03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕЛОВЕК-АМФИБИЯ ЖИВЕТ В МОСКВЕ

Наумов Владимир
Опубликовано 01:01 08 Февраля 2001г.
Дыханием в полном смысле это назвать трудно: жидкость зальют в одно легкое, потом - в оба. Попросят испытуемого поработать мышцами живота, чтобы перемешать жидкость. Понаблюдают, как будет кислород переходить в кровь, как поведут себя нежные ткани легких, как отреагируют на вторжение воды врожденные и приобретенные человеческие инстинкты. Потом жидкость сольют...

Манипуляции простые, но они - начало еще не проторенных в науке дорог. Сначала медицина, а затем - техника освоят нечто совершенно новое. И, возможно, не одну тысячу жизней спасут сведения, добытые опытным путем.
Толчок этим исследованиям дала трагедия "Курска". То, что техника иногда подводит, - понятно всем. Но почему не смогли оказать реальную помощь терпящим бедствие? Почему не спасли? Это трудно укладывается в голове, но это так: оказывается, надежных способов спасения людей, оказавшихся в затонувшем судне, не существует. Не только у нас, а во всем мире методы и техника спасения терпящих бедствие в море уже много лет практически не развиваются. Будто в гранитную скалу все уперлось. На самом деле препятствие известно. И это препятствие - некоторые особенности нашего несовершенного организма, такого слабого перед силами природы.
Представьте, что судьба забросила нас на довольно небольшую глубину моря - метрах в ста от поверхности. Здесь на все живое давит пресс, который расплющит любого. Но даже если человек уцелеет и поднимется на поверхность, его может убить последствие пребывания в пучине моря - отравление азотом. В условиях высокого давления этот газ переходит в кровь из воздуха, сжатого в легких. Вдобавок сама кровь человека, насыщенная газами, становится "шипучей" жидкостью. И, выскочив на поверхность быстрее, чем велит инструкция, человек рискует быть разорванным собственной кровью, которая, как пена шампанского, норовит вырваться на свободу.
Это и есть хорошо известная кессонная болезнь. Чтобы избежать этой опасности, водолазу предписывают медленный подъем, например, по специальной веревке с узлами для "привыкания" организма... Но ведь мы говорим о спасательных работах, при которых темпы - это вопрос жизни и смерти. В конце концов, водолаза можно защитить, заключив его в толстый панцирь скафандра. Но как в таком снаряжении спасать? И как защитить от моря того, кого спасаешь?
Чтобы столкнуть с мертвой точки проблему, говорят специалисты, нужно научить человека "вдыхать" жидкость, насыщенную кислородом. Она, во-первых, лишена зловредного азота, а во-вторых, не сжимается и создает внутри мягкого человеческого тела сравнительно твердое "ядро". Человека с жидкостью в легких, считают специалисты, можно извлекать из погибшей лодки на довольно серьезной глубине, и ему не грозят смертельные баротравмы, отпадает опасность отравления азотом, его кровь не "закипает" после быстрого подъема наверх.
Страшная кессонная болезнь не коснется "ихтиандров", умеющих дышать жидкостью. Звучит страшновато, но какие горизонты открываются!
Во-первых, резко расширяются профессиональные возможности водолазов-спасателей.
- Представим на минуту, - говорил мне военный врач-экспериментатор (пожелавший остаться неназванным), - что в пучину спускается водолаз в легком снаряжении и вместо обычного акваланга у него баллоны с жидкостью, насыщенной кислородом. Допустим, что решены все технические задачи с преодолением неприятных рефлексов. Жидкость вливается в легкие, водолаз, массируя рукой живот, быстро погружается на 200, на 300 метров. Там он может делать все - ремонтировать на подводном нефтепромысле оборудование, обследовать донный кабель, проникать в затонувшее судно, фотографировать обитателей моря...
Что особенно важно - открывается возможность для переговоров с теми, кто страхует и обеспечивает водолазов. Сегодняшние переговорные устройства крайне несовершенны потому, что водолаз, чья гортань "занята дыханием", в принципе разговаривать не может. А у "ихтиандра" есть возможность говорить с помощью аппарата, подобного тому, которым пользуются безголосые инвалиды.
Закончив дело, водолаз двадцать первого века просто оттолкнется от дна и со всей возможной быстротой понесется к поверхности, сэкономив при подъеме многие минуты, в некоторых обстоятельствах жизненно важные.
"Жидкостное" дыхание станет избавлением и для многих жертв морской катастрофы, оказавшихся на краю гибели в затонувшем судне. Им водолазы могли бы спускать снаряжение на такой же основе, помочь облачиться в него и подняться на поверхность, не теряя драгоценных секунд.
Возможно, со временем человеческие легкие настолько приспособят к контакту с жидкостью, что и обыкновенная вода, попав в нежные альвеолы, не будет вызывать (или будет, но хотя бы в меньшей степени) губительного отека. И тогда не станет такого множества утопленников.
Такие вырисовываются интересные и обнадеживающие перспективы. Но легко сказать - вдохнуть жидкость... Кому не случалось поперхнуться ничтожным ее глотком? Пустяк, вроде никакой угрозы вашим легким, а вы долго не можете откашляться. Это - лишь малая часть могучей защитной реакции, "замка", самой природой созданного на входе в жизненно важный орган. Любая попытка преодолеть этот замок ведет к спазмам и удушью. В одной только России ежегодно тонут десятки тысяч людей, и не все они, утверждают специалисты, в прямом смысле захлебнулись. Тысячи погибли от капельки влаги, достигшей чувствительных тканей на пути к легким: от сигнала кольцевая мышца сдавила горло, дыхание прервалось. Не вода губит людей, людей губит враждебный к ней настрой нашего организма. Такие вот услуги оказывает порой инстинкт-спаситель, и он же - серийный убийца...
Именно этот спрятанный в человеке механизм - и есть то самое роковое препятствие. И проблема-то, ключевая для всего подводно-спасательного дела, как раз и заключается в том, чтобы этот не рассуждающий автомат не то чтобы сломать, а подчинить человеческому разуму...
Во многих странах (включая Россию) метод жидкостного дыхания уже обкатали на мышах и собаках. Эксперименты на человеке начинаются впервые...
Причем испытуемый будет не под наркозом, а в ясном уме, он станет активно помогать экспериментаторам. Действие будет происходить в реанимационном отделении, чтобы застраховаться от "нештатного" развития ситуации. В качестве "воды" в этом опыте используют специальный раствор. Он вдвое плотнее воды и не будет всасываться легочной тканью, а значит, испытуемому не грозит отек. Кроме того, жидкость насыщена кислородом и обладает способностью легко его "отдавать".
Если начало эксперимента окажется удачным, его продолжат в одном из оборонных НИИ. Добровольца поместят в барокамеру, где будут варьировать давление, имитируя разную глубину погружения. Постепенно условия экспериментов приблизят к "боевым". Но надо решить целую связку проблем - от этических до психологических.
Нашелся человек (назовем его Александром), у которого в результате операции удалена гортань. Он - тренированный человек, с водной стихией на "ты", поскольку по жизни - опытный ныряльщик. Это - тот редчайший случай, считает он сам, когда увечье дает человеку уникальные преимущества перед другими.
- У меня легкие теперь не связаны с гортанью, - объясняет Александр. - Поэтому "отключены" защитные реакции, обычные для здоровых людей.
Некоторые специалисты уже сегодня уверенно говорят, что "дышать" жидкостью со временем смогут и здоровые люди с обычным горлом. Предполагают даже, что, пока не найдено иное решение, многие профессиональные водолазы для пользы дела дадут себя прооперировать - сделать в горле искусственное отверстие с клапаном. В обычной жизни человек будет дышать, как все, а при погружении с жидкостным аппаратом - использовать свою "специфику".
КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
По просьбе редакции это сообщение с явным налетом сенсационности комментирует доктор технических наук, руководитель существовавшего в начале 90-х годов Комитета подводных работ особого назначения правительства РФ, вице-адмирал Тенгиз БОРИСОВ:
- Лично я вижу в этом многообещающее начало. То, что средства аварийного спасения экипажей нуждаются в скорейшей модернизации, показала трагедия подлодки "Курск".
Корабль был оснащен оборудованием, помогающим покинуть его в случае аварии. Во-первых, это всплывающая спасательная камера, в которой могли найти безопасное убежище одновременно многие моряки, однако, к сожалению, она была повреждена взрывом, и воспользоваться ею никому не удалось. Но для каждого члена команды предусмотрено штатное индивидуальное спасательное средство - снаряжение, которое находится в строю еще с 1959 года. Оно позволяет выходить с глубины до 120 метров, если наверху поджидают спасатели, и с 60-метровой глубины, если спасателей вокруг нет. Несколько минут, необходимых для подъема, человек в этом снаряжении может дышать кислородно-гелиевой смесью.
Но и этими средствами люди воспользоваться не смогли. Помимо прочего, это связано и с тем, что баллоны с гелием на лодке не хранятся из-за специфических особенностей этого газа. В этом - большой недостаток индивидуального снаряжения. Спасатели должны были передать баллоны членам команды снаружи, через люки шлюзовой камеры. Вы помните перипетии, которые подробно описывались и комментировались. Помощь подоспела слишком поздно.
Насколько интересны в этом свете эксперименты с жидкостным дыханием?
О применении дыхания жидкостью в морском аварийно-спасательном деле до сих пор пишут как о методе будущего. И за рубежом, и в нашей стране медико-биологические стороны исследований давно перешли из стадии теории к экспериментам на животных. Но если там они полным ходом идут до сих пор, то в России работы несколько лет назад были свернуты из-за отсутствия финансирования.
Теперь, судя по всему, они получили новый толчок: опыты на человеке, несомненно, дадут ответы на многие вопросы. Тем более что человек, вызвавшийся быть "подопытным" (я знаком с ним), пошел на это обдуманно, сознательно. Насколько я его знаю, он специально тренировался, причем по собственной инициативе. И морально, и физически он, по-моему, готов перенести трудности эксперимента, нагрузка немалая.
Но не стоит, наверно, полностью уповать на то, что метод жидкостного дыхания уже завтра позволит совершить переворот в аварийно-спасательном деле. Вряд ли через год появятся ихтиандры, которые смогут дышать насыщенной кислородом жидкостью. О конкретных сроках, наверно, говорить преждевременно. Важно то, что прокладывается новая, нехоженая дорога для науки и практики. Пройдут годы, и на этой основе будет создана новая спасательная техника. И это, я думаю, не единственное достижение на новом пути.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников