» в буквальном смысле носил на руках юную актрису Марту Козлову, признанную лучшей исполнительницей женской роли. Фото из личного архива автора

На экраны выходит самый премированный фильм года


Такого еще не было. Фильм «Война Анны», показанный в прошлом году на «Кинотавре» и отмеченный там всего лишь скромным дипломом, впоследствии стал самым премированным и титулованным фильмом года. Сначала «Война Анны» получила премию российских кинокритиков «Белый слон», потом с критиками неожиданно солидаризировались академики державного «Золотого орла», затем картина завоевала еще и премию «Ника». Чтобы сразу три национальные кинопремии назвали в качестве лучшего один и тот же фильм — такое в истории нового российского кино случилось впервые. Чем же подкупила кинематографистов лента екатеринбургского режиссера Алексея Федорченко, которая 9 мая выходит в прокат?

Наверное, принципиальной, программной для нашего экрана новизной — сюжетной, тематической, стилистической. И своей пронзительной, разрывающей сердце интонацией. Картина рассказывает историю маленькой еврейской девочки, семью которой расстреляли фашисты. Ее саму не убили — мать в последний момент закрыла дочь своим телом. В первых кадрах фильма Анна выползает из могильного рва, вытягивает из-под остывающих трупов какое-то жалкое тряпье (на дворе суровый, снежный ноябрь 1941 года), заматывается в него, бредет к людям.

Добрые люди девочку накормили, одели-обули и ... отвели в немецкую комендатуру, которая располагается в здании бывшей школы. Там Анна вырвалась из рук нерасторопного полицая, заметалась по коридорам и комнатам, с отчаяния нырнула в жерло давно не работающего камина. Нашла внутри спасительную жердочку, затаилась на ней, как раненая птица. Полицай решил, что девочка выпрыгнула в приоткрытое окно, обреченно махнул рукой на свою оплошность. Так потекли в полумраке камина ее бесконечные дни и ночи.

Предание гласит, что Алексей Федорченко натолкнулся на эту историю на просторах Интернета. Она оказалась документальной, реально случившейся в годы Великой Отечественной войны где-то на Полтавщине. Загорелся идеей снять этот необычный фильм. Год ждал, пока освободится от других дел драматург и режиссер Наталья Мещанинова, вместе с ней сел писать сценарий. Но окончательно решился на съемки только когда нашел исполнительницу главной и, по сути, единственной роли в фильме — шестилетнюю на тот момент девочку Марту Козлову (сейчас ей уже девять), без которой «Войны Анны» просто не было бы. Актриса-дитя, подобно античной кариатиде, держит громаду полнометражного фильма на своих хрупких детских плечах.

Думается, с ролью такого драматического накала и такой психологической сложности справилась бы далеко не всякая опытная актриса. Даже с закаленной взрослой психикой. Тем более, что у героини практически нет текста: играть большей частью надо одними глазами, в которых отражается вся непереносимая мука и боль героини. Не то чтобы кино было немым, просто Анна по ходу фильма не произносит ни слова. Возможно, после случившегося шока у нее отнялась речь. А, скорее всего, ей не с кем и незачем разговаривать в своем заточении. Вместо нее в фильме «разговаривает» идущая где-то за кадром большая и грозная война. Мы слышим отдаленное эхо взрывов, скрежет проезжающей мимо военной техники, лай овчарок, скрип слежавшегося снега под солдатскими сапогами, вой зимнего ветра, обрывки разговоров на немецком и украинском...

Сидя днем в дымоходе, Анна прислушивается к какофонии большого мира, через щели в треснувшем каминном зеркале всматривается в текущую в комендатуре жизнь. А по ночам отправляется в путешествие по таинственным лабиринтам бывшей школы, стараниями оператора (Алишер Хамидхожаев) и художника фильма (Алексей Максимов) превратившейся в заколдованное царство, в таинственное Зазеркалье. Вместо того, чтобы учиться в классах этой школы, читать книги, рисовать разноцветными карандашами жизнерадостные картинки, Анна проходит в ее стенах суровую школу выживания, школу борьбы и гнева.

Пьет воду из банки, в которой отмокают кисточки. Собирает крошки еды на столах и на полу. Воюет с крысами за кусок сыра. Ловит на чердаке и жарит в буржуйке голубей. Набирает впрок яств после новогодней оргии фашистов. Потрошит чучело волка, чтобы сделать себе теплую меховую накидку. Снова добывает еду и воду. Однажды попробует бежать из своего заточения, для чего отравит найденным в кабинете химии ядом злющую овчарку, охраняющую здание. Попытка побега в итоге не удастся, но своей недетской стойкостью, желанием во что бы то ни стало дожить до Победы, до падения Берлина Анна вносит свой вклад, пусть и неразличимо-крошечный, в борьбу с мировым злом.

Время в фильме размыто: проходят то ли месяцы, то ли годы, то ли вечность. Размыт, растушеван и полифоничный жанр фильма. Это и реалистическая хроника военного быта, и увлекательная робинзонада, и леденящий душу хоррор, и утешительная сказка, и яростное антивоенное высказывание. Поэтика фильма вбирает в себя не только приходящую на ум судьбу еврейской девочки Анны Франк, ставшей одним из символов сопротивления нацизму, но и аллюзии на книгу «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла, которую Владимир Набоков перевел на русский, как «Аня в стране чудес», и опору на традиции советского антивоенного кино.

Подготовленным зрителям, особенно тем, которые постарше, по ходу фильма вспомнятся фильмы «Я родом из детства» Виктора Турова, «Иди и смотри» Элема Климова, «Венок сонетов» Валерия Рубинчика, «Иваново детство» Андрея Тарковского, «Подранки» Николая Губенко и другие шедевры нашего экрана, рассказывающие о детстве, немилосердно оборванном войной. Теперь в этом ряду займет свое особое место и камерная, но пронизанная мощным гуманистическим звучанием «Война Анны».



В Госдуме предложили восстановить прежний пенсионный возраст для жителей Дальнего Востока. Ваше мнение по этому поводу.