05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УГОНЩИЦЫ-2

Материал "Угонщицы" ("Труд" за 18.05.2006) вызвал шквал откликов. Только на сайте газеты их более 130. Исповеди женщин, которые поставили себе целью "приватизировать" чужих мужей, были восприняты как вызов семейным устоям и декларация вседозволенности. - Я целенаправленно настроилась разбить чужую семью, - откровенничала тогда в интервью журналисту пермячка Диана Алексеева, разыгравшая целый спектакль, чтобы завладеть глянувшимся ей мужчиной. А москвичка Галина Николаева поначалу не знала, что ее близкий друг женат и имеет детей. Но, обнаружив "неувязочку", решила исправить положение дел.

- Я много думала над этим вопросом, но ничего себе в оправдание не придумала, - рассказывала она. - Собралась с силами и пошла к его жене. Володя меня даже зауважал, - добавила Галина.
Тяжелее всего пришлось 38-летней Ирине Михайловой из Тулы. Уводить чужого мужа и отца двух маленьких детей ей пришлось, "отбросив все устои высокой морали": грубо и беспощадно".
НЕДОГЛЯДЕЛИ...
Главный лейтмотив откликов на публикацию: нельзя построить свое личное счастье на несчастье других. Хотя три истории, три судьбы эту истину вроде бы опровергают: женщины-"угонщицы" заверяют, что чувствуют себя счастливыми и не жалеют о том, что разбили чужие семьи.
Будущее "угонщиц" читателям представляется мрачным. "Вы не задумывались о том, что найдется такая же, как вы, и уведет точно так же? И поверьте: он на это поведется. Попробовав раз, захочется еще", - пишет Елена (она, как и многие откликнувшиеся, не назвала фамилию).
Ей вторит Яна: "Бедные эти женщины, им никогда не испытать чувства гордости. Ведь это так прекрасно, когда мужчина добивается женщины, ухаживает за ней и, как самец, дерется с соперником. А вы, дамочки, с кем деретесь? Ха! С женами да еще с детьми! И на вашем пути может встретиться такая одиночка, и тогда ваш "типчик" уже ей будет плакаться о несчастном браке с вами. В этом мире все возвращается".
Среди сотен откликов - и мужчин, и женщин - нет ни одного, в котором оправдывалась бы мораль "угонщиц" - мол, молодцы, бабоньки, раз мужику дома плохо, забирай его себе! И что удивительно, никто не осудил предательски оставленных мужьями жен, никто не укорил их в том, что недоглядели, не отстояли... Видимо, читатели понимают: раз уж за дело взялись такие профессионалки...
РАССТРЕЛЯТЬ!
Зато самим "угнанным" досталось крепко. "Они что - кони, чтобы уводить их со двора?! - возмущается Геннадий Карнаухов из Архангельска. - Надо же: на своих двоих притопали в чужие дома, а с бывшими женами и даже с детьми-малолетками доверили разобраться любовницам. Как легко сегодня мужика сманить...". "Все мужики, конечно, сволочи, - припоминает расхожую "народную мудрость" Ю. Карлов из Ставрополя. - Многие из нас не без греха. Одни, конечно, сволочнее других, а вот такие, которые просто убивают подлыми поступками своих бывших благоверных, - их бы я лично кастрировал".
Предложение о кастрации неверных мужей содержится и во многих письмах, пришедших в редакцию.
"Я ЛЮБОВНИЦА ВАШЕГО МУЖА"
Закончим этот обзор историей, которую рассказала москвичка Алевтина Ч.
"О том, что муж мне изменяет, я узнала только 4 года спустя. Он вдруг начал пить: домой с работы возвращался позже обычного и пьяным. Могла ли я предположить, что его целенаправленно спаивают?
Предприятие, на котором Виктор работал, было режимное, но я дважды встречалась с руководителями мужа. Начальники вздыхали, разводили руками, но как-то странно отводили в сторону глаза. "У самих, значит, рыльце в пушку!" - решила я.
Это были месяцы и годы мучений. По вечерам, пьяный, Виктор клялся, что любит меня и обоих сыновей, но при этом повторял: "Эх, да разве ты поймешь, что со мной сделали? Я же мог стать совсем другим человеком, сделать карьеру, работать в министерстве!"
Ну, думаю, пьяный бред начался, мания величия...Еле-еле затолкала его в клинику для алкоголиков.
А на следующий день вечером ко мне домой явилась женщина, которая с порога доложила: "Я любовница вашего мужа..."
Гостья назвалась Аллой. Она села на тахту и, как-то странно улыбнувшись, провела по ней ладонью. Сказала, что уже много лет работает вместе с Виктором и поддерживает с ним любовную связь. Говорила уверенно, с нажимом, словно хотела этим цинизмом опрокинуть меня и растоптать. "Помните, как вы летом неожиданно вернулись с дачи и еще допытывались у Вити, почему у него такой растрепанный вид? - выкладывала она доказательство за доказательством. - Я в это время лежала за этой самой тахтой. Всю ночь провела на холодном полу и вышла только тогда, когда вы повели детей в садик...".
Чудовищно было все это слышать. Не верилось даже - никогда бы не подумала, что Виктор способен на измену. "Но ведь он же пьет, - вдруг спохватилась я. - Зачем вам любовник-пьянчужка? Он и мне-то внимание давно уже не уделяет".
И вот тут я услышала то, что заставило меня идти на кухню за валокордином. Оказалось, Алла сама его споила - злонамеренно.
Так случилось, что в то время как муж Аллы спивался все больше и больше - до белой горячки, до вышвыривания в окно мебели, мой Виктор, приходя на работу, безудержно хвастался перед Аллой своим семейным счастьем.
- Я-то не очень распространялась о том, как дочка плачет всю ночь, боясь разъяренного папашу, - сказала Алла. - А Витя с увлечением рассказывал, как вы детскую спальню оборудовали да как на лето собираетесь дачу снять. Думаете, легко было все это слушать?".
Однажды Алла принесла водку и предложила Виктору выпить - просто так... Когда сослуживцы ушли, они остались вдвоем. Утром Алла ему объявила, разыграв приятное удивление: "Какой же ты умница! Столько всего знаешь, такой эрудированный!" Виктору это польстило, и он сам побежал за бутылкой: "Я тебе еще и не то расскажу!"
Вот тогда Алла и решила погубить нашу семью. Дескать, если у меня все плохо, то пусть будет плохо и у них. Подруга по работе давала им ключи от кладовки, и каждый вечер они в ней запирались.
Все вокруг догадывались, но молчали: знали, что Алла с мужем не в ладах, что дочь живет у бабушки - пусть, мол, отогреется сердцем немного. Ну а меня, жену Виктора, она возненавидела просто от зависти. И решила сделать из Вити мне в отместку алкоголика. Сама почти не пила, все больше ему подливала да приговаривала: ты только после рюмки становишься человеком, эк тебя жизнь прижала! Он, доверчивый, велся на эту лесть.
Алла мне призналась, что как мужчина Виктор ее интересовал мало. У нее вообще после мужа к мужчинам выработалась стойкая ненависть. Да и сила Виктора шла на убыль...
"Ну и что - стало вам теперь легче?" - спросила я Аллу деревянными губами. Она пожала плечами: "Нет. Поэтому и пришла к вам. Думала, расскажу - почувствую себя победительницей. Но что-то не сработало. Хотя, честно говоря, мне вас и теперь не жалко".
Уходя, она любезно предупредила: "Пойдете к Витеньке, скажите, что мы с ним расстаемся".
Но я не сказала. И он мне теперь благодарен за это. Конечно, окончательно вылечить его от алкоголизма не удалось. Но в человеке что-то проснулось, он снова стал родным. Дети его любят по-прежнему. Ну а я все еще не могу простить ему измены... Когда-нибудь прощу. Но не сейчас".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников