09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КТО СКАЗАЛ, ЧТО ЛЮБВИ НЕ БЫВАЕТ?

Они встретились в 1946-м. Молоденький советский лейтенант Сергей Сереженко и 16-летняя венгерская девчушка Маргит Хайн. И запали друг другу в душу на всю оставшуюся жизнь. Хотя вынуждены были прожить ее друг без друга. Но с такой любовью в сердце, которой хватило бы, наверное, на несколько обычных судеб.

В конце войны 22-летнего лейтенанта Сергея Сереженко назначили комендантом небольшого венгерского городка Надьмарош, что на берегу Дуная. Здесь он и влюбился с первого взгляда в шестнадцатилетнюю Маргит. Чувство было взаимным. Сергей не знал венгерского, а Маргит - русского, но понимали друг друга и без слов. Их бурный роман развивался стремительно. Через полгода девушка забеременела. И Сергей, не раздумывая, поехал в советское посольство в Будапешт, чтобы получить разрешение жениться на Маргит Хайн.
"Что мне нужно сделать, чтобы взять с собой в Россию венгерскую девушку?" - взволнованно спросил старший лейтенант у русского посла со звучной фамилией Пушкин. "При самом сильном желании вы ее никогда не увезете. А если будете еще куда-нибудь обращаться с этим вопросом, то кончите не просто плохо, а очень плохо",- последовал холодный ответ посла. Но отступать Сергей не собирался. Считал, что бросить любимую, носящую его ребенка под сердцем, - вот настоящее преступление. Пытался уехать с ней в Северную Италию, где жили русские казаки. Но его арестовали.
Начались допросы. Сергей Павлович до сих пор отлично помнит "беседы" со следователем. Его заводили в кабинет майора два дюжих охранника. На полную громкость включался приемник. Чтобы не было слышно крика. На всю жизнь осталась "вечная память" - большущий рубец на голове. Это рьяный майор ударил Сергея тяжелой пепельницей. Но самое больное: следователь отправил девушке весть: "Прощайся с ним навсегда, больше ты его никогда не увидишь, потому что завтра его расстреляют". Маргит осталась тогда жить только ради будущего ребенка.
Военный трибунал судил его по статье "измена Родине"". Парню светила высшая мера. Но сжалились, дали восемь лет с отбыванием в лагере в Алтайском крае. Через год Сергей пытался бежать. Снова суд. Добавили десять лет и отправили в Магадан. Когда срок закончился, Сереженко, воевавшему за Родину с первого до последнего дня войны, запретили проживать в областных центрах и городах-героях. Он приехал в небольшой городок Энгельс в Саратовской области к отцу в старенький домик. Местная милиция сразу же взяла его под контроль. Следили за каждым шагом. Предупредили: если не женится и вздумает снова искать венгерку, пропадет в лагерях.
Так в его судьбе появилась милая, спокойная женщина Анна. Она родила ему двоих сыновей. Про Маргит Анна знала и все понимала. Сергей устроился работать токарем. Однако и через восемь лет после возвращения из лагеря Сереженко продолжали интересоваться гэбэшники.
А у Маргит 10 марта 1947 года родилась девочка, которую она назвала Марией. Потом вышла замуж. Но никогда не забывала о Сергее. Воспоминания держала глубоко в душе: ее муж во время войны служил в полиции и русских считал оккупантами.
Когда времена изменились, Сергей Павлович решил во что бы то ни стало найти Маргит и ребенка. Написал письмо в Международный Красный Крест. Через семь месяцев раздался звонок, и Сереженко услышал в трубке слова на ломаном русском языке: "Говорит Будапешт". От волнения он чуть не выронил трубку из рук. А потом переводчица ему сообщила: "Сейчас вы будете говорить с дочерью Марией".
По признанию сотрудников венгерского Красного Креста, ни один русский за все годы после войны не искал своих детей, а ведь таких, как Мария, родилось тысячи. В 1997 году Сергей Павлович приехал в Венгрию. Побывал в Надьмароше. В конце августа 1998-го Маргит и Мария приезжали в Россию, в Энгельс. И весь город говорил об этом: вот она, настоящая любовь. Сергей Павлович с Маргит решили пожениться, но... Маргит не дождалась, умерла за несколько дней до бракосочетания. В день ее похорон Сереженко вспомнил и повторил слова, брошенные чекистом в далеком 1947-м: "Не быть вам вместе". Сейчас он опять живет один - теперь воспоминаниями. Одна радость, когда позвонит из Венгрии дочка Мария.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников