Чапаев, Марс и пустота

К кому и зачем так долго шел экранный «Пришелец»?
Леонид Павлючик, кинообозреватель «Труда»
Опубликовано 00:22 09 Ноября 2018г.

На экраны выходит «Пришелец» - самый многострадальный фильм десятилетия


Предание гласит, что сюжет этого фильма был придуман драматургом Михаилом Расходниковым еще в 2007-м, а сценарий под названием «Марсианин» был написан им в 2009-м. Тогда же автор разослал его многочисленным кинокомпаниям, включая «Двадцатый Век Фокс СНГ», но ответа от «фоксовцев» не получил, поэтому согласился сотрудничать с командой «7 Арт». В 2012 году фильм был запущен в производство, в конце 2015-го его планировали выпустить в российский прокат, но...

Но в 2015 году на экраны мира вышел «Марсианин» знаменитого американского режиссера Ридли Скотта с Мэттом Дэймоном в главной роли. Расходников, обнаружив в фильме множество совпадений со своим сценарием, обвинил авторов голливудского блокбастера в плагиате. Он даже подал на компанию 20th Century Fox в суд, но его иск — не берусь судить, справедливо или нет — был отклонен.

Чтобы избежать совпадений с «Марсианином» Ридли Скотта, некоторые сюжетные линии пришлось переписывать и переснимать. Изменили и название фильма на «Космонавт», дату выхода сдвинули на 2017 год. Но в 2016-м создателей картины постигла новая беда: 28 ноября режиссер «Космонавта», он же исполнитель главной роли Александр Куликов погиб при крушении вертолета. Фильм доделывала режиссер постпродакшен Беата Соколова. В окончательном варианте многострадальная картина выходит в российский прокат (говорят, большим тиражом) под названием «Пришелец».

Трудно судить, каким был бы фильм, если бы снимался по первоначальному сценарию. И если бы вышел на экраны в запланированный срок. Но многолетние передряги не могли, разумеется, не сказаться на качестве ленты, несущей следы переделок, творческих уступок, усушек-утрусок, которые видны на экране, что называется, невооруженным глазом — не нужен мощный космический телескоп.

Начинается «Пришелец», впрочем, лихо. В первых кадрах мы становимся свидетелями финала первой российской экспедиции на Марс. Из-за форс-мажорных обстоятельств космический корабль резко теряет управление. Командир экипажа по фамилии Чапаев (Александр Куликов) оперативно принимает решение: отстыковывает свой отсек, чтобы спасти остальных. Корабль с космонавтами остается на орбите, а модуль командира падает на Красную планету...

Вопреки худшим ожиданиям, Чапаев остается живым и невредимым. Более того, в небольшом отсеке, где ему и прилечь практически негде, чудесным образом оказываются запасы продовольствия на несколько лет. Поэтому начальник управления полетами (Андрей Смоляков) пытается организовать операцию по спасению Чапаева. Время есть, но министр по делам космоса, рвущийся в президенты (Юрий Цурило), разводит руками: на новую экспедицию денег нет. Да и ради одного космонавта никто ее затевать не будет.

На выручку приходит некий могущественный магнат (его сыграл снятый со спины певец Борис Моисеев, виден только его знаменитый белый хохолок надо лбом и торчащие из-за плеч щеки), который предлагает устроить в телеэфире шоу с участием «марсианина», борющегося за выживание во враждебной среде. А выручка от прямых эфиров, дескать, пойдет на экспедицию по спасению Чапаева. Надо ли говорить, что слово свое он и не подумает сдержать...

Отныне сцены в космосе и на Земле будут чередоваться друг с другом, рождая на экране ощущение двухслойного и, увы, плохо пропеченного пирога. В космической части слишком много сюжетного и смыслового тумана, который, вольно или невольно, передает синопсис фильма: «Спустя время Чапаев начинает ощущать чье-то незримое присутствие. В контакт с героем вступает неизвестная субстанция, которая навсегда меняет его». Что это за субстанция, почему и в какую сторону она меняет героя, куда он уходит в финале фильма из своего модуля — понять по ходу картины невозможно. Мне во всяком случае это не удалось.

Чуть лучше обстоят дела с земными эпизодами. Они сняты в жанре социальной сатиры, бичующей лицемерных политиков, циничное ТВ, мир наживы и чистогана. Но критика носит чересчур уж условный, умозрительный характер. Примерно так бичевали пороки капитализма полвека назад советские пропагандистские фильмы.

В итоге на экране возникает жанровый, стилевой диссонанс. Для любителей экшена, космических приключений фильм, боюсь, покажется недостаточно динамичным, зрелищным, хотя марсианские ландшафты, отдадим авторам должное, сделаны на мировом уровне. А для любителей философской фантастики (вспомним, к примеру, книги Рэя Брэдбери или «Солярис» Андрея Тарковского) «Пришелец» жидковат по смысловому, интеллектуальному наполнению.

К финалу лично меня стали терзать вопросы такого рода: к кому и зачем так долго шел экранный «Пришелец»?

 



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?