08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИЛЬЯ МУРОМЕЦ И ДРУГИЕ ПОГРАНИЧНИКИ

Литвиненко Игорь
Опубликовано 01:01 08 Февраля 2000г.
В далеком Хабаровске произошло событие, несомненно, приятное. Приказом начальника Дальневосточного регионального управления Федеральной пограничной службы настоятель храма Александра Невского отец Сергий награжден знаком "Отличник пограничной службы".

Казалось бы, ну что за событие. Не орден, не медаль. А главное - за что? В приказе сказано: "За активную работу среди пограничников соединений и частей Дальневосточного регионального управления..." - ну и так далее.
Что тут можно понять? А вот что: батюшка ездил по заставам, проповедовал за Христа и Отечество, призывал держать границу на замке и помнить заветы предков, три века назад присоединивших дальневосточные земли к пространствам родимой державы...
Наше пограничное ведомство имеет хорошие контакты с Церковью - настолько хорошие, что можно говорить о рождении новой традиции. Священнослужители частые гости в военных городках: крестят новобранцев, благословляют их на верность Отечеству, освящают служебные помещения, оружие, боевую технику. Сам Патриарх Алексий II принимает участие в развитии этих новых начал, недавно в знак признательности за сотрудничество с православными епархиями он вручил директору ФПС Константину Тоцкому высшую церковную награду. По сути, служители веры берут на себя часть забот по воспитательной работе в войсках, хотя должности офицеров, перед которыми стоят те же задачи, никто не отменял. В духовных контактах с порубежным воинством в зеленых фуражках участвуют на равных правах служители не только православной, но и других конфессий, и это понятно, ведь наша Государственная граница немалой своей частью проходит и по "мусульманским", и по "буддийским" регионам. Тем не менее у пограничников есть общий святой покровитель - Илья Муромец, былинный страж древнерусских земель, икону с его изображением можно увидеть на многих заставах и пограничных постах от Карелии до Чукотки, и в середине каждого декабря, в день храмового праздника погранвойск (даже так) солдаты в зеленых фуражках отдают честь своему небесному заступнику.
Стремительно прогрессирующий альянс государства и церкви - хорошо это или плохо? При внешнем благообразии нет ли в нем подводных течений, скрытых опасностей? Высшие российские руководители являются в храмы, стоят перед алтарями, осеняют себя крестным знамением, и этот номенклатурно-клерикальный ритуал транслируют на всю страну государственные телеканалы. Что хотят этим сказать наши вожди? Что они искренне веруют и нам советуют веровать? Думаю, многие мои соотечественники - как верующие, так и неверующие - в телевизионные образы верующих начальников не верят.
Но с хабаровским отцом Сергием случай особый. Ему я верю.
Почему так притягивает хабаровских жителей церковь Александра Невского? Может быть, потому, что ее настоятель видит себя среди прихожан не многомудрым пастырем, допущенным к постижению высших истин и авторитетно поучающим заблудших овец, а равным среди равных? Что не считает зазорным, общаясь с простым обывателем с глазу на глаз, откровенно поведать ему историю своей жизни? Как в молодые годы служил на подводном флоте и однажды на учениях едва не погиб, когда через люк торпедного аппарата выходил, облаченный в боевой гидрокостюм, в черную холодную глубину... Счастливое, почти мистическое спасение потрясло его душу настолько, что после воинской службы он решил отдаться другому служению ради спасения других душ. Всех, кто с его помощью приобщился к такому спасению, отец Сергий причисляет к "Христову воинству", где каждый служит свою службу в одиночку, но сверяясь по уставу единой веры. Не только веры в силу Святого Духа, но и своего собственного, укрепленного причастием к истине и справедливости...
Давно не считаю себя атеистом, а тем более атеистом воинствующим, но до сих пор не могу сдержать чувства неловкости при виде того, как священник окропляет святой водицей очередное питейное заведение, или когда в храме во время службы слышу по соседству агрессивный писк "мобильника", или когда вижу тяжелый крест, свисающий на массивной золотой цепи с бычьей шеи человека, который пытается перекреститься левой рукой... Но совсем иные чуства одолевают, когда в маленькой церквушке Самарского госпиталя смотришь на солдатика, молящегося у иконы Николая Чудотворца об исцелении, или представишь себе, как бывший подводник, могучий и сильный отец Сергий появляется на глухой дальневосточной заставе, где пограничники еще не успели остыть от ночного преследования нарушителя, но притихают и как-то подтягиваются, внутренне выпрямляются, как будто отец Сергий помог им понять, каким важным и святым делом они заняты.
Недавно мы узнали об ужасной судьбе молодого человека, погибшего в Чечне. Его захватили бандиты, мучили, но обещали сохранить жизнь, если он станет перед ними на колени и снимет свой православный крест. У могилы сына мать говорила: "Я потеряла сына. Это ужасное горе трудно пережить. Но не знаю, как бы я пережила, если бы сын сделал то, чего от него требовали злодеи".
Прошлой осенью, когда были в разгаре боевые действия в Дагестане, довелось мне разговаривать с группой раненых, доставленных оттуда в подмосковный госпиталь. Запомнился солдат с перебинтованной головой, который рассказывал, как бандиты идут в атаку - стреляя от бедра, с криками "Аллах акбар!". А наши, стиснув зубы, молча отстреливаются, потому что в ответ им и крикнуть-то нечего.
Еще был в том госпитале полковник с ранением в ногу и живот. Вспоминая о неудачной атаке опорного пункта боевиков, он с трудом повернулся на кровати, достал из тумбочки небольшой складень - двойную деревянную иконку, почти насквозь пробитую пулей. Если бы не это "почти", была бы у него еще одна рана, смертельная. Нет, он не верующий и не крещеный. Просто перед отправкой в зону боев его полк посетил священник, благословил на ратный труд и вручил несколько таких складней, в том числе командиру полка, и тот положил подарок в нагрудный карман, как раз против сердца. Не думаю, что после такого избавления от верной погибели полковник сделается набожным человеком. Но он сам сказал: "Что-то в душе сместилось. Вернусь в часть, буду служить, но уже не так... Какой-то новый смысл появился..."
О том и речь.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников