«Расскажу про большое заблуждение относительно космических начальников»

Николай Иванович занимался, в частности, занимался многоразовой системой «Энергия — Буран». Фото: © Serguei Fomine, globallookpress.com

Монолог Николая Зеленщикова, космического конструктора высшего класса


В Ракетно-космической корпорации «Энергия» всегда поражались диапазону его интересов. Зеленщиков занимался многоразовой системой «Энергия — Буран», нашей первой лунной программой Л-1, знаменитым международным проектом «Союз» — «Аполлон», кораблями «Союз» и «Прогресс», ракетами «Вертикаль», орбитальными станциями «Салют», «Мир», нынешней МКС. Рабочий день его длился по 14-16 часов. Конструктор Божьей милостью, он ушел на пенсию несколько лет назад в 73, после назначения руководителем «Энергии» экс-банкира. Накануне Дня космонавтики мы попросили Николая Ивановича поделиться мыслями. Монолог вышел не слишком праздничный.

— Обычно День космонавтики — повод для отчета о достижениях отрасли. Но с каждым годом все труднее найти впечатляющие примеры. Да, у нас есть замечательные ракетные двигатели. Но они созданы еще три десятилетия назад под руководством легендарного академика Валентина Петровича Глушко. Мы собираемся запускать к МКС просторный многофункциональный лабораторный модуль «Наука» (МЛМ), но запуск откладывается уже более 10 лет. Мы начинаем готовиться к высадке на Луну, но она планируется в 2031-м, а американцы там будут уже через пять-шесть лет...

Почему так получилось? Кризис 1990-х, удушающее финансирование, массовый исход квалифицированных кадров, отсутствие прорывных проектов. А еще тот факт, что для руководства отраслью не нашлось талантливых организаторов — фигур, сравнимых с академиками Королевым, Глушко, Семеновым, министром Афанасьевым. Кризис личностей!

Начальство менялось с калейдоскопической скоростью. В 1990-х российскую космонавтику по несколько месяцев курировали разные люди, как правило, далекие от отрасли: Михаил Малей (сотрудник Института электроугольных изделий), Юрий Скоков (радиоинженер), Георгий Хижа (доктор технических наук), Олег Лобов (выпускник Института инженеров железнодорожного транспорта), Олег Сосковец (инженер-металлург), Алексей Большаков (инженер-радиотехник), Владимир Каданников (инженер-механик), Владимир Булгак (инженер радиосвязи), Борис Немцов (выпускник радиофизического факультета), Юрий Маслюков (инженер-механик), Илья Клебанов (инженер-электрофизик)...

Большинство из них не были тесно связаны с ракетно-космической промышленностью, а кто-то считал, что деньги на космос вообще тратить не нужно, не рационально. Одиннадцать человек за короткое время сменились — это же просто проходной двор!

А непосредственно в руководстве отраслью? В 2004-м гендиректора Российского авиационно-космического агентства Юрия Коптева, который старался хоть как-то спасти отрасль от развала, назначают в Министерство промышленности и энергетики. Создается Федеральное космическое агентство, руководителем которого назначают генерал-полковника, командующего Космическими войсками. Почему-то считается: если дорос до генерала, значит, можешь руководить космонавтикой. Большое заблуждение. Этой сферой должен руководить технарь до мозга костей и талантливый организатор. А еще человек, умеющий заглядывать за горизонт, видеть дальнюю перспективу. Военные же люди дисциплинированные, заточенные на выполнение приказов. А у нас один генерал сменял другого на посту руководителя Роскосмоса, второй — третьего...

Как тут не вспомнить легендарную личность, руководившую в советское время знаменитым ракетным Министерством общего машиностроения. Сергей Александрович Афанасьев, окончивший с отличием МВТУ, талантливый конструктор, во время войны на Мотовилихинском артиллерийском заводе прошел все ступени. И в 47 лет, обладая огромным опытом и знанием ракетной техники, стал министром. При нем, в частности, появились новые корабли «Союз», наши орбитальные станции, на Луну впервые мягко опустилась советская автоматическая станция.

Олег Бакланов до назначения министром был главным инженером, директором Харьковского приборостроительного завода, затем гендиректором производственного объединения «Монолит», заместителем министра: Сменивший Бакланова Виталий Догужиев двигался к министерскому креслу три десятилетия. Инженер-технолог, конструктор, начальник цеха. Руководил машиностроительными заводами.

Так подбирали, растили кадры в СССР. А сегодня «эффективные менеджеры», но никакие не профессионалы.

Надо знать, куда идти, к каким высоким целям двигаться. Без четкого целеполагания успеха не достичь. Метания, бесконечные реформы, страшенная тряска отрасли, словно на вибростенде, — это то, что мы видим сегодня.

В завершение напомню историю, связанную с гениальным академиком Андреем Николаевичем Туполевым. Когда новый самолет выкатили на аэродром, Туполев подошел, присел, осмотрел как бы со стороны крылья, фюзеляж. Потом поднялся и вынес приговор: не полетит! В другой раз сказал: полетит! И оба раза не ошибся. Интуиция, основанная на колоссальных знаниях, у академика была фантастическая. А вы говорите, «эффективные менеджеры»...

Штрихи

Николай Зеленщиков  многие годы был первым вице-президентом, первым заместителем Генерального директора, Генерального конструктора флагманского ракетно-космического предприятия «Энергия» имени С.П. Королева. Лауреат Ленинской и Государственной премий. Заслуженный машиностроитель РФ.

Гость 12 Апреля 2020, 12:19
Это когда же он интервью давал? В апреле 2020г.? И это в свои 107 лет!



Житель Приморья с тремя детьми ради спасения от коронавируса ушел жить в лес. А вы на что готовы, чтобы уберечься от заразы?