07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДВОЙНИК ОСТАЛСЯ ОДИН

В него 11 раз стреляли, поскольку принимали его за Удея Хусейна. В него стреляли три раза,

В него 11 раз стреляли, поскольку принимали его за Удея Хусейна. В него стреляли три раза, когда он пытался сбежать от Удея Хусейна. Плохо двигается левая рука - после бегства из Багдада его похитили члены Социалистической партии Курдистана и сломали руки. Два шрама на животе, которые он получил, бежав в Норвегию, рассказывает он, это "напоминание о мести со стороны режима".
- Я всегда говорю, что у меня нет ни одной части тела, на которой не было бы ран.
- Левая нога?
- Рана на первом пальце от осколка гранаты, след от покушения на Удея в 1991 году в Басре.
- Правая?
- Еще одна, от той же гранаты.
Мы сидим в баре отеля в Манчестере, на нем дорогие кожаные ботинки и черные шелковые носки.
- Спина?
- Огнестрельное ранение, полученное во время очередного покушения.
- Кисти рук?
- После взрыва почти полностью ампутировали мизинец.
Шрам на лбу достался от его бывшей подруги, которая в Дублине швырнула ему в голову бокал. Ямочка на подбородке - след от операции, сделанной ему иракскими врачами, чтобы он еще больше походил на Удея.
Ямочки на щеках - его собственные. Он унаследовал их от отца, оптового торговца мрамором из Багдада. Они и есть причина того, что он против собственной воли стал двойником Удея Хусейна, на которого еще в молодости был похож настолько, что в гимназии их путали: полные губы, чуть скошенный подбородок, прямой затылок, круглое лицо.
В книге, которая в марте вышла в Германии, он рассказывает о своей жизни рядом с Удеем и вместо Удея с 1987 по 1991 год. Он был его глазами, которыми он смотрел на пытки, насилия и убийства. Заменял его на мероприятиях, которые были слишком опасны для настоящего сына диктатора (поездки на фронт) или слишком скучны (товарищеские встречи местных футбольных команд). "У Саддама был определенный шарм. У Удея - нет. За все четыре года мне он ни разу не показался симпатичным".
Ни один специалист по Ираку не подвергает сомнению правдивость истории Латифа Яхьи. Но существуют только шрамы, документов нет никаких. Он оставил место двойника Удея, не получив никаких рекомендаций. Хотя очевидно, что Латиф Яхья исправно выполнял свою работу. Он учился медленно говорить и глотать звук "р", как Удей. Шепелявить стал сам, потому что зубные врачи не исправили ему вовремя прикус. Ему приходилось выучивать жесты. И сейчас в Манчестере через два дня после того, как сын диктатора был застрелен в Мосуле, в Яхье продолжают жить следы Удея. Он складывает большой и указательный палец, чтобы выделить ту или иную фразу. Он не любит этот жест, но никак не может от него отделаться. Как и от размашистых движений рук. Он утверждает, что не может вспомнить свою походку. И действительно - он движется по холлу гостиницы твердым шагом, словно направляется к главе иностранного государства, чтобы пожать ему руку. Походкой Удея, известной по телерепортажам.
- Как вообще можно жить дальше, когда ты перенес столько?.. Во что верить, на кого полагаться?
- Я верю в Бога. Он не зря позволил мне пережить все это. И я верю в месть. Если мне кто-нибудь сделает что-то плохое, я дам ему шанс. Но во второй раз...
- Вы кому-нибудь еще доверяете?
- Я не доверяю ни одной системе, ни одному правительству. Я доверяю моей жене и моей охране. У меня есть несколько хороших друзей. Эти люди помогли мне, когда я был внизу.
- Существует ли справедливость?
- Нет никакой справедливости. Даже на Западе. Я пишу книгу о моей жизни после бегства. Это моя справедливость.
- Вы знаете, что мораль бывает убийственной, какие ценности вы передадите своим детям?
- Не лгать. Не быть фальшивыми. Помогать другим людям. Уважать родителей. Верить в Бога. Не судить о людях по цвету их кожи или религии. То же, что передал мне мой отец.
Годы, которые он провел как раб, не разрушили его жизнь. Но они определяют ее и сегодня. Как старшего сына в состоятельной багдадской семье его ждала комфортабельная жизнь бизнесмена. Все, что он делает сегодня, никак не соответствует тому образу. Он открыл сыскное бюро, занимается также импортом алмазов и одежды. Судя по всему, дела у него идут хорошо. У него четверо детей от прежних связей и маленькая дочь от его нынешней жены. У него есть своя охрана и два бронированных "мерседеса". Он велит своим детям никогда и никому не открывать дверь. Даже после того, как началась война против режима, он не перестал опасаться посланцев Удея. В какой-то момент он боялся, что его убьют американцы, чтобы предъявить миру мертвого Удея.
Он со своей женой-ирландкой и агентом по недвижимости был в Манчестере, когда его настигла эта весть. Один сотрудник CNN сообщил ему, что сыновья Хусейна мертвы. Но поверил он в это лишь тогда, когда увидел их трупы по телевизору.
"Было ощущение, будто часть моего тела внезапно исчезла. Я впервые за долгие годы почувствовал себя уставшим. Мне вдруг стало недоставать моей матери. Внезапно я снова ощутил голод. "Накрывай на стол, - сказал я своей жене. - Сегодня мой второй день рождения".
А она посмотрела на него и сказала, что он помолодел лет на 20.
Эта мрачная пятница в Манчестере стала первым днем его новой жизни. Жизни, в которой есть место надежде. Он говорит, что уже давно не спал больше трех часов подряд. Курит по 3-4 пачки "Marlboro" в день.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников