09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖИТЬ ПО ЗАКОНУ ИЛИ ПО ПОНЯТИЯМ

Никифорова Наталья
Опубликовано 01:01 11 Октября 2002г.
В последнее время, заходя в аптеку и рассматривая на прилавке совсем не дешевые лекарства, мы все чаще задумываемся: а вдруг подделка? Деньги заплатишь, а неизвестно: поможет или навредит? Видно, на всех нас подействовала кампания, развернутая в последнее время некоторыми чиновниками Минздрава, утверждающими, что нас окружают сплошные фальшивки. Получается, что других проблем с лекарствами нет, а ведь, между тем, постоянный рост цен - именно эта проблема представляется людям сейчас самой существенной.

БЕШЕНЫЕ ЦЕНЫ
- Не стыдно так цены накручивать, на пенсионерах наживаться? - спрашивает в аптеке старушка, долго перед этим пересчитывавшая в кошельке рубли. Понятно, вопрос риторический. Как ни странно, провизор на него ответила, эмоционально, но вполне вразумительно.
- А вы телевизор смотрите? Вначале подняли таможенные пошлины на ввоз лекарств, затем НДС ввели, а теперь решили ввести новые правила сертификации лекарств. Теперь контейнеры с лекарствами будут простаивать на таможне неделями. Так что, думаю, цены еще возрастут - ведь за хранение нужно платить большие деньги.
Милая дама за прилавком при всех своих эмоциях все-таки наивна. Тем, кто под флагом борьбы с фальсификатом пытается выстроить свой весьма прибыльный бизнес, вряд ли есть дело до проблем простых людей. Ведь многие авторитетные фармацевты сейчас прямо говорят о том, что весь сыр-бор с сертификацией лекарств, скорее всего, разгорелся по одной простой причине: на предлагаемой схеме заинтересованные лица смогут без проблем заработать немалые деньги.
Действительно, кто бы спорил: с фальсификатом надо бороться. Но вот средства, предложенные представителями Минздрава для ее достижения, профессионалы называют, мягко говоря, достойными удивления.
МИКРОБУ НЕ ПРИКАЖЕШЬ
Сразу после того, как Госстандарт выпустил известное постановление N 36 от 24 мая 2002 г., где описал, как будет проводиться сертификация, у многих специалистов появились вопросы. Ведь предложенная Госстандартом схема оказалась невозможна для исполнения даже чисто технически. Дело в том, что в постановлении предполагается посерийный контроль всех лекарственных средств. Но ведь оборудование, способное провести такой контроль, достаточно дорогое, и имеющегося его количества не хватит для проведения в срок даже десятой доли необходимых анализов. Для одного анализа требуется от 15 минут до нескольких часов в зависимости от сложности. А иногда и больше. Нельзя же, например, при испытании на микробиологическую чистоту приказать микробам расти быстрее! Они растут 2 недели. Поэтому полный контроль требует как минимум трех недель. Соответственно производителей и импортеров ждет либо многодневная очередь, либо фиктивный анализ. И главное - все это время партия лекарств будет без движения лежать на таможенном складе. А это - недешевое удовольствие. Мало того, что надо платить за хранение и что сам анализ стоит денег, так ведь еще и товар дорожает пропорционально стоимости кредитования! А в России, как известно, эта стоимость и так уже достаточно высока.
Так что дама в аптеке оказалась совершенно права. По расчетам экспертов, в результате этих якобы благих нововведений цены на лекарства могут подняться не меньше чем на 30 процентов. По мнению фармацевтов, новые правила игры абсолютно не страхуют и от проникновения на рынок фальсификатов.
Предполагается, что сертификация будет проводиться на специальных таможенных складах. Но ведь надо быть крайне наивным человеком, чтобы вести фальсификат на такой склад. Что, разве фальшивую водку привозили на государственные склады маркировки? Существовали и существуют всем известные пути обхода этих барьеров. Недобросовестных импортеров и производителей эта порочная система будет даже стимулировать. Ведь они занимают абсолютно другую нишу на рынке - у них гораздо меньше расходов. А сертификат, какую бы степень защиты он ни имел, достаточно легко подделать.
Кроме того, введение новой системы сертификации практически ликвидирует контроль внутри страны. То есть получается, что если миновать эти мифические барьеры, то дальше по стране можно гулять как хочешь, и никто не поймает. А ведь лекарство, даже прошедшее сертификацию, может утерять соответствующие нормативам качества спустя некоторое время. Теперь проконтролировать это будет крайне сложно. Специалисты предлагают: вместо пресловутой сертификации надежной мерой могла бы стать так называемая маркировка каждой упаковки лекарственного препарата, подобная той, что сейчас вполне успешно действует в ликеро-водочной промышленности. Идентификационные марки могли бы клеить непосредственно на заводе-изготовителе или же на складе у импортера. Если препарат не маркирован, значит, он фальсифицирован! Кстати, некоторые производители уже начали маркировать свою продукцию в добровольном порядке, желая защититься от подделок.
МИНЗДРАВ НЕ УПОЛНОМОЧЕН ЗАЯВИТЬ...
К сожалению, похоже, все эти веские аргументы авторитетных специалистов некоторые чиновники Министерства здравоохранения попросту не принимают во внимание. Решили во что бы то ни стало добиться обязательной сертификации на лекарственные средства - и все тут. С упорством, достойным лучшего применения, заместитель министра г-н Катлинский пробивает нововведения. Противников сертификации в газетных публикациях уже успели обвинить в корысти: якобы тут присутствует некий интерес коммерческих структур. Здесь следует сказать о важном: предпринимателям как раз все равно, введут новую систему или нет. Ведь убытки от сертификации они смогут с лихвой компенсировать, подняв розничные цены. Тем более, что среди оппонентов нововведений не только руководители фирм, занимающихся поставкой в Россию лекарственных препаратов из-за рубежа, но и члены Комиссии по проблемам законодательного обеспечения охраны здоровья населения Экспертного совета по проблемам национальной безопасности при председателе Государственной Думы РФ. Именно эта комиссия дала однозначную оценку предложению о недопустимости и вредности сертификации, специально собравшись по этому поводу еще летом. На заседании присутствовали представители министерств, общественных организаций, производители, дистрибьютеры, журналисты. Все они, независимо друг от друга, говорили о том, что сертификация лекарств - мера преждевременная и непродуманная. Комиссия сделала свое заключение и попросила председателя Государственной Думы Геннадия Селезнева поставить перед правительством эти вопросы. Просьбу поддержали члены Международной ассоциации защиты прав потребителей.
Скажем сразу, эта позиция, по существу, поддержанная правительством, не всем понравилась. Под прицелом оказался руководитель комиссии, советник председателя Государственной Думы Борис Шпигель. Фармацевтическая компания, которую он возглавляет, "Биотэк", известна многими социальными программами - оказывает помощь госпиталям внутренних войск, помогает вдовам и престарелым, в том числе в рамках "социальных аптек", внедряет программы по обеспечению лекарственного процесса во многих регионах страны. Известна фирма и организацией "Школ роста" для детей-карликов, созданных совместно с гематологическим центром и фирмами "Фармацея", "Элли-лили", "Новонордиск". Благодаря помощи "Биотэка" спасительный гормон роста стал поступать в страну бесперебойно, и больные дети смогли вырасти. И вот теперь эту фирму обвиняют в недобропорядочности, якобы она поставляла в Екатеринбург просроченные лекарства.
К сожалению, заведомую ложь распространяют не только недобросовестные СМИ, но и некоторые официальные лица, облеченные служебным положением.
ВСЕ "ЗА" - КТО "ПРОТИВ"?
После обращения председателя Государственной Думы в правительство России прошло больше месяца. За это время в адрес вице-премьера правительства Валентины Матвиенко поступили заключения от руководителей и главных специалистов различных заинтересованных министерств и ведомств, большинство из которых вполне конкретно указывают на то, что решение об обязательной сертификации лекарственных средств не соответствует экономическому курсу, проводимому правительством и президентом России. А курс этот заключается в том, чтобы сокращать перечень товаров, работ и услуг, подлежащих обязательной сертификации. Такой вывод следует из заключения заместителя министра экономического развития России Ивана Матерова. Еще более резкую оценку дает Министерство по антимонопольной политике (А. Кашеваров). Он напоминает, что Законом "О лекарственных средствах" процедура сертификации лекарственных средств не предусмотрена и, соответственно, не может быть применена, а установленная постановлением Госстандарта России от 24 мая 2002 года за N 36 схема сертификации производства лекарственных средств ставит в неравное положение российских производителей. Посерийный контроль необоснован. На это же указывает Министерство финансов России в лице первого заместителя министра Сергея Шаталова, который считает, что в данном случае речь идет о процедуре двойного подтверждения соответствия, так как при государственной регистрации лекарственных средств производится не только их полная проверка на безопасность и соответствие качества установленным нормативам, но и клинические испытания.
Специалисты вполне определенно говорят и о негативных последствиях предлагаемой системы. Они отмечают, что цены на лекарства при этом вырастут в среднем на 30 и более процентов, а как следствие - сократится доступ населения к лекарствам, возрастет "спрос" на фальсифицированные лекарственные средства. За счет увеличения сроков проведения анализов будут дополнительно заморожены оборотные средства предприятий на сумму более миллиарда рублей. Ежегодные платежи за выполнение этих работ составят от 850 до 900 миллионов рублей. Такой вывод сделан в письме Министерства промышленности и науки, направленном в адрес правительства и Министерства экономического развития. Руководители двух департаментов аппарата правительства - экономики и социального развития, изучив проблему, придерживаются той же точки зрения. Наконец, директор Федеральной службы безопасности Николай Патрушев в своем письме на имя председателя Государственной Думы утверждает, что система сертификации не решит проблему с фальсификацией лекарств, но потребует больших дополнительных государственных расходов и приведет к росту цен.
КУДА ПРОЛЬЕТСЯ "ЗОЛОТОЙ ДОЖДЬ"?
Что, казалось бы, еще нужно для того, чтобы отменить явно ошибочное решение? Но абсурдность ситуации в том, что определенные силы в Министерстве здравоохранения ни в какую не хотят отказываться от намерения создать курицу, несущую золотые яйца. Ведь тот же таможенный терминал в Петрово-Дальнее (ООО "Межрегиональный центр сертификации") может принести вполне конкрентную прибыль своим хозяевам. Именно через этот терминал, прежде чем попасть в Россию, будет проходить большинство лекарственных препаратов, закупленных за пределами страны. Что и говорить: если сертификация все-же будет введена с первого ноября или с нового года, то "золотой дождь" прольется на головы многих вполне уважаемых в своих кругах людей...
Думается, именно отсюда проистекают попытки ввести в заблуждение общественность и буквально навязать обязательную сертификацию - вопреки логике, вопреки заключениям профильных ведомств. Отсюда и желание "наказать" всех, кто не хочет бороться с беспределом на рынке лекарственных препаратов.
Приведем примеры. После шумной пресс-конференции, прошедшей в "Интерфаксе", все участники - председатель названной выше комиссии Борис Шпигель, руководитель департамента медицинской промышленности Минпромнауки России Михаил Григорьев и заместитель председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья и спорту, доктор медицинских наук Николай Дайхес - были подвергнуты публичному поруганию. Заместитель министра здравоохранения Антон Катлинский, используя функции руководимой им фарминспекции, инициировал проверку филиалов фармацевтической компании "Биотэк" в Нижнем Новгороде, Пензе и Екатеринбурге. И хотя эти проверки каких-либо существенных результатов не принесли, ущерб деловой репутации и имиджу добропорядочной фирмы был нанесен.
В то же время не так давно стала известна история, весьма наглядно показавшая, как некоторые чиновники Минздрава умеют вводить рядовых обывателей в заблуждение. После этого все их рассуждения про заботу о потребителях, которым угрожают опасные для здоровья лекарства, выглядят, мягко говоря, неискренними. В июле этого года министр здравоохранения Ю. Шевченко подписал приказ об исключении из государственного реестра лекарственных средств препарата под названием "Астемизол-ICN". Выяснилось, что это лекарство от аллергии имеет опасные побочные последствия и может привести к остановке сердца. Приказ, ответственным за исполнение которого министр назначил своего заместителя А.Катлинского, означал, что препарат должен был сразу исчезнуть из аптек. Но этого не произошло. Более того, руководитель Департамента Государственного контроля лекарственных средств г-н Топорков, дезавуировав приказ министра, спустя несколько дней распространил письмо, разрешающее "выпуск, сертификацию и реализацию" опасного лекарства. Показательная история, не правда ли?
Кстати, аналогичное информационное письмо было отправлено во все аптеки и еще одним борцом за сертификацию лекарств, крупным дистрибьютером, фирмой "Протэк". В письме ни много ни мало сообщалось, что приказ министра "необязателен для исполнения". Хотелось бы спросить: как коммерческая структура может взять на себя такие функции?
Да и вообще у фармацевтов накопилось много вопросов к Министерству здравоохранения. Касаются они и проведения инсулинового тендера среди отечественных производителей, и регистрации лекарственных препаратов без клинических испытаний, и проведения тендера по туберкулезу, и лицензирования деятельности фармпредприятий с последующей передачей функций регионам (непонятно, зачем было их у них забирать), и процедуры выдачи разрешений на ввоз лекарственных препаратов и субстанций, и организации фарминспекции...
К сожалению, чиновники некоторых министерств и ведомств мыслят не по-государственному. В данном случае заинтересованные лица пытаются создать иллюзию работы по улучшению качества лекарственных средств. А ведь единственное, что стоило бы сделать, - это жить по закону.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников