09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МИНИСТР НА ЭКСПОРТ

Лазарев Виталий
Опубликовано 01:01 08 Июня 2004г.
Покупку гигантского Уралмаша Каха Бендукидзе назвал "чистой, как слеза, приватизацией по Чубайсу"

Уралмаш был самым крупным в СССР машиностроительным предприятием и даже попал в сугубо иностранную Книгу рекордов Гиннесса с самым большим в мире карьерным экскаватором. В эпоху приватизации завод, проданный в частные руки по цене трехкомнатной квартиры в Нью-Йорке, рекордсменом быть перестал - и дешевле покупали-продавали. Зато сейчас завод Уралмаш стал одним из первых российских предприятий, принадлежащих одному из руководителей иностранной державы. Каха Бендукидзе, председатель совета директоров ОАО "ОМЗ", куда входит Уралмаш, назначен министром экономики Грузии.
"Гигант отечественного машиностроения", "завод заводов" - это давно в прошлом. Сейчас на предприятии осталось около шести тысяч человек. В советские времена было 40 тысяч - это население небольшого города Северный и крупнейший район Свердловска (ныне Екатеринбурга), где расположен Уралмаш, который называли "соцгородком".
Покупатель гиганта Каха Бендукидзе назвал свое приобретение "чистой, как слеза, приватизацией по Чубайсу". В 1995 году в интервью "Financial Times" он заявил: "Купить Уралмаш оказалось легче, чем магазин в Москве. Мы купили этот завод за тысячную долю его действительной стоимости". Причем за первый пакет (18 процентов акций) Бендукидзе, по его признанию, отдал два автомобильных багажника ваучеров.
Сегодня ОАО "Объединенные машиностроительные заводы" (ОМЗ) - крупнейший российский производитель продукции тяжелого машиностроения: металлургического, горного, бурового и для атомных электростанций. В него также входят Ижорские заводы (Санкт-Петербург), "Красное Сормово" (Нижний Новгород), UPET (Румыния) и другие предприятия.
В 2000 году после убийства гендиректора Уралмаша Олега Белоненко (до сих пор не раскрытого) Бендукидзе принял руководство заводом на себя. И началась серьезная реструктуризация: в рамках холдинга Уралмашу отводилась далеко не первая роль, объявленная "модернизация производства" обернулась сокращением. В частности, было свернуто мартеновское производство - как устаревшее и неэффективное, что сопровождалось массовыми увольнениями.
Областные власти не возражали, поскольку у Бендукидзе имелся железный аргумент: полная остановка завода и вывод производства из Екатеринбурга. Таким же образом он добился и более чем льготной арендной платы за большие территории, занимаемые Уралмашем, - 350 гектаров. И тут Бендукидзе пригрозил переездом уралмашевского производства в город с более дешевой землей: "За такую цену можно купить аналогичный участок в лондонском Сохо", - и добился коэффициента 0,1 к базовой арендной плате за земельный участок вместо 3 - 3,5 в среднем по области.
Заметим, что опыт Уралмаша по части массовых увольненй оказался востребован. Примеру холдинга ОМЗ последовали "Русский алюминий", "Норильский никель". После чего очень скоро сам Уралмаш стал испытывать кадровый голод и сейчас вынужден привлекать иногородних специалистов (только в январе 2004 года - 60 человек из Кургана и Ижевска).
Сразу после министерского назначения Бендукидзе свердловский губернатор встретился с нынешним гендиректором Уралмаша Федором Воропаевым, чтоб прояснить земельный вопрос - о "концентрации и рациональном использовании производственных мощностей и максимальном использовании территории для деятельности предприятия". Льготы по арендной плате за землю предоставлялись заводу при условии создания технопарка, конгломерата предприятий малого и среднего бизнеса - в это дело Уралмаш обещал вложить 20 млн. долларов. Видимо, сейчас можно поставить крест на "прорыве в экономике Среднего Урала", как пафосно именовала создание технопарка областной министр экономики Галина Ковалева.
Бендукидзе еще до переезда в Тбилиси считался самым крупным российским инвестором в экономику Грузии. Объем ВВП этой страны (4 млрд. долларов в 2004 году) всего на порядок превышает объем продаж ОМЗ. По этому показателю страна занимает последнее место в Европе и относится к "беднейшим" по классификации ООН.
Каха Автандилович уже приступил к министерским обязанностям. Его задача - восстановление экономики страны, привлечение российских инвестиций, о которых сам Уралмаш, вытесненный на обочину холдинга, вероятно, может забыть. Миф о "заводе заводов" теперь окончательно развеется.
Есть вопрос
ЧТО ДУМАЮТ НАШИ ЭКСПЕРТЫ О НАЗНАЧЕНИИ РОССИЙСКОГО КАПИТАЛИСТА ГРУЗИНСКИМ МИНИСТРОМ
Алексей МАКАРКИН, заместитель гендиректора Центра политических технологий:
- В России Бендукидзе все, что мог, уже совершил. Все, что мог, уже получил. Он человек очень либеральных взглядов, эта идеология сегодня в России не востребована.
Время романтиков в российском бизнесе прошло. Новые наши менеджеры меньше внимания уделяют идеологии, политике, социальному либерализму. В бизнес сегодня приходит более прагматичное поколение. А в Грузии после "революции роз" открывается простор для романтиков бизнеса.
В новом грузинском руководстве люди достаточно продвинутые и образованные, с ними у него проблем не будет. Проблемы будут с архаичными экономическими субъектами, которые сохранились еще со времен советской теневой экономики. Они живут по законам "клановой этики". Сможет ли он убедить местных теневиков обновить законы корпоративной этики - это вопрос. В случае конфликтов заезжий министр может оказаться в одиночестве.
С теми же проблемами Бендукидзе, вероятно, столкнулся бы и в России, стань он министром экономики.
Андрей НЕЧАЕВ, бывший министр экономики:
- Это весьма интересный для постсоветского пространства эксперимент. Бендукидзе будет не просто, потому что экономика Грузии довольно специфична и находится в сложном положении. А опыт управления крупным предприятием и экономикой даже маленькой страны - это разный опыт. За долгие годы жизни в Москве он отвык от нравов и системы отношений, которая существует в Грузии. Так что ему придется осваивать тамошние правила игры.
Единственное, что облегчает выбор, - это возможность вернуться обратно в Россию и заняться бизнесом в размере одной компании, никто у него собственность не отбирает.
У него достаточно революционные идеи реформирования налоговой системы, корпоративного управления. Если у него в Грузии получится, мы, возможно, примем их на вооружение в России.
И никаких потерь это России не сулит, наоборот, предприятия, если они получат какие-то заказы в Грузии, от этого только выиграют. Другое дело, что рынок Грузии сейчас так мал, что едва ли оттуда поступят серьезные, крупные заказы. А возможность проникнуть в другой регион можно только приветствовать. Тем более что Каха Автандилович россиянин, считает Россию своей родиной. Такой лояльный к России человек в грузинском руководстве нам очень полезен.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников