10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОТХОДНИКИ

Впервые Юрий Азаров покинул родную Белую Березку семь лет назад. Их поселок, в котором живут около семи тысяч человек, существовал за счет крупного деревообрабатывающего комбината. На нем работал практически каждый второй. Но после приватизации хозяева сменялись один за другим, пока окончательно не развалили предприятие. Зато деревня впервые увидела диковинные машины, доселе не заезжавшие в их захолустье. Когда брать на комбинате стало нечего, исчезли и грузовики. Мужики потянулись в Москву - там строек много. Юрий - из того первого эшелона искателей счастья.

Когда в деревне наступает пора сенокоса, крестьянская душа Азарова рвется туда. В Москве он вроде крепостного, брошенного, как и десятки тысяч таких же мужиков, в отходничество. Ему еще повезло с жильем, а некоторые земляки обитают на Ленинградском вокзале да по подвалам, сражаясь с крысами. Один рассказывал, что 24 часа в сутки работает. Днем он - на строительстве хором "нового русского", а ночью тут же сторожем. За все про все получает 4 тысячи рублей.
- А что делать? - рассуждает Азаров. - Детей кормить как-то нужно. Вот у меня трое в деревне остались. Жене одной с ними тяжело. Потому уезжаю только на сезонные работы.
В Белой Березке Азаров числится на работе в коммунальной службе. Жалованье тут нищенское, потому время от времени берет отпуск за свой счет и едет в столицу. Денег, добытых отхожим промыслом, хватает на пропитание. Чтобы вырваться из нужды, этого мало.
Хотя иным везет больше. Как мужу заведующей детсадом удалось устроиться комендантом в "государственную", как она выражается, организацию. С ним заключили трудовой договор, заработок доходит до 17 тысяч рублей. И комнату дали. Правда, для этого он освоил небезопасную профессию монтажника-высотника. Больше 30 лет работал мастером на деревообрабатывающем комбинате, а в 53 года пришлось лезть на верхотуру, сбивать из досок опалубку для монолитных стен. Раз в месяц наведывается домой.
У Веры Свистельниковой муж уехал год назад, пристроился каменщиком на какой-то даче в Подмосковье. Больших денег не платят. Но в поселке и столько не заработать. Сама Вера в детсаду получает 830 рублей.
- А у нас трое детей, - вздыхает она. - Скучают по отцу. Но он заявил: буду ездить в Москву, пока хватит здоровья. Я ему внушаю, что стаж для пенсии пора зарабатывать, а он в ответ: "До пенсии дожить надо". Ведь ему только 41 год...
Для многих семей отходничество обернулось бедой - стали распадаться семьи. Председатель местного совета Николай Дорохов сокрушается по этому поводу:
- Прожили люди по 25 лет вместе - и вдруг развод. Муж, пока мотался по стройкам, кого-то себе нашел. А женщины тут в одиночку хозяйство тянут, некоторые даже в пасечники подались. Детей больше всего жалко в этой ситуации.
Уезжают из Белой Березки и целыми домами. Земля никому не нужна. Скоро уже здание одного из детсадов освободится, школа опустеет. За последний год на 40 учеников тут меньше стало. Брошенный на произвол судьбы поселок, как и сотни других окрестных деревень, спивается. В то, что возродится комбинат, вокруг которого в прежние годы теплилась жизнь, мало кто из местных верит. Они даже не знают, кто нынче владеет предприятием: то ли арабы, то ли индусы.
Немолодой предприниматель Виктор Чирков потому уважаем земляками, что десять лет упорно катит свой камень в гору. Когда другие покупали иномарки, он вкладывал деньги в хозяйство: приобрел трактор, который позволил ему пережить кризисные годы. Сейчас у него предприятие, на котором производят заготовку для паркетной доски. Ее забирают опять-таки москвичи, но ведь 40 человек получили здесь рабочие места, живут в родном поселке, не отрываясь от семей.
Если в Белой Березке в ближайшее время не появятся предприятия взамен деревообрабатывающего комбината, то поселок вымрет. Никакое отходничество не способно спасти. Сейчас около четырех сотен мужиков из Белой Березки мыкаются по стране в поисках лучшей доли. Уже несколько человек погибли на стройках. Но обстоятельств случившегося никто не выяснял, никаких пособий семьи не получают. Поэтому жены провожают мужей на заработки как на войну. В день моего приезда в Белую Березку увидел такую картину: десятки женщин, подобно солдаткам, смиренно стояли у здания поселковой администрации в ожидании пенсии и сторублевого чернобыльского пособия. На лавочке сидели старики и какие-то спившиеся личности. Не хватало только уличного громкоговорителя, который оповещал бы о сводках фронтовых потерь.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников