08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МИНЗДРАВ "ПРЕДУПРЕЖДАЮТ"

Золотов Олег
Статья «МИНЗДРАВ "ПРЕДУПРЕЖДАЮТ"»
из номера 025 за 08 Февраля 2001г.
Опубликовано 01:01 08 Февраля 2001г.
Если цена на медицинские препараты до сих не создавала для вас проблему, это означает одно из двух: либо у вас абсолютное здоровье (врачи уверяют, что такого не бывает), либо вы очень богатый человек. Я на практике убедился в этом после того, как побывал в аварии. Пьяный таксист уснул за рулем и вылетел на "Волге" на тротуар, по которому "посчастливилось" идти мне. Результат: компрессионный перелом позвоночника. Я попал в "Склиф" и провел целый месяц на больничной койке, на которой мне разрешалось лишь изредка, с огромной осторожностью, переворачиваться на живот.

- Советую закупить обезболивающие, - сразу предупредил моих родственников дежурный врач. - Они дорогие, и нашему центру их катастрофически не хватает.
Пришлось выложить круглую сумму из своих запасов.
А вот моя пожилая соседка по лестничной клетке, отработавшая двадцать лет инженером-химиком и страдающая бронхиальной астмой и гипертонией, отдает ежемесячно на лекарства по 600 рублей, что составляет половину ее пенсии. И это несмотря на все государственные льготы...
Недавно газета "Труд" получила сообщение, что три российские медицинские компании собираются провести возле здания Министерства здравоохранения пикет, дабы защитить отечественного производителя от произвола чиновников. "Надо людям помочь", - подумал я. Но вот выяснить более конкретно, от кого и чего именно собираются защищаться фармацевты, оказалось довольно сложно.
Первый мой телефонный звонок был в Федеральное унитарное предприятие "Московский эндокринный завод". Оно числилось среди участников ожидаемого пикета. Меня долго "футболили" там от одного телефона к другому, поскольку, как оказалось, никто из работников предприятия, за исключением председателя местного профкома, говорить на эту тему не уполномочен. Впечатление было такое, словно я пытаюсь получить строго конфиденциальную информацию в одном из российских силовых министерств. Пришлось потратить полдня, чтобы выйти на вышеназванное лицо.
- Мы надеемся привлечь внимание общественности, - сказала Нина Морозова. - Дело в том, что нам не продлевают лицензию на продолжение работы предприятия. (Позже выяснится, что речь идет о лицензии на закупку за рубежом сырья для лекарств).
- Чем это мотивируют в Минздраве?
- К сожалению, я не специалист в этом вопросе. - Н. Морозова назвала мне номера нескольких телефонов. Но ни один из них, конечно, не отвечал. Не удалось мне получить и публикации на эту тему, хотя Н. Морозова обещала "перекинуть" их по факсу или электронной почте.
Следующий мой звонок был другому "пикетчику" - ЗАО "Брынцалов А". Ситуация оказалась аналогичной. "Уполномоченным лицом" для бесед на эту тему там была руководительница отдела рекламы Маргарита Брынцалова.
- Пикет проводит предприятие "Мосхимфармпрепараты". Обращайтесь к ним. Мы лишь поддерживаем эту акцию.
- А в чем ваши претензии?
- Повторяю, обращайтесь...
В общем, "пикетчики" оказались явно не разговорчивые. Что делать, звоню в "Мосхимфармпрепараты". Председателем профкома этого предприятия, производящего лекарства, оказалась дама по имени Наталья Мухоморова.
- Ситуация катастрофическая - наше предприятие на грани закрытия, - доверительно сообщила она мне. - А все дело в том, что Минздрав не продлевает лицензии на закупку сырья для производства 16 препаратов. Оно у нас практически закончилось, и в ближайшее время цеха придется остановить.
- Чем объясняет свою позицию Минздрав?
- Да все постоянно какие-то мелкие придирки. То печать на документе стоит не там, где положено, то еще что-то в том же роде.
Словом, выяснить более конкретно, в чем суть конфликта, оказалось довольно сложно. Создавалось впечатление, что вышеперечисленные предприятия что-то скрывают. Так что "мелкие претензии" я выяснял уже в Минздраве. А их там накопилось немало, и уж "мелкими" их никак не назовешь.
Как известно, в советские времена отечественная фармацевтическая промышленность целиком обеспечивалась за счет ресурсов внутреннего рынка. На территории страны производились и так называемые "субстанции" - сырье, содержащее активную часть химических препаратов. Ситуация резко изменилась с началом перестройки. Предприятия стали переквалифицироваться на выпуск того, что выгодно продавать. Особой "популярностью" стала пользоваться медицинская упаковка. А производство субстанций постепенно сошло на нет: по сравнению с 1991 годом оно упало в шесть (!) раз. Из 394 препаратов, входящих в перечень жизненно необходимых лекарственных средств, в начале 90-х из отечественного сырья производилось 153 лекарства, а сейчас только 33. И это несмотря на существовавшую ранее огромную научную и производственную базу.
Отечественный рынок лекарств, так же, как и продовольственные и вещевые базары российских городов, заполнила продукция из Китая. Половина ввозимого фармакологического сырья производится сейчас именно в этой стране. В итоге там бешеными темпами развивается медицинская промышленность. А наша - загибается. С 1980 по 1999 год в КНР создано 1790 фармацевтических СП, в том числе 20 из них - с участием ведущих мировых компаний. За девять лет в медицинскую промышленность Китая привлечены иностранные инвестиции на сумму 1,5 миллиарда долларов. Там выпускается 1350 субстанций, а в России лишь сто, годовой объем производства достигает 350 тонн, а у нас в сто раз меньше.
Сегодня Российская академия медицинских наук просит, чтобы государство выделило деньги хотя бы на создание предприятия по производству противотуберкулезных препаратов. Того требуют соображения национальной безопасности, ведь заболеваемость этой, казалось бы, уже побежденной болезнью у нас в стране стремительно растет.
К моменту кризиса 1998 года около 70 процентов лекарств на отечественном рынке были импортными. После дефолта - осенью того же года - доля импорта составила лишь 35-40 процентов. У отечественного производителя появились реальные шансы удержать рынок. Однако этого не произошло. Сейчас у нас снова 60 процентов лекарств - завозные.
...В 1994 году специальным указом президента Бориса Ельцина в руки АО "Биопрепараты" были переданы акции 13 лучших российских фармацевтических предприятий. В обязанность АО вменялось эффективно управлять ими и ежегодно перечислять по 700 миллионов рублей на развитие отрасли. Для АО были снижены с 10 до 5 процентов таможенные пошлины на ввоз сырья из-за рубежа. Что еще надо? Работай! Но за все это время в казну не перечислено ни рубля. По разным данным, бюджет недосчитался от 200 до 500 миллионов долларов.
Главное управление информационно-методического центра по экспертизе, анализу и маркетингу Минздрава РФ предоставило газете "Труд" данные, согласно которым предприятия, входящие в АО "Биопрепараты", закупали за рубежом сырье по ценам, на 300 процентов превышающим реальные. Почему? Деньги-то не свои, казенные. И лица, заключавшие договоры с российской стороны, cкорее всего, получали солидный процент за такое расходывание государственного бюджета.
Среди участников пикета - два члена АО "Биопрепараты". В Минздраве попытались сравнить цены, по которым они закупали в 2000 году за рубежом препараты, с суммами, которые выплачивали за них коммерческие фирмы, и получилась интересная картина. Если, например, московское ЗАО "Северная звезда Лтд" приобрело 1000 килограммов аминазина у китайской фирмы "Chang Zhou Kang Da Pharmacy Co. LTD" за 42 тысячи долларов, то "Мосхимфармпрепараты" у той же компании купили то же лекарство, заплатив за 500 килограммов 65 тысяч долларов. Подобные "нестыковки" удалось обнаружить в контрактах на закупку 23 препаратов. Причем сумма контрактов зачастую исчислялась сотнями тысяч долларов.Что это - полнейший непрофессионализм или хитрое хищение государственных денег? Кроме того, "Мосхимфармпрепараты" имени Семашко - "чемпион" страны по производству бракованной продукции: в прошлом году 112 видов лекарств, выпущенных там, не соответствовали нормам.
Аналогичная картина и у другого пикетчика - Московского эндокринного завода. Там умудрились приобрести у чешской фирмы "SPOFA A. S." высокоочищенный свиной инсулин по цене 84 тысячи долларов за килограмм. Зато "соратник по борьбе" ЗАО "Брынцалов А" покупал его у чехов за 45 тысяч долларов. Честное слово, лучше бы такой "прекрасный коммерсант", как господин генеральный директор этой компании Ю. Брынцалов, поделился со своими коллегами опытом по заключению контрактов, а не устраивал бы вместе с ними манифестаций. Государство бы от этого только выиграло.
ЗАО "Брынцалов А" - негосударственное предприятие. Поэтому, что-что, а свои деньги там считать умеют. А вот как быть с качеством продукции? Проверки показывают, что 27 препаратов, выпускаемых этой компанией, - настоящий брак, который, как говорится, "не лечит, а калечит". А ведь это почти одна треть всего списка наименований лекарств, изготавливаемых там. Где уж тут думать о получении лицензий?
В августе прошлого года в отношении Ю. Брынцалова прокурором четвертого отдела управления по надзору за исполнением законов в органах внутренних дел прокуратуры Москвы советником юстиции И. Сташук было возбуждено уголовное дело по третьей части статьи 159 УК РФ "Мошенничество". По ней, кстати, можно лишиться свободы на срок до 10 лет. В свое время господин Ю.Брынцалов в рамках выполнения федеральной программы "Сахарный диабет" заключил договор N 93/т-98 купли-продажи инсулиновых препаратов. По условиям договора он должен был поставить в регионы качественный генно-инженерный инсулин человека. А вместо него там получили менее качественный - свиной. В действиях ЗАО усмотрели "хищение денежных средств путем обмана относительно качества предлагаемого товара". Сумма ущерба оценивалась в 11037 922 рубля 66 копеек.
Но и это еще не все. Не так давно в одну из комиссий Государственной Думы поступило письмо главы представительства фирмы "Авентис Фарма" в России Ж. Фаржа. Западные предприниматели обнаружили в столичных аптеках подделку под их препарат клафоран и провели собственное расследование. Выяснилось, что неизвестный производитель подделок покупает у одного из крупных дистрибьютеров компании "Авентис Фарма" небольшую партию этого лекарства. Затем получает на свое имя сертификат соответствия, необходимый для оптовой и розничной продажи. А потом выбрасывает в огромных количествах на рынок уже подделку.
Господин Фарж утверждает, что в его руки попали документы, свидетельствующие о причастности ЗАО "Брынцалов А" к поставкам сомнительного клафорана в Москву. "Фирма "Брынцалов А"... согласно лицензионно-дистрибьютерскому соглашению производит упаковку ЛС цефантрал, 1 г., производимого индийской компанией Люпин Лэбораториз Лимитед, - говорится в письме. - Предварительные химические анализы, полученные хроматографическим методом, свидетельствуют о том, что внутри стеклянных флаконов индийского препарата цефантрал, выпускаемого фирмой "Брынцалов А", и поддельного клафорана активно действующее вещество одного и того же происхождения". В переводе на общепонятный язык - в подделке присутствует химическое соединение, производимое компанией "Брынцалов А". Пока неизвестно, чем завершится эта история. Но в любом случае проверка деятельности компании "Брынцалов А", по-видимому, необходима.
Что ж, теперь становится более понятным загадочное молчание организаторов пикета. Они, скорее всего, уже и сами сомневаются в том, что общественный резонанс этой акции будет в их пользу. Хочешь не хочешь, а вышеизложенные факты должны были всплыть. Президент и правительство проводят политику, направленную на укрепление государства. Действие Минздрава - часть этой политики. В прошлом году удалось решить проблему с лекарствами для лечения туберкулеза, рассеянного склероза, онкологических заболеваний у взрослых. Нет дефицита и в области детской онкогематологии. А малыши, которые раньше были обречены природой оставаться на всю жизнь карликами, теперь могут получать исцеляющий их гормон роста.
Что и говорить, качество и цены на медицинские препараты сейчас никуда не годятся. Контролировать их - необходимо. Позиция Министерства здравоохранения вселяет надежду на то, что порядок в этой области все же будет наведен.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников