09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СОБАЧКА СОНЯ И ДРУГИЕ

Ульченко Евгения
Опубликовано 01:01 09 Апреля 2002г.
Сегодня Андрей Усачев - один из самых издаваемых детских писателей. Только в нашей стране вышло более 50 его книжек, в том числе за границей: в Румынии, Японии, Израиле, странах СНГ. А маленькая и очень "Умная собачка Соня" вообще объехала весь белый свет. Стихи и песни Андрея в его собственном исполнении звучат по телевидению и радио. В начале года на фестивале отечественной мультипликации за сценарий мультфильма "Леталка" он получил почетный диплом, а совсем недавно за книжку "Барабашка, или Обещано большое вознаграждение" (в соавторстве с Михаилом Бартеневым), удостоился Бронзовой книги - главного приза фестиваля русской сказки.

- Андрей, как вы относитесь к словам Эдуарда Успенского о том, что в нашей детской литературе сейчас нет достойных авторов среди молодых, за исключением, разумеется, Усачева?
- Ну, как я могу к этому относится? Скажу, что неправда, - обижу классика. Скажу "правда" - нескромно и несправедливо по отношению к собратьям по перу. Неизвестно, что было бы со мной, если бы Успенский не вытащил меня из небытия. Я пришел к нему на семинар в издательство "Малыш" в конце 80-х, еще в советские времена. Благодаря Эдуарду Николаевичу я стал печататься, работать на радио и телевидении. Жизнь проходит быстро, и никто не может долго писать в стол. Мне, Тиму Собакину, Марине Бородицкой повезло: на волне перестройки удалось сесть в вагон... Сегодня же откуда возьмутся новые имена, если издатели не будут на них ставить, как на лошадей?
- В конце зимы в Суздале один за другим прошли два фестиваля: детской анимации и русской сказки, где вы получили главный "сказочный" приз. Как вы вообще относитесь к фестивалям, конкурсам и прочим состязаниям?
- Да все они по-своему хороши. Но нужен государственный масштаб, чтобы русская сказка развивалась, выходили новые книжки про Бабу Ягу и Кощея, звучали новые имена. Когда-то один из моих первых сборников издали сразу после конкурса на лучшую книгу. А сейчас в детской литературе у нас нет ни одной нормальной государственной премии.
- С чего начинался Андрей Усачев?
- Стихов в детстве я не писал, зато в юности попробовал себя в музыке, играл в ансамбле. А это не только аккорды и ноты, но и тексты. Образование у меня сложное. Первый свой вуз - Институт электронной техники - я не окончил, загремел в армию. Потом учился в Тверском университете. Я наполовину педагог, наполовину филолог. В 20 лет пытался сочинять взрослые стихи и страшно мучился, что я не Байрон. А в 25 мне, старому идиоту, попала в руки книга Даниила Хармса. Я сошел с ума и влюбился в него. Написал по Хармсу диплом и с тех пор поэзии сильно не изменяю. Разве что чуть-чуть, потому что от одного рода деятельности человек устает.
- Где лучше издаются ваши книжки: у нас или за границей? Несколько лет вы жили в Израиле...
- Два года. Не хочу никого ругать, но серьезная литература возможна только в достаточно большой стране. А в Израиле пока не может быть глубокой литературы просто по определению, а для детской еще не готова почва. Вот анекдот о том, как моя дочка принесла из детского сада, куда ходила в Израиле, книжку под названием "Морковка". Она начиналась так: "Посадил дед морковку. Выросла морковка большая-пребольшая..." Дело в том, что на Земле Обетованной репа не растет. Кто-то из эмигрантов привез нашу самую известную сказку, и вот что из этого вышло.
Как ни странно, за рубежом меня тоже печатают. А где лучше издают, судить трудно, потому что я даже не все свои заграничные издания видел.
- Какому-то российскому издательству отдаете предпочтение?
- Самые близкие отношения у меня с "Самоваром". В свое время это был первый у нас с Эдуардом Николаевичем Успенским проект. Даже так получилось, что название "Самовар" придумал именно я.
Там ко мне относятся с искренним вниманием. Ведь художника обидеть легко, он же застенчивый. А ему нужно, чтобы издатели чаю предложили, по крайней мере. Ну а "Самовар" не только чай со мной пьет, но и первопечатником быть не боится, что для меня особенно ценно. Они первыми в России издали и "Всеобщую декларацию прав человека для детей и взрослых", и "Мои географические открытия", и "Барабашку", и сказку "Марко - богатый купец", которая вошла в книгу "Иван - коровий сын"...
Наши издатели всегда в предвкушении заманчивых проектов. А в мои 43 года на панель выходить уже неловко. Недавно в одном месте мне предложили принести то, что уже издано. Что, мне грузовую машину нанимать? Такие эпизоды травмируют трепетных людей, которые, конечно, иногда пьют водку, но все-таки называются писателями.
- Как, по-вашему, Андрей, издаются сегодня детские книжки?
- Думаю, что состояние детского книгоиздания лучше, чем состояние нашего общества в целом. У пишущих сегодня много возможностей заработать пером, компьютером. Осталось время - пиши для души, пиши стихи, пиши великое. Не убежден, что Ахматова или Заболоцкий стали бы заниматься переводами, если бы их это не кормило. Нужно быть профессионалом. У нас любят говорить об искусстве. Но детская литература - это и некий момент производства. И будьте добры, господа, давайте работать качественно. Даже у обычной табуретки должен быть ряд параметров. Это потом может выясниться, что перед нами стул мастера Гамбса. Ну, и замечательно. Об искусстве пусть судят потомки, а табуретки мы все обязаны уметь делать.
- Сегодня, в отсутствие цензуры, детская литература не просто раскрепостилась, а стала даже где-то "отвязной".
- Не бывает положительных моментов без отрицательных. С другой стороны, вседозволенность предполагает большое количество всякой фигни. Но и раньше на полках годами пылились кучи книг. которые никто никогда не читал. Немыслимыми тиражами выходила идеологизированная литература. Так что в процентном отношении количество фигни сегодня не увеличилось.
- Вы не считаете, что на современном детском книжном рынке не хватает тонкой, душевной литературы?
- Ее всегда не хватает. Просто был такой период, когда все, что хранилось в рукописях, дождалось своего часа и разом выплеснулось на книжные прилавки. Получился праздник. Мы думали, что так будет всегда, а это паровоз просто выпустил пар. К сожалению, хорошей литературы много никогда не бывает.
Не думаю, что подрастающее поколение пойдет в писатели и решит эту проблему. Писатель перестал сегодня быть священной коровой. Ты писатель? О кей, а я бизнесмен.
- Вы смотрели по телевизору выступление Путина на совете по культуре? Круги по воде пошли сразу. Я знаю, например, что в Литинституте имени Горького студентам, посещающим детский семинар, предложили принести для публикации свои лучшие работы. И уже готовится книжка.
- Все, что сказал Путин, правильно. Но, боюсь, что это будет очередная акция, единственным положительным моментом которой станет возвращение льгот детской литературе. Слава Богу, президент что-то произнес, и в каком-то месте теперь можно сослаться на эти слова. Но сначала надо навести порядок в стране, нельзя навести порядок отдельно в детской литературе.
У нас нет понимания собственного художественного рынка. Большие вклады нужны не только в фаворитов, когда один, например, получает 40 миллионов на фильм, а другие сидят и сосут лапу. Нельзя быть сырьевым придатком в области литературы и покупать импортные мультфильмы, импортные книги вроде "Гарри Поттера", вместо того чтобы создавать свои.
- Мы могли бы наделать своих "Гарри Поттеров"?
- Есть кому во всяком случае. Я вообще спокойно отношусь к "Гарри Поттеру": книга неплохая и крепкая, но не великая. В основном, это вдутые в нее деньги и мощная рекламная кампания. Даже в английской литературе есть десятки книг лучше, чем "Гарри Поттер".
- У вас двое детей - Миша и Нюра. Они любят ваши стихи и сказки?
- Вообще-то папа-писатель не лучше и не хуже папы-слесаря или водителя. К тому же писатели - существа капризные, даже сварливые, не совсем от мира сего. И потом, когда папа сидит в комнате спиной к детям, им это довольно сложно понять. А работать приходится дома. Когда-то Миша и Аня читали все мои книжки, а сейчас у них по восемь уроков в день, не до папочкиных сочинений. Дочка иногда интересуется, что нового я написал, но, мне кажется, из политических соображений.
- Что нового вышло у вас за последнее время? Над чем сейчас работаете?
- У меня много проектов - в том числе музыкальных и мультипликационных. Только что на "Союзмультфильме" запустили 15-минутный "Рыцарский роман", правда, он скорее для взрослых. 2 апреля в Российском фонде культуры прошла презентация аудиоверсии - диск и кассета - книжки "Шкатулка". К осени готовится мюзикл по "Барабашке".
Кстати, я часто работаю по заказам и никогда от интересных предложений не отказываюсь. Например, стал автором нескольких азбук. Их ведь много выходит сейчас - жутких и безобразных... Но запрещать эти мертвые книги все равно неправильно. Когда я закончил свою первую азбуку, издатели заказали мне еще, потом еще...
Написал логопедическую книжку - "Малуся и Рогопед", в которой живут "коловы", попадаются "моляки в котелке", встречается Саша, которая "шосала сушку". В издательстве "Оникс" скоро выйдут книга "Лохматый-мохнатый" - страшилки в стихах и "Большая книга Бабы Яги" - такая "ягиноэнциклопедия". В ней и фольклор, и литературные сказки, даже картинная галерея есть. Так что до скорой встречи на вернисаже.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников