09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СВЕТ И ТЕНИ "РУССКОЙ КНИГИ"

Ненашев Михаил
Статья «СВЕТ И ТЕНИ "РУССКОЙ КНИГИ"»
из номера 146 за 09 Августа 2000г.
Опубликовано 01:01 09 Августа 2000г.
Состояние отечественного книгоиздания находится, естественно, в прямой зависимости от состояния общества - экономического, социального, духовного. Мы имеем такое книгоиздание, которое ограничивается, с одной стороны, весьма низкими материальными возможностями читающего населения, а с другой - значительно возросшими производственными затратами. Цены на производство книги приблизились к общеевропейским (выросли с августа 1998 года на материалы в 4,5 раза, на полиграфию - почти в 2 раза), а цены на ее приобретение в валютном исчислении составляют в России 2 - 3 доллара, а в европейских странах - 15 - 30 долларов. Радикально изменить это положение в ближайшие годы вряд ли удастся. Речь может идти лишь о создании более или менее благоприятных условий для сохранения российского книгоиздания как важной отрасли отечественной культуры.

Это принципиальное обстоятельство является основным аргументом в пользу сохранения ныне действующего закона о государственной поддержке СМИ и книгоиздания. Ибо при самых оптимистических прогнозах возвращение НДС на производство и поддержку книги приведет к ее подорожанию как минимум на 40 процентов. Покупатель этого не выдержит. Следует заметить также, что политика государственного протекционизма по отношению к книгоизданию является общепринятой в большинстве европейских стран.
Известно, что структура советского книгоиздания в своих приоритетах имела художественную и детскую литературу - до 55 процентов от всех тиражей книг, учебная литература составляла 20 процентов, общественно-политическая - 10, научно-техническая - 8, справочно-энциклопедическая - около 6. Социологические исследования 1998 года свидетельствуют, что в структуре книгоиздания происходят серьезные изменения. Ныне в ней более 45 процентов принадлежит детективам и так называемым дамским романам, около 16 процентов занимает фантастика, примерно 14 процентов составляют книги о домашнем хозяйстве, макияже, массаже и т.д., русской, зарубежной классике принадлежит всего немногим более 12 процентов. При этом более 75 процентов всех издаваемых ныне книг выпускается и распространяется в Москве и в ближайших к ней городах и весях.
Вместе с тем не столь уж убедительны ссылки на снижение места и роли государственных издательств. Ведь не менее 70 процентов всей, как принято говорить, социально необходимой (а точнее, национально необходимой) литературы (научно-образовательной, справочно-энциклопедической, художественной классики) издается государственными издательствами. Тут получается почти по притче Эзопа: лисица обвинила львицу в том, что она рождает всего одного детеныша, и услышала в ответ: да я рождаю одного, но я рождаю льва.
Как ни внушительны сегодня тиражи акционерных и частных структур, отечественное книгоиздание невозможно представить без "Российской энциклопедии", "Русского языка", "Просвещения", "Высшей школы", "Финансов и статистики", "Республики", "Детской литературы"... Именно они представляют основу национального российского книгоиздания и поэтому заслуживают бережного отношения со стороны государства.
К числу подобных издательств относится и "Русская книга", руководителем которого является автор этой статьи. Это издательство имеет немало заслуг в прошлом. Но оно интересно еще и тем, что сумело найти свое место в рыночных отношениях и сохранить свой потенциал, смогло методом проб и ошибок определить свое место на книжном рынке России.
Чему научила нас практика последнего трудного десятилетия? Прежде всего тому, что издательство может найти свое место на книжном рынке, если имеет свою идеологию. У нас она преследует задачу обогащать и защищать российскую национальную культуру, где русской классике, книгам по философии, истории принадлежит особо заметная роль.
На практике это выражается в стремлении расширить и обогатить, в частности, представление о русской классике. Те, кто окончил школу 10-15 лет назад, мало что знали о таких писателях как Иван Шмелев, Борис Зайцев, Алексей Ремизов... Вернуть России эти славные имена, сделать их богатейшее литературное наследие достоянием российского читателя - такова задача, которую поставила перед собой "Русская книга".
Вот одно из таких имен - Иван Ильин. Философ мировой величины, духовник-моралист, оставивший богатейшее научное, литературное наследие. Работа над собранием сочинений философа в немалой степени предопределила приоритеты "Русской книги". Среди русского зарубежья И. Ильин особо выделял имена четырех, по его мнению, выдающихся художников: И. Бунина, И. Шмелева, Б. Зайцева, А. Ремизова, подчеркивая, что в их творчестве наиболее глубоко и ярко отразились главные особенности развития русской литературы XX века. Последние три имени легли в основу издательских проектов "Русской книги".
Скажем, издание 9-томного собрания сочинений Шмелева в нашем представлении - это акт торжества исторической справедливости. Нам этот проект стоил огромных усилий. Тем смелее мы можем считать его своим вкладом в защиту русской национальной культуры...
Когда издательство имеет дело не с коммерческим книжным ширпотребом (он тоже имеет право на существование), а интеллектуальной литературой, оно не может не считаться с высокими требованиями, которые диктует эта литература издательскому процессу. Время "репринтных сливок" закончилось. Сегодня серьезный читатель требует издания, обеспеченные высококачественными и научно выверенными текстами, содержательными предисловиями, комментариями и справочными материалами. Большие оригинальные проекты могут быть реализованы только при тесном взаимодействии издательства со специалистами отечественных и зарубежных научных институтов и библиотек, литературных фондов и центров. Примерами такого сотрудничества стали собрания сочинений И. Ильина и Б. Зайцева, в подготовке которых принимали участие специалисты из США и Франции.
Новым этапом творческого содружества издательства и ученых стал договор о совместной работе "Русской книги" и Института русской литературы Российской академии наук (Пушкинский дом) по изданию многотомного собрания сочинений Алексея Ремизова. Вышел в свет первый том собрания сочинений, четыре следующих тома находятся в стадии набора и печати. Классик Серебряного века и русского зарубежья А. Ремизов оставил огромное литературное наследие, из которого в России издана малая толика. А между тем в плеяде российских писателей среди самых блистательных мастеров русской словесности XX века А. Ремизов такая же гигантская глыба, как в прошлом - Гоголь, Лесков, Достоевский.
Следует сказать еще об одном слагаемом нашей идеологии - об отношении к давнему и недавнему прошлому отечественной истории, культуры. Здесь мы отстаиваем связь времен и поколений и отвергаем нигилизм, который в последнее 10-летие принес обществу огромный вред. Вот почему не случайно наше обращение к творчеству Александра Твардовского. В прошлом году издательство выпустило сборник стихов поэта, а в этом к 90-летию будут изданы дневники, заметки, письма. Это начало новой издательской серии. Второй в ней стала книга Ольги Берггольц "Дневные звезды", в которую также вошли неопубликованные дневники и письма.
Талант поэта, интересы читателя - главные критерии нашего отбора в серии "Поэтическая Россия", где соседствуют Николай Рубцов и Давид Самойлов, Николай Клюев и Роберт Рождественский, Николай Доризо и Юнна Мориц, Владимир Соколов и Леонид Мартынов, Вероника Тушнова и Юлия Друнина.
Если выделить главное, что определило издательскую политику "Русской книги" последних лет, это, несомненно, наш читатель-единомышленник. Важным достижением мы считаем формирование вокруг издательства определенного круга постоянных читателей, создание системы реализации книг, в которую входят десятки фирм, объединений, магазинов. Нас радует, что выхода каждой новой книги ждет читатель, осведомленный заранее о наших тематических планах.
Кто он, наш читатель? Мы провели опрос и знаем, что он достаточно зрелый (большей части покупателей 50 и более), с высшим образованием, по вере преимущественно - православный, по социальному положению и роду деятельности - российский интеллигент: научный работник, преподаватель института, школы, работник здравоохранения, культуры, искусства. Он не богат, но книга - его главный приоритет и, несмотря на рост цен, находит деньги, чтобы, скажем, том за томом, выкупать собрание сочинений любимого писателя.
Коротко о том, что тревожит. Прежде всего работа в полсилы, осознание, что можно было бы значительно больше выпускать книг. Радость от впервые изданных собраний сочинений Шмелева, Зайцева, Ремизова омрачена тем, что тиражи их составляют всего лишь по 5 тысяч, и потому большая часть из них оседает в Москве и Санкт-Петербурге. К примеру, из полностью реализованного собрания сочинений И. Шмелева только немногим более 15 процентов оказалось за пределами столицы. Особенно грустно сознавать, что Шмелев по существу не представлен в отечественных библиотеках,
Источником многих издательских огорчений остается разрушенное в период реформ книгораспространение. Острая необходимость ее восстановления диктуется огромной территорией России и спецификой размещения основного издательского и полиграфического потенциала в центре - преимущественно в столице. С учетом значительных материальных затрат следует признать, что создание крупной книгораспространительской структуры, способной работать в масштабах всей страны, по силам только государству. Министерство печати объявило о начале работы по созданию такой структуры - фирмы "Российская книга". Нам кажется, что надо активизировать усилия в этом направлении. Мы уже потеряли целое десятилетие. Если пройдет впустую еще пять лет, будет поздно - мы потеряем целое поколение читателей. Конечно, потребуются крупные государственные вложения, но при умелой организации дела немалую долю средств можно было бы получить и от читателя в виде предоплаты, если, к примеру, восстановить ранее существовавшую систему подписных изданий.
Очевидно, что назрели перемены в организационной структуре государственных издательств. Они назрели давно и осуществляются с большим опозданием. Это привело - и не могло не привести - к неизбежному процессу разрушения государственных издательств, не готовых работать в рыночных условиях.
Конечно, привлекательна идея объединения слабых издательств в холдинги, в которых более рационально использовались бы возросшие затраты на инфраструктуру - складские помещения, транспорт, содержание книжных магазинов, киосков и т.п., а также проводилась бы более скоординированная издательская политика. Однако при этом сохраняется опасность еще больше ослабить эти издательства. Проявить осторожность и бережливость особенно важно, когда речь идет о ликвидации того или иного издательства, ибо при этом неизбежно будет утрачен накопленный издательский потенциал, традиции, связи с авторами и читателями и многое другое.
Всякая реформа равносильна хирургическому вмешательству, и здесь важно придерживаться известного принципа - не навреди. Перемены в структуре должны преследовать со стороны государства лишь одну цель, как сформулировал президент РФ Владимир Путин: "Помочь слабым и не мешать сильным".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников