08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕРГЕЙ СТЕПАШИН: ПОРА ЛАТАТЬ "ДЫРЫ" РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

Анохин Павел
Статья «СЕРГЕЙ СТЕПАШИН: ПОРА ЛАТАТЬ "ДЫРЫ" РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ»
из номера 119 за 11 Июля 2002г.
Опубликовано 01:01 11 Июля 2002г.
Председатель Счетной палаты любит цитировать указ 1654 года, где еще царем Алексеем Романовым была сформулирована задача этого ведомства: "Дабы казна государства не разворовывалась". До сих пор и разворовывается, и расходуется не на то, считает главный контролер страны. На прошедшей неделе он был гостем "Труда". Из личного дела: родился в 1952 году. Учился в Ленинграде. Возглавлял ФСК, Минюст, МВД и правительство России. Женат. Имеет сына. Доктор юридических, кандидат исторических наук. На днях окончил еще и Финансовую академию при правительстве.

- Сергей Вадимович, с вашим приходом авторитет и влияние Счетной палаты заметно выросли. А как это отражается на бюджете?
- Понимаю, что журналисты хотят услышать. В нашей стране привыкли судить о работе контрольного органа по тому, кого и скольких наказали, сняли, посадили, а лучше - расстреляли. Но я считаю, что эффективность нашей работы заключается в другом: чтобы все меньше становилось нарушений в бюджетной сфере, меньше нецелевого использования казенных денег. В прошлом году мы провели более 400 проверок на 1,5 тысячи организаций и предприятий. Выявили нецелевое использование 14 миллиардов рублей бюджетных средств. Годом раньше - 25. Как видите, динамика есть. В казну в прошлом году вернули около 4 миллиардов рублей. Это заслуга не только Счетной палаты. Наша страна перешла на казначейскую систему финансирования, что затрудняет кражу бюджетных денег.
Но не буду вас разочаровывать: да, по материалам проверок СП возбуждаются уголовные дела. Причем все больше: в 1999 году их было 5, в 2000-м - около 30, в 2001-м - 49. В нынешнем уже зашкаливает за 60. Последнее дело ведет петербургская прокуратура. Мы выявили массу нарушений на предприятии "Северная верфь": незаконная приватизация, невозврат в федеральный бюджет расходов на строительство двух эсминцев, продажа их за бесценок в Китай. Министерство обороны потеряло на этом около 800 миллионов рублей.
Другой петербургский пример: при строительстве высокоскоростной магистрали вырыли яму рядом с Московским вокзалом, куда "провалились" 70 миллионов долларов.
- При этом, видимо, никто не виноват и никто не отвечает?
- Счетная палата не ставит целью поиск врагов и вредителей. Мы разрабатываем рекомендации по расходованию бюджетных средств.
- Разве вы не следите за тем, дошли ли дела до суда, наказаны ли виновные?
- Конечно, следим. У нас есть для этого специальная структура - как у американцев. Пока еще ни одно "наше" дело не развалилось.
- Но и судебной перспективы не видно. Сколько было шума вокруг МПС, а Аксененко ушел в отставку - и все.
- Дело тут не в персоналиях. Ведь почему возникла проблема МПС? Потому что у министерства две несовместимые функции: государственного управления и хозяйствующего субъекта. А так не должно быть. Сейчас пришел новый министр, начал расчищать завалы. Худо-бедно, в два раза снизилась кредиторская задолженность, в бюджет пошли поступления. Ведь раньше две железные дороги - представьте - ничего вообще в казну не платили. Зато строились пятизвездочные гостиницы якобы для железнодорожников (кто из них мог заплатить сотни долларов в сутки за номер?) Все это свидетельствует об отсутствии нормального порядка в государственной системе. Когда речь идет о реформе МПС, прежде всего надо отделить управленческую структуру от хозяйствующего субъекта. На это направлена реформа МПС.
- Вы как-то заявили, что Счетная палата располагает данными о серьезных нарушениях в расходовании кредита, полученного перед дефолтом от Международного валютного фонда. Куда таинственным образом исчезли 4 миллиарда долларов США?
- Счетная палата начала это расследование еще в 1998 году. Мой предшественник на посту председателя все материалы проверки направил в прокуратуру. Сами-то деньги никуда не исчезли. Но очень большая часть кредита - 1,8 миллиарда долларов - пошла на поддержку одного из крупнейших банков - "СБС-агро". У него была обширная клиентура, среди которой и работники аппарата правительства, администрации президента. У меня, кстати, там тоже лежала зарплата... Целесообразность такой обильной "инъекции" в один банк была очень сомнительной. И неэффективной.
- Ничьей личной корысти вы тут не усматриваете?
- Задача не для Счетной палаты. Она, скорее, по зубам ФСБ и прокуратуре. Но известно, что уже за 3-4 дня руководители некоторых крупных банков знали о предстоящем дефолте и сумели этим воспользоваться. Счетная палата сделала из случившегося вывод: вмешиваться в оперативную работу Центробанка, конечно, не нужно, но его хозяйственная деятельность должна быть прозрачной. Почему мы не имеем право проверить Центробанк, если это бюджетная организация?
- Счетная палата проводила большую проверку по невыплатам зарплаты бюджетникам. Вы выяснили, почему до наших бедных учителей не доходят деньги? Можно ли раз и навсегда навести здесь порядок?
- Я выступал и в Госдуме, и в Совете Федерации с заключением на проект федерального бюджета 2002 года. Предупреждал, что дополнительных 10 миллиардов рублей, необходимых, по расчетам Минфина, чтобы полностью заткнуть бюджетную дыру, может не хватить даже для погашения текущих платежей. Не говоря о задолженности прошлых лет. Наши материалы показывали: с учетом налоговой реформы в регионах дефицит средств на эти цели еще увеличится. Как минимум 15 регионов не смогут справиться с выплатой повышенной зарплаты бюджетникам. Так и вышло... Как только президент получил эту информацию, а я доложил ему об этом запиской, реакция была немедленной. Пять миллиардов рублей нашли за два дня. Если глава государства взял этот вопрос под свой контроль, есть надежда, что дело сдвинется с мертвой точки. Следующий год в этом плане должен быть более эффективным.
Существует и другая проблема - отсутствие должного финансового контроля на уровне муниципалитетов. По Конституции, федеральная Счетная палата не вправе проверять финансово-хозяйственную деятельность муниципалитетов. Ее, по-моему, никто не контролирует. И в законодательстве относительно этого ничего не прописано - юридическая дыра.
Мы стараемся выстроить своего рода "вертикаль" в системе государственного финансового контроля. Подписали соглашения о сотрудничестве с контрольно-счетными органами субъектов Федерации, создали ассоциацию, куда недавно приняли "муниципальных" контролеров. На днях я вернулся из Иванова, где мы договорились о совместном эксперименте в 2003 году. Проведем сквозную проверку бюджетов всех уровней. Возьмем три региона и выясним (каждый - по своей компетенции): почему не доходят деньги до тех же учителей. И ответим без вранья.
- Сергей Вадимович, как складываются ваши отношения с правительством?
- Нормально, в штатном режиме. Например, все наши рекомендации по проекту бюджета на 2002 год были учтены. Полагаю, так будет и в 2003-м. Хотя раньше Счетную палату к такому судьбоносному вопросу не подпускали.
Полемика случается. Например, когда Счетная палата стала по-другому строить свою работу, От простой проверки и поиска бюджетных денег мы переходим к более сложной задаче - аудиту управленческих решений. Насколько эффективно вложение бюджетных средств, использование государственной собственности? У иных чиновников в правительстве это вызывает изжогу. Нам говорят: мол, ваша задача - сводить "дебет с кредитом". Но это неправильно. Почитайте закон о Счетной палате. Его не Степашин придумал.
Конгресс ЕВРОСАИ (Европейской организации высших органов финансового контроля), который недавно прошел в Москве, ориентирует нас на переход от аудита объектов к аудиту эффективности. Сегодня это стало мировой практикой.
- Сегодня стало модным привлекать силовые структуры к разрешению споров между хозяйствующими субъектами. Вас не пытаются втянуть в эти игры?
- Пытаются. Через простую схему, которая, увы, узаконена. Например, Счетная палата обязана проводить проверку любого субъекта вне зависимости от форм собственности, если есть запрос от 90 депутатов.
- И много таких дел?
- В этом году по депутатским запросам было 32 проверки. За некоторыми, мы чувствуем, стоят интересы определенных финансовых групп. Хотя ничего особо страшного в этом не вижу. Нам важно быть объективными. А проверка не помешает.
- Теперь, когда вы на три года стали президентом ЕВРОСАИ, у вас есть возможность активнее поискать в европейских банках наши беглые капиталы или повлиять на то, чтобы Россия скорее вышла из "черного списка" государств, где не борются с "отмыванием" преступных капиталов?
- Счетной палате пока удалось вернуть в страну 1,5 миллиона долларов. Я начинал заниматься этой историей, когда был министром внутренних дел. Западные юристы, с которыми я тогда сотрудничал, предложили продолжить работу. По их мнению, можно "вытащить" еще 300 миллионов долларов.
- Эти деньги - бандитские?
- Можно и так сказать.
- Очевидно, что многие российские корпорации становятся транснациональными. Они имеют сейчас офисы не только в Москве, но и Нью-Йорке, Лондоне, Париже, где используют в том числе бюджетные деньги. Какие юридические проблемы возникают в связи с этим? Необходимо ли изменение законодательства, чтобы получить возможность отследить эти потоки?
- Хороший и своевременный вопрос. У нас в Москве недавно собирались руководители контрольно-счетных органов "большой восьмерки", и мы договорились проводить в соответствии с нашими или их запросами совместные исследования, совместные проверки деятельности транснациональных компаний. И уже работаем совместно с главным аудиторским управлением США по ряду комплексных мероприятий, с Великобританией - по "чеченским" деньгам. Никто толком не знает, сколько денег уходит из страны. Если подсчитать гипотетически, то суммы получаются фантастические. Однако это не совсем бюджетные средства, это деньги в основном частных компаний, где имеются и государственные пакеты акций.
Нам вообще необходима серьезная ревизия всего экономического законодательства. Я ведь помню, как в начале 90-х годов впопыхах принимались важнейшие законы, которые должны были перевести страну на "рельсы рыночной экономики". Они готовились некоторыми финансовыми группами "под себя". Давно пора разобраться, какой ущерб приносит тот или иной закон, где нестыковки, где "дыры", позволяющие уводить бюджетные средства.
- Как вы относитесь к предложению президента провести амнистию выведенных из страны капиталов?
- Я знаю три удачных примера. Год назад президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил: если в течение месяца предприниматели привезут в страну свои капиталы, их никто не тронет. Ему поверили - за месяц вернулся миллиард долларов. Это немалые деньги для Казахстана. Италия за 60 дней амнистии получила назад 40 миллиардов евро. В Турции дали срок - 6 месяцев. Причем ввозить можно не только деньги, но и имущество. И никаких налоговых репрессий, никаких 13 процентов.
- По-вашему, надо нам идти таким путем?
- Я бы пошел. Другой вопрос: поверят ли сограждане? Путин образно ответил тем, кто прячет капиталы в офшорах: "Замучаетесь пыль глотать, бегая по судам в попытках разморозить эти деньги"... Карательные меры тут не помогут. Как только затевается разговор: кого посадить, а кого не посадить - тут же начинается бегство капиталов за рубеж. Нужны гарантии - закон об амнистии капиталов.

- Внешний долг страны - тоже под контролем Счетной палаты?
- Мы 4 года добивались решения о создании структуры, которая занималась бы этой серьезной проблемой. В оценке размера внешнего долга разница между нашими данными и правительственными составляла около 5 миллиардов долларов!
- Известно, что некоторые российские структуры через подставных лиц скупали российские же долги. Теперь страна выплачивает проценты по внешней задолженности своим же бизнесменам. Например, в западной прессе в связи с ангольским долгом упоминается фамилия Вавилова. Есть вопрос и по чешскому долгу. Вы рассматривали эти случаи?
- Скупка долгов - в общем-то, нормальная операция. Другое дело - в чью пользу. Знаю, что премьер-министр Михаил Касьянов и Министерство финансов изучают ситуацию с ангольским долгом. Мы направили главе правительства свои материалы. Генпрокуратура завела уголовное дело. Поэтому не будем спешить с выводами. По чешскому долгу смогу вам дать информацию в конце года. Проверка пока идет.
По-моему, еще важнее, что мы поспешили с признанием советского долга. И стратегически, и по объемам. Кто должен был платить за единую Германию и за вывод оттуда наших войск - тема отдельная. Сейчас мы планомерно рассчитываемся по долгам. В следующем году должны отдать 17 миллиардов долларов, потом, в течение 5-10 лет, окончательно рассчитаться с долгами.
- Вы один из тех, кто не понаслышке знает тяжелую ситуацию в Чечне. Вам виден свет в конце тоннеля? Нет ли опасности, что мы увязнем там, как в болоте?
- Быстрого решения проблемы нет. Люди должны почувствовать, что мирная жизнь более выгодна. Главное - не повторять прежних ошибок. Вот президенту России предлагают вести переговоры. Но там не с кем их вести! Не с теми же, кто бегает по чеченским горам. Я - как министр внутренних дел - в свое время многое сделал для того, чтобы Масхадова не уничтожили полевые командиры. Мы дважды спасали ему жизнь. У него был исторический шанс стать полноценным лидером Чечни, когда Хаттаб и Басаев напали на Дагестан. Я лично предложил ему во всеуслышанье заявить, что они - бандиты и террористы. Если он советский офицер и коммунист, как любит говорить о себе, что ему мешало так поступить? Дудаев, между прочим, тоже носил в кармане партийный и комсомольский билеты. Кстати, туда же был вложен и портрет Сталина, что очень странно для чеченца, чей народ пострадал от вождя. Это к слову об их принципиальности и идейных позициях.
Если говорить о выходе из чеченского тупика, не буду лукавить, вопрос сложный. Дело в том, что там выросло воюющее поколение. Многие из тех, кому сегодня 20 лет, целое десятилетие воевали. Сегодня в первую очередь надо решать проблему с молодежью: создавать ей рабочие места, обучать. Они должны привыкать к нормальной мирной жизни. А для этого нужно сформировать реально действующие местные органы власти.
Мы обожглись в 1996 году, когда чеченская милиция не сработала должным образом. Поэтому сегодня дуем на воду. Однако не сработала тогда не только чеченская милиция. Я согласен со словами Ахмада Кадырова, когда он говорит: если мы доверяем друг другу, то давайте доверять. И будем вместе контролировать бюджетные деньги. И все, что касается возрождения Чечни, надо переносить на чеченскую землю. А то у нас дирекция сидит в Москве и считает, что и где там восстановить.
Я разделяю известную концепцию решения чеченской проблемы. В Чечне остаются только две кадровые дивизии - внутренних войск и Вооруженных сил. Они дислоцируются на постоянных базах и занимаются боевой подготовкой. А общественный порядок должны обеспечивать местная власть, милиция. Пока они не почувствуют, что им доверяют, никаких положительных перемен не будет. Вспомним: когда террористы подорвали чеченских омоновцев, их друзья и родственники сами нашли виновных.
У нас в отношении Чечни зачастую двойной подход. Вот на Северном Кавказе произошло стихийное бедствие - погибли люди, снесены мосты, разрушены дома. Однако по телевизору и в газетах - репортажи из Дагестана, Ставрополья, Краснодарского края, Адыгеи, а из Чечни почти нет. Словно это не часть нашей страны. А ведь были страшные сели в Чечне. Мы даже не знаем, сколько человек там погибло.
- Вы - председатель оргкомитета предстоящего чемпионата Европы по футболу. Погром на Манежной не повлияет на решение провести турнир в России? Кстати, как вы пережили поражение российской команды?
- Результат нашей команды на мировом первенстве закономерен. Он отражает общую ситуацию в отечественном футболе. Можно проигрывать, но не так! Просто стояли. А ведь на футбол идут немалые деньги, в том числе и бюджетные.
Беспорядки на Манежной, конечно, могут повлиять на решение организаторов первенства. Но мы ведь через неделю после бесчинств провели международные юношеские игры и доказали, что Москва способна обеспечить и порядок в городе на высшем уровне.
- А вам не жалко бюджетных денег на чемпионат?
- Требуется не так много - примерно 450-500 миллионов долларов. Но это и детские спортивные школы, и стадионы, и маленькие гостиницы, туризм. Деньги окупятся.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников