03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ФРОНТОВАЯ ЛЮБОВЬ МАРШАЛА РОКОССОВСКОГО

Этот снимок сделан 7 ноября 1942 года под Сталинградом. Высокий, стройный военный - командующий Донским фронтом Константин Константинович Рокоссовский. Рядом с генералом - махонькая, намного ниже его ростом женщина - военврач 2 ранга Галина Васильевна Таланова. Сейчас она живет в Москве, на Тверской улице. Когда позволяет здоровье, вместе с дочерью Надеждой Константиновной Рокоссовской берет раскладной стульчик и тихо идет на Красную площадь. К Кремлевской стене, где покоится прах любимого человека. Положит цветы, поклонится долу, присядет и вспомнит далекое, былое...

Выпускница медвуза в самом начале войны попала служить в 85-й походно-полевой госпиталь. Как-то (было это под Москвой) привезли раненых. Доктор спешила к полуторкам с открытыми кузовами и не заметила шедшего мимо военного с генеральскими знаками отличия в петлицах. А он остановил ее негромким окликом и сказал, не тая улыбки:
- Что же это вы, товарищ офицер, не отдаете честь?!
Потом она услышит от генерала признание, что, как только увидел ее, "воробушка" в военной форме, грубых сапогах, тоненькую, хрупкую - так сердце екнуло: "Юлия!"
Молоденькая военврач была очень похожа на любимую жену. Та же фигурка девочки, те же тонкие черты лица... И походка столь же стремительная, легкая. Будто не идет, а летит над землей. Вот и екнуло сердце...
К тому времени давно уже не виделись они с Юлией Петровной. 22 июня 41-го приказал отправить ее и дочь Аду в Москву поездом. Но состав в столицу не прибыл. Куда-то запропастился. Рокоссовский шлет письма семье по адресам всех своих родичей, понимая, что у кого-то из них обязательно найдут приют жена и дочка.
"Дорогая Люлю и милая Адуся! Как мне установить с вами связь - не знаю. Я здоров, бодр, и никакая сила меня не берет. Я за вас беспокоюсь. Как вы там живете? Забирайтесь куда-нибудь в маленький городишко подальше от больших городов, там будет спокойнее. До свидания, мои милые, дорогие, незабвенные. Заботьтесь о себе и не беспокойтесь за меня излишне. Еще увидимся и заживем счастливой жизнью. Целую крепко-крепко, безгранично любящий вас Костя. 8 июля 1941-го".
"Дорогие, милые Люлю и Адуся! Пишу вам письмо за письмом, не будучи уверенным, получите ли вы его. Все меры принял к розыску вас. Неоднократно нападал на след, но, увы, вы опять исчезали. Сколько скитаний и невзгод перенесли вы! Я по-прежнему здоров и бодр. По вас скучаю и много о вас думаю. Часто вижу во сне. Верю, верю, что вас увижу, прижму к своей груди и крепко-крепко расцелую.
Был в Москве. За двадцать дней первый раз поспал раздетым, в постели. Принял холодную ванну - горячей воды не было. Ну вот, мои милые, пока все. Надеюсь, что связь установим. До свидания, целую вас бесконечное количество раз, ваш и безумно любящий вас Костя. 27 июля 1941-го".
"Милая Люлюсик! Наконец-то получил от тебя целую пачку писем. Все это передал мне лично корреспондент "Правды", побывавший у тебя. Сижу, перечитываю письма и переживаю медовый месяц. Никто мне тебя не заменит, и никого мне не надо. Не грусти, Люлю, бодрись и верь, что мы с тобой встретимся и опять заживем по-прежнему. Целую тебя, мой светлый луч, бесчисленное количество раз. Любящий тебя твой Костя. 17 февраля 1942 года".
Рокоссовскому 45 лет - мужчина во цвете лет. Давно без жены. Скучает, видит ее во сне, пишет в неизвестность нежные, ласковые послания. И вдруг это наваждение - фигурка любимой Люлю в образе военврача второго ранга. С того дня они, что иголка с ниткой: куда командующий - туда и доктор.
В начале февраля 1943-го, после разгрома фашистских орд на Волге, Ставка создала новый фронт, который был назван Центральным. Его командующим Сталин назначил Рокоссовского, проявившего себя искусным стратегом и под Москвой, и под Сталинградом. Сначала командный пункт обосновался в Ельце, а затем, пишет маршал в "Солдатском долге", "появилась необходимость перевести КП ближе к войскам. Поэтому мы перебрались в населенный пункт Свобода, севернее Курска".
В столице соловьиного края к тому времени уже разместился 85-й походно-полевой госпиталь. Возглавляла его Галина Павловна Шишманева - гражданская жена командующего артиллерией фронта Василия Ивановича Казакова,большого друга Рокоссовского. Обе Галины тоже были, что называется, не разлей-вода. Как-то, дело было в июне, Шишманева уговорила свою лучшую подругу поехать "на ужин к генералам". Прибыв на КП, направились в столовую, где уже находились Рокоссовский с Казаковым. И угодили под бомбежку. Таланова отделалась испугом, а начальник госпиталя получила тяжелое ранение и через две недели скончалась.
Василий Иванович похоронил свою возлюбленную в Курске, на древнем Никитском кладбище. После войны поставил на ее могиле необычный памятник. По углам - четыре артиллерийских снаряда, а между ними свисала тяжелая чугунная цепь. Вверху сияла большая пятиконечная латунная звезда.
Казаков не скоро пережил утрату. Лишь после войны женился на однополчанке-связистке Светлане Павловне. Родились у них две дочери. До 1968 года Казаковы ездили в Курск всей семьей - проведать Галину Павловну Шишманеву. И даже когда ушел из жизни прославленный артиллерист (в один год с боевым другом Рокоссовским) жена и дети, зная, насколько дорога ему была покойная, часто бывают на могиле, приносят цветы.
А Галина Васильевна Таланова в январе 45-го под Варшавой стала матерью. Назвали новорожденную Надеждой. Константин Константинович дал дочери свою фамилию.
Директор Свободинского музея "КП Центрального фронта" Валентина Васильевна Озерова много раз встречалась с Галиной Васильевной. Бывший военврач даже подарила лично ей фотографию, запечатлевшую счастливый миг 7 ноября 1942-го. Доверительно рассказала о своей любви на войне.
- Галина Васильевна показала мне альбом, в котором много фотографий военной поры, - говорит директор музея. - На снимках они с Константином Константиновичем рядышком, вместе. Видно, хотели вот так продлить свое счастье. Много и писем Рокоссовского. И все - в стихах. Огромные карие глаза Галины Васильевны сияли, когда она читала мне те поэтические послания. Те стихи очень-очень личные. Предназначены ей, и только ей, - "незабвенной соловушке", как называл он ее в письме из-под Курска.
- У Рокоссовского к Галине было глубокое, серьезное чувство, - продолжает свой рассказ директор музея. - Они ведь прошли вместе всю войну...
Приближалась долгожданная Победа, а с ней и неминуемая разлука двух любящих сердец. Константин Константинович ведь сразу сказал возлюбленной: "Юлию Петровну предать никогда не смогу!" Объяснил, почему.
В 1937-м Рокоссовского арестовали. Почти три года просидел в Крестах. Семье, как он узнал, когда вышел на свободу, пришлось хлебнуть лиха. Жену третировали и на работе, и дома как супругу "врага народа". С Адой - дочерью "предателя" - в школе дети не хотели сидеть за одной партой, разговаривать и играть. Другие женщины, случалось, не выдерживали моральных пыток и отрекались от мужей, от родителей. А семья Рокоссовского выдюжила, дождалась его освобождения.
- Он был очень красивый мужчина, - вспоминает Светлана Павловна Казакова. - Интеллигент! Говорил негромко, с милым польским акцентом. Все женщины фронта страдали по нему. Когда газеты печатали его фотографии, почтальоны носили письма в редакцию мешками - с объяснениями в любви. Одна англичанка слала их изо дня в день.
После войны Галина Васильевна осталась одна с дочкой Надеждой. Маршал помогал им во всем. Многие мужчины вздыхали по ней. В том числе и летчик-испытатель Кудрявцев. Рокоссовский, который очень переживал, что Галина одинока, видя как трепетно относится к ней воздушный ас, сказал: "Видно, это твоя вторая половинка". И состоялась свадьба. Но счастье и на этот раз было коротким. Погиб летчик.
- Она рассказывала мне, что, работая в госпитале имени Бурденко, много раз встречала мужчин, предлагавших ей руку и сердце. Всем отказала: нечего, мол, больше испытывать судьбу,- говорит В.В. Озерова.
Надя Рокоссовская окончила МГИМО, там же преподает и по сей день.
В августе 1988 года бывший шофер командарма Сергей Иванович Мозжухин, мечтавший породнить-подружить две ветви Рокоссовских, в день 45-летия Курской битвы привез в Свободу Константина - сына Ады Константиновны, ушедшей из жизни в 1978 году, и Надежду Константиновну, родившуюся под Варшавой. Со слезами радости смотрел, как эти два удивительно похожих на прославленного маршала человека тихо сходили по ступеням землянки КП Центрального фронта.
- Мой папа узнал, что у него есть сестра Надежда Константиновна лишь в 1988-м, - говорит правнучка маршала Ариадна Рокоссовская. - С тех пор, как они побывали в Свободе, подружились. Бабушка Надя, - так, и только так, называю я ее. Для меня это теперь самый родной человек. А прабабушка Люлю, точно знаю, поняла и простила мужа.


Гость 09 Мая 2013, 18:04
Сурская -явно нездоровая женщина с ограниченным лексиконом.Книжку свою издала явно на свои деньги.И саму явно по жизни мужчины обижали не раз!Участников истории давно в живых нет,а Сурская всё исходит ядом и гноем!!!!
Гость 15 Января 2013, 18:34
Госпожа Сурская, откуда в вас столько злобы? В вашем упорном желании низвести отношения маршала с Галиной до примитивной интрижки прочитывается что-то личное, какая-то своя драма. У мужа любовница? Сочувствую, но не стоит сводить счеты с достойным человеком, врачом.спасавшим жизни на фронте. А терминология, которой вы пользуетесь, просто недостойна. И оскорбляет прежде всего чувства человека, которого вы так страстно хотите оправдать. У маршала ваши домыслы вызвали бы отвращение, да и кто вам дал право судить (да так базапелляционно) об отношениях этих людей?
Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников