Отверточная разборка

Пока производство автомобилей в России убыточно. Фото: russianlook.com

Почему наши автогиганты мечтают съежиться?


На «АвтоВАЗе» независимый профсоюз работников провел митинг против сокращения штата. В ближайшее время тут планируют сократить 15 тысяч из 49 тысяч работающих. Цифры эти никто официально не озвучивал, но профсоюзные активисты сумели заглянуть в списки «лишних людей». Сокращений ждут и на двух дочерних предприятиях-поставщиках — «АвтоВАЗагрегате» и Волжском машиностроительном заводе. В первом (крупнейший поставщик сидений) до недавнего времени трудились 2 тысячи рабочих. Сегодня завод в процессе банкротства, работники три месяца не получают зарплату. Прокуратура подала 800 исков о взыскании задолженности, активисты на заводе начали голодовку, но что толку?

В прошлом году «АвтоВАЗ» уже проводил массовые сокращения. Тогда предприятие покинули около 12 тысяч человек, и президент компании Бу Андерссон утверждал, что в 2015-м предприятие больше не планирует массовых увольнений рабочих, а расстанется только с 1,1 тысячи аппаратчиков. И вот рабочие ждут новой волны сокращений, а активиста Шепелева за участие в голодовке уволили.

«АвтоВАЗ» — не просто большой завод, это индикатор ситуации в российской промышленности. Стратегические решения, касающиеся автогиганта, принимаются на уровне правительства. И вот тут, похоже, назревает социальный взрыв.

— Кто вам сказал про взрыв? Это россказни! — глава Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА), депутат ленинградского областного Законодательного собрания Алексей ЭТМАНОВ, как всегда, резок в выражениях. — Тысяча человек вышли побуянить, и что с того? Голодовки? Все равно сократят, хоть изголодайтесь все. Привыкли кормить беззубый профсоюз — получайте по ушам.

Этманов считает, что «АвтоВАЗ» неизбежно ждет перестройка, при которой непрофильные активы будут выводиться. Но сопротивляться сокращениям можно и нужно.

— Посмотрите на Air France: там менеджеров чуть не разорвали, руководству авиаперевозчика пришлось спасаться от разъяренных подчиненных бегством. В итоге появилось руководящее мнение, что сокращения не так уж и неизбежны, их будут обсуждать. А на наших проблемах менеджеры жиреют. Сотрудники «АвтоВАЗа» не готовы даже в профсоюз войти — как они будут защищаться? Народ слопает все, что им принесет в клювике начальник.

— Но «АвтоВАЗ» входит в ваш профсоюз?

— Целых 80 членов МПРА из 49 тысяч работающих. Мы не являемся там массовой силой, которая может защитить трудящихся. Рабочие ничего для себя в рамках официального профсоюза добиться не смогут. Увы! Пойдут работать дворниками, уедут за лучшей долей или сопьются. Нет у наших людей опыта борьбы за свои интересы — запуганы, сломлены. Я упрекаю и сам себя: мало сделал для того, чтобы работающие люди стали солидарнее. Наша главная забота именно в этом: научить их солидарности. Мы живем в жесточайшем капитализме, в котором ждать милости сверху просто наивно.

Хотя, подчеркивает Этманов, протесты — не единственный способ борьбы за рабочие места. Вот правительство Ленинградской области приняло закон о снижении налога на имущество «Форду» на 50% — это 160 млн рублей. Для небольшого завода существенная помощь. И таких возможностей у федерального правительства, конечно, больше, чем у местного руководства. МПРА готовит пакет мер по спасению российского автопрома, которые уже применялись в Бразилии, Германии и других странах во время кризиса 2008 года. Хотя некоторые депутаты Госдумы кричат, мол, зачем помогать американским автогигантам? Не понимая, что это давно уже русский автопром: заводы налоги платят в РФ, наши люди там работают...

— Но разве с обвалом рубля наши автомобили не стали конкурентоспособными? Они же теперь дешевле зарубежных аналогов.

— На самом деле не дешевле, — возражает Этманов. — Курсовая разница сожрала всю маржу, поскольку большинство запчастей для «АвтоВАЗа» везут из-за границы. Потому что российские поставщики не могут предоставить продукт того качества, который нужен для нормального автопрома. Производство автомобилей в России убыточно, маржи нет. И вопрос времени — насколько хватит этих компаний, которые следуют стандартам качества, не хотят производить плохие машины? Сейчас они работают себе в убыток...

 



Житель Приморья с тремя детьми ради спасения от коронавируса ушел жить в лес. А вы на что готовы, чтобы уберечься от заразы?