19 октября 2017г.
МОСКВА 
5...7°C
ПРОБКИ
2
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 57.57   € 67.93
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

6 тысяч лет могут быть стерты с карты мира

Конфликты на Востоке - угроза всей культуре человечества

Египетские власти сообщили вчера о пропаже 145 исламских артефактов из хранилища Американского университета в Каире. «Труд» считает, что список культурных утрат региона в ближайшие месяцы будет только увеличиваться, и лишь через 2–3 года можно будет оценить подлинный масштаб бедствия.

В Каире страшнее, чем в Багдаде

То, что происходило в арабских странах в последние три месяца, специалисты называют катастрофой. В первую очередь это касается Египта. После того как революция в соседнем Тунисе спровоцировала массовые революционные выступления в Египте, произошел ряд крупных вандальских нападений, самое известное из которых — вторжение грабителей в Каирский национальный музей в ночь с 28 на 29 января.

«Когда я увидел первые репортажные кадры из музея, показанные каналом „Аль-Джазира“, мне стало плохо, — рассказал „Труду“ старший научный сотрудник Института восточных культур РГГУ Михаил Чегодаев. — Столько лет довелось там проработать, и теперь видеть эти разгромленные витрины…» Потери Каирского музея эксперты считают даже более страшными, чем те, что понес Музей древностей в Багдаде в 2003 году.

А ведь утраты в Каире — лишь малая часть ущерба. В стране на ценнейших некрополях работали около 30 международных археологических экспедиций, которые стали легкой добычей налетчиков. Вандализм поощряется тем, что в глазах огромной части мусульманского населения доисламские реликвии не являются ни религиозной, ни культурной ценностью, а являются лишь предметами, которые можно хорошо продать на Запад. «В Абу Сире местные жители заявили, что будут хоронить своих покойников на одном из древнейших некрополей, — рассказывает Михаил Чегодаев. — Как будто там больше хоронить негде. Даже мечеть начали срочно сооружать…»

Известны и примеры противоположного отношения к национальному достоянию. Так, после первой ночи разграбления Каирского музея на его охрану встали добровольцы, что предотвратило дальнейшие пропажи. «Все зависит от того, в какую сторону пойдет политическое развитие, — считает Чегодаев. — Если победят исламские фундаменталисты, то судьба того исторического наследия, что сегодня сохранилось, скорее всего, будет плачевной».

Афганистан почти потерян

То, что несет с собой фундаментализм, хорошо известно на примере Афганистана. Это уникальный перекресток цивилизаций, где встретились древнеперсидская, буддийская, эллинистическая, исламская культурные традиции. Здесь на протяжении ХХ века французскими, а затем советскими археологами было открыто очень много памятников. С началом гражданской войны, а особенно после ухода советских войск в 1989 году, пришла пора массового грабежа ценностей и вывоза их за границу. Захватившие власть талибы осуществили всемирно известный акт вандализма — взрыв гигантских статуй Будды в Бамиане.

Но и здесь, как в Египте, эта крупная потеря — далеко не главная. Куда больше ужасает масштаб разграбления археологических объектов. Внес свой вклад в дело разрушения культурного наследия и западный альянс, уже 10 лет воюющий с талибами. Так, в результате американских бомбардировок практически уничтожен греко-бактрийский город III–II веков до нашей эры Ай-Ханум на севере Афганистана. «Друзья недавно прислали мне снимки этого места, — говорит заместитель директора Государственного музея искусства народов Востока археолог Тигран Мкртычев. — Там теперь лунный пейзаж. Буквально на каждом квадратном метре — воронка».

Пояс тревоги

В Иране, в отличие от Афганистана или Ливии, военных действий не ведется, но в этой стране режим тоже сталкивается с гражданскими протестами. Кроме того, Иран находится в политической изоляции, и ему постоянно угрожают военными мерами извне. Можно представить, к каким утратам это приведет, если даже теперь у правительства не хватает сил поддерживать памятники мирового значения: например, город Бам, основанный во времена Ахеменидов (V век до н. э.), после землетрясения 2004 года находится в таком состоянии, что ЮНЕСКО взяла его на учет как погибающий памятник.

Страшно вообразить, что произойдет, если хрупкое равновесие на Востоке рухнет. Под прицелом иранских ракет — Израиль с его памятниками Святой земли. Рядом — беспокойная Сирия с ее античной жемчужиной Пальмирой, средневековыми арабскими кварталами и замками крестоносцев. Между Сирией и Израилем зажат маленький Ливан с эллинистическим Баальбеком и первыми христианскими монастырями. На гигантских пустынных пространствах воюющей Ливии и неспокойного Алжира разбросаны уникальные по архитектуре поселения местных племен, а также пещеры с росписями VI тысячелетия до нашей эры, дающими возможность увидеть, как выглядела тогда Сахара. Рядом — старинные города Марокко с изумительной каменной резьбой. Всего этого культурного богатства планета может лишиться уже в ближайшие годы, если конфликтная ситуация в гигантском мусульманском поясе окончательно выйдет из-под контроля.

потери

Что уничтожено в странах Востока в результате конфликтов за последние 10 лет

Афганистан. Две гигантские статуи Будды высотой 55 и 37 метров, высе- ченные в скалах Бамианской долины в VI веке н.э., взорваны талибами в марте 2001 года.
Дворцовый комплекс  XI–XIII вв. в Лашкари-Базаре (провинция Гильменд) и медресе XII века в Дагестане (провинция Баглан) уничтожены бомбардировками западной  авиации предположитель- но в ноябре 2001 года.
Бактрийский некрополь Тилля-тепе и другие захоронения I века н.э. на севере Афганистана раскопаны черными археологами.
Ирак. От 50 до 200 тысяч предметов пропали из багдадских музеев при вхождении в город западных войск в марте 2003 года. Часть впоследствии удалось вернуть – например, 43 картины задержаны на границе с Иорданией.
Памятники древнего Вавилона (VII век до н.э.) уничтожены или повреждены американским, а затем польским военным контингентом, устроившим здесь базу. Американская военная техника разрушила кирпичный фундамент, и фрагменты кладки с клеймом царя Навуходоносора II оказались разбросанными по округе. Драконы, украшавшие Ворота Иштар, получили значительные повреждения вследствие попыток отковырять с них декоративные кирпичи. Специалисты Британского музея констатировали исчезновение огромного количества грунта вместе с археологическими фрагментами. Военные использовали его для временных укреплений.

мнение

Геннадий Кошеленко, археолог,  член-корреспондент РАН

«Потери Афганистана неисчислимы»

– В Афганистане уничтожение памятников идет больше 30 лет, причем эти потери практически не поддаются исчислению не только в силу их масштабности, но и из-за закрытости постоянно воюющей страны. Если мусульманские памятники еще как-то поддерживаются, то большинство немусульманских памятников уничтожено. В том числе греко-бактрийский город Ай-Ханум, буддийский пещерный комплекс в Бамиане. Уничтожение происходило не только при талибах. Косвенным образом тут виноваты и мы. Буквально в ту зиму, когда произошла революция, это 1978–1979 годы, незадолго до начала гражданской войны, советско-афганская экспедиция раскапывала замечательный некрополь Тилля-тепе. О нем писали тогда во всем мире: найдено 20 тысяч предметов. Уникальных произведений искусства не так много, но все – из драгоценных металлов. Тысячи людей в округе это видели. Когда из-за окончания полевого сезона наши уехали, успев обработать шесть захоронений, а обнаруженное седьмое законсервировав, вернуться они уже не смогли: страна бурлила. Зато пришли местные жители и все разорили – теперь этого холма просто не существует. Известие о наличии золота в древних захоронениях распространилось среди дехкан всего Афганистана, и повсюду закипели самопальные раскопки. Это нанесло археологическому наследию страны невосполнимый урон.

Виктор Солкин: «С политической стабилизацией мародерство не прекратилось»

Революция в Египте прошла без больших человеческих жертв, но культурные утраты в этой стране максимальны. Известный египтолог, с которым побеседовал «Труд», считает их катастрофичными.

– Идет уже третий месяц революции. Может быть, волна вандализма, начавшаяся с разграбления Египетского музея в Каире, пошла на убыль?

– Наоборот, грабежи становятся все более профессиональными. Раньше местные подростки по глупости искали золото на каком-то раскопе, а теперь это хорошо вооруженные люди, которые работают по международному заказу. Особенно активизировался вандализм недели три назад, когда стало известно об отставке министра по делам древностей доктора Захи Хавасса, которого несколько дней назад вновь назначили на этот пост.

Если попытаемся обозначить главные места потерь, то это археологическое хранение Мит-Рахина в 24 километрах на юг от Каира, где работало более десятка археологических миссий, в том числе российская. Это хранение Эль-Кантара Шарк, рядом с Исмаилией, на востоке дельты, рядом с Синайским полуостровом: там были вещи, которые предназначались для строящихся археологических музеев в Суэце и Шарм эль-Шейхе, в том числе памятники первой величины. Более 800 предметов из этого хранения пропало, только 235 удалось вернуть, спешно вывезти в Каир и поместить в подвал Египетского музея. Напали на хранение в комплексе Буто – это очень древний город, там сейчас британские археологи работают. Взломано генеральное археологическое хранение в восточной части дельты Нила в городе Загазиг, где некогда находился храм богини-кошки Бастет и древний город Бубастис. Ограблен крупнейший археологический объект Телль эль-Даба, древний город Аварис, опять же в дельте Нила, пострадали памятники Фаюмского оазиса и многие другие.

– Какие регионы пострадали от вандализма сильнее всего?

– По сути, весь север страны. Есть совсем криминальные случаи. Самая вопиющая потеря – на востоке дельты в Телль эль-Маскхута была найдена гробница царского писца Кен-Амона эпохи Рамсеса Великого, то есть XIII века до н.э. Ввиду того что это дельта и там нет скального грунта, гробница была выкопана в грунте, ее стены были облицованы плитами известняка с рельефами высочайшего художественного уровня: на них вся биография вельможи, сцены его оплакивания, загробной жизни. И эти плиты растащили полностью. Аналогов им нет. Я вряд ли поверю, что они покинули страну – скорее всего, лежат в тайниках у воров, которые надеются продать краденое позже, когда ситуация уляжется и через два-три года контроль в аэропортах будет ослаблен.

– На юге инцидентов меньше?

– Да, но и примеров возвращения похищенного почти нет. Мне известен единственный – это случай в знаменитом храме царя Аменхотепа III в Ком эль-Хеттан (Луксор). Там грабители обезоружили охранников, обездвижили их хлороформом и унесли уникальные памятники XIV века до новой эры, в основном скульптурные, в том числе портрет самого Аменхотепа III и статую львиноголовой богини Сехмет – для нас это была особенная потеря, ведь мы с германскими коллегами работали в этом храме несколько лет. К счастью, грабителей поймали и украденное вернули. Во главе семейной банды стоял человек, который занимался изготовлением сувениров для туристов. Их срочно в показательном порядке осудили, дали самые серьезные сроки, до 15 лет, чтобы продемонстрировать, что государство будет бороться за свои древности. Роль доктора Захи Хавасса, министра и уважаемого всеми египтолога, здесь очень велика.

Из знаковых южных городов очень пострадал Абидос. Это знаменитый религиозный центр древнеегипетского государства с множеством уникальных хрaмoв, гектарами некрополя, гробницами первых египетских царей. Там по легенде начинался путь в мир иной. И вот ночью грабители прорыли в некрополе XX–XIX веков до н.э. траншеи глубиной до пяти метров. Наутро местные жители находили на дороге к этому кладбищу куски растерзанных мумий. У меня там живут друзья, они рассказывали, как собирали эти фрагменты мумий и складывали в кучи, памятуя, что это все-таки человеческие останки и они не должны быть растоптаны на дороге.

– Но ведь известно, что легально продать мировые шедевры нельзя.

– Конечно, если речь о предметах такого уровня, как статуи из Луксора или Каирского музея. Но тут надо сделать оговорку: то, что пропало, могло сильно пострадать при ограблении, а это затруднит идентификацию вещей, и даже самые значительные предметы могут проникнуть на черный рынок. Например, среди украденных вещей из Египетского музея в Каире – несколько знаковых предметов из гробницы Тутанхамона. Это деревянные позолоченные статуи: царь на церемониальной ладье, или шагающий царь в короне Нижнего Египта, или абсолютно уникальный памятник – богиня Менхерет на руках несет забальзамированное тело царя. Так вот, воры отломили торс царя, бросив его ноги, укрепленные на ладье, то есть памятник уже серьезно поврежден, и даже если найдут верх, непонятно, насколько он подлежит реставрации. Так же и группу из богини Менхерет с царем на руках преступники разбили на четыре части. Обломки статуи богини нашли в саду Каирского музея, а золоченая фигура царя утрачена.

– Можно какими-то согласованными действиями предотвратить проникновение похищенного на рынок?

– По инициативе выдающегося египтолога, доктора Американского университета в Каире Салимы Икрам в интернете создана база данных памятников, где главы археологических миссий разных стран, работающих в Египте, могут разместить информацию об известных им вещах, пропавших из того или иного хранения. Это призыв к элементарной порядочности как египтологического, так и антикварного сообщества, чтобы эти вещи были опознаны и не пропущены на черный рынок. Но, к сожалению, процесс попадания туда уже начался. Недели две назад на каирской таможне перехватили дипломата одной из европейских стран, в чемодане которого нашли украденные произведения. Похожая ситуация в Хургаде: полицейские поймали группу воров, которые везли на продажу скульптурные изображения вельмож XV–XIV веков до н.э. Это не первый подобный случай – контрабандисты обычно покрывают статуи полимером, расписывают золотой или другой краской «под сувенир» и так пытаются вывезти. Но понятно, что сейчас этот поток возрастет в тысячи раз. Многое зависит от инициатив ученых: мы с моими коллегами своевременно обратились с открытым письмом к президенту, получили помощь и вместе с академиком Российской академии художеств К.Г. Данелия сейчас формируем группу реставраторов, которые поедут в Египет спасать древние памятники. Такое предложение Египет получил только от России и Италии.

Несколько нелегальных траншей перехватили и в Хургаде. Но сколько не перехвачено? С другой стороны, молодцы простые египтяне, молодежь. Живой цепью они защитили Египетский музей в Каире, Александрийскую библиотеку, гробницы Долины царей от дальнейшего грабежа. Это многого стоит.

– В эти дни очень много говорят о Египте, а ведь здесь не было такой масштабной войны, какая идет сейчас в Ливии. Наверное, там культурные потери еще страшнее?

– Война – это, конечно, ужасно, но все же египетские культурные потери нельзя сопоставить ни с какими другими. Я говорю как египтолог. И в Ливии, разумеется, тоже есть древние памятники, но в основном античные, то есть гораздо более поздние, к тому же провинциальные по их положению в античном мире и все-таки не занимающие главные места в истории мирового искусства. А Египет – это золотой фонд мировой культуры, сравнимый по значению только с Грецией. Это классика наследия человеческой цивилизации, потеря которой катастрофична.

Резюме «Труда»

Виктор Солкин, президент Ассоциации по изучению Древнего Египта («МААТ»)

Родился в 1977 году.

Учился в Университете дружбы народов. Автор более 80 научных публикаций, связанных с историей и культурой Древнего Египта, основатель ассоциации «МААТ».


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.