Тимур Бекмамбетов: «Я робот, и очень органично себя в этом ощущаю»

На российские экраны выходит анимационный фильм «Девять», продюсерами которого выступили Тим Бертон — пожалуй, самый известный из киносказочников мира — и «наш человек в Голливуде» Тимур Бекмамбетов, создатель обоих «Дозоров», продолжения «Иронии судьбы» и фильма «Особо опасен».

— Тимур, как бы вы сказали, что такое анимация «Девяти»?

— Это фильм о дружбе, ответственности, любви и семье. Идея создания нашей картины появилась в 2000 году, а в 2004-м режиссер Шейн Экер доделал свой короткометражный фильм, и он был номинирован на «Оскар». Через год анимацию увидели мы с Тимом Бертоном и решили сделать полнометражный фильм.

— Расскажите о Тиме Бертоне. О нем говорят как о человеке с абсолютно иным видением мира.

— Да. Его действительно, кажется, немного гнетет несовершенство мира, и он хочет сделать его красивее и осмысленнее. Он очень хороший человек. Немножко сумасшедший, в хорошем смысле этого слова. Тим похож на своих персонажей. В том числе и на персонажей фильма «Девять».

— А вы сами на кого из персонажей похожи?

— На роботов, которые за всеми гоняются и хотят съесть (смеется). Но я очень органично себя в этом ощущаю.

— Вы наверняка знаете, что вас называют нашим ответом Голливуду или нашим, простите, «засланцем» в Голливуде. Как вы себя ощущаете в этом звании?

— Засланцем? (Смеется). Если серьезно, то ощущаю я себя неплохо. Как в командировке.

— Неужели до сих пор Лос-Анджелес не стал родным домом?

— Нет, это только затянувшаяся командировка. Там приятно, интересно, много людей, информации, возможностей для самореализации, привлекательных проектов — и режиссерских, и продюсерских. Мне была предоставлена уникальная возможность узнать, как создается анимация. И я ею воспользовался. Тем более что я такой человек: мне важно все узнавать на своем опыте.

— И в жизни?

— Конечно. Никогда не читал, как работать в какой-то компьютерной программе. Всегда начинаю тыкать во все кнопки и тогда понимаю, как это работает. Кстати, с американским кино то же самое. Единственным вариантом узнать, как его делать, было поехать и начать производить.

— Неужели вы ничего не знали об американском кино до приезда в Америку?

— Если честно, даже актеров знал не очень хорошо: имена, пароли и кто есть кто изучал уже на местности при личном общении.

— Самое замечательное и запомнившееся знакомство с кем было?

— Несомненно с Анджелиной Джоли. Самый удивительный человек, которого мне удалось там повстречать. Ещё Шарлиз Терон — она просто восхитительна.

— Сплошь красивые и сексуальные женщины.

— Есть и мужчины интересные, но я как-то на женщин лучше реагирую (смеется). Актриса не может не быть сексуальной. Я вот пытаюсь вспомнить примеры обратного, но не могу. Хотя, если честно, для меня слово «сексуальный» мало что значит, скорее актриса должна быть притягательной. Вот ещё знакомство с Натали Портман могу вспомнить, она тоже потрясающая. У нее, кстати, есть какие-то наши корни: её родители чуть ли не из Молдавии.

— Мне кажется, в Голливуде у всех есть русские корни.

— Да уж. Весь Лос-Анджелес. Встречаешься с кем-нибудь, и следующая фраза после «здравствуйте» — «мои предки по такой-то линии тоже из России» (смеется). Так что я точно знаю, о чем можно поболтать с малознакомыми людьми.

— И все-таки кто будет играть в «Особо опасен-2»?

— Джеймс МакЭвой продолжит с нами работу, и у нас есть глобальные планы по оживлению Анджелины Джоли. Сейчас изо всех сил стараемся её реанимировать, через несколько недель узнаем, ожила она или нет.

— Мне кажется или вы ей в первой части прострелили голову?

— Ничего страшного. После войны многие люди жили с пулей в голове. Так что все возможно. Если зритель хочет, как мы можем ему в этом отказать?

То, что пишут об Анджелине как о матери, правда?

— Она нормальная мать, которая любит своих детей и занимается ими. Наверное, это компенсация той ненормальной жизни, которой она вынуждена жить. Это дает ей возможность удержаться в реальности, не превратиться в машину по производству кино. Её хотят снимать все, а она делает всего один-два фильма в год. Дети просто не дают ей такой возможности, у нее есть обязательства перед семьей, и это очень много для нее значит.

— А вам что помогает остаться в реальности?

— Я уже нахожусь вне её, превратился в машину, я же вам говорил (смеется). Не поверили?

— Почему вы так часто работаете с Хабенским, Вержбицким, Золотухиным? Они просто кочуют из одного вашего фильма в другой.

— Я вырос в театре. И работал там, я же театральный художник по образованию, поэтому для меня труппное устройство, если можно так сказать, театра очень органично. Когда я делаю фильм, то мыслю образами актеров, которые вокруг меня, с которыми и в жизни часто провожу время. Так что у меня не фильмы, а театральная постановка в кино для труппы. Режиссер обязан любит своих героев. Даже злодеев. Это залог успеха. Можно даже злиться на них, но душевный контакт надо установить. И мне нравятся актеры, которые делают моих героев достоверными.

Наше досье

Тимур Бекмамбетов родился 25 июня 1961 года в городе Гурьев, Казахская ССР. Учился в Ташкентском театрально-художественном институте им. А. Н. Островского по специальности «художник театра и кино». После службы в армии работал художником театра «Ильхом» и на киностудии «Узбекфильм». В конце 80-х переехал в Москву. Начал снимать рекламные видеоролики. Дебютировал как режиссер картиной «Пешаварский вальс» (1991). Потом снял фильмы «Ночной дозор» (2004), «Дневной дозор» (2005), «Ирония судьбы. Продолжение» (2007), «Особо опасен» (2008). С 2005-го в Голливуде занят в ряде проектов группы кинокомпаний Fox.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?