«Романова Михаила расстреливать не за что... Его любит народ»

В популярности Михаила Александровича большевики видели опасность. И приняли свои меры
Ирина Смирнова, Санкт-Петербург
Опубликовано 23:07 12 Января 2019г.

Великий князь был убит в июне 1918 года в Перми. И вот те далекие события снова всплыли на поверхность


2 марта 1917 года Николай II отрекся от престола в пользу Михаила Александровича. В 1918-м великий князь и его секретарь Жонсон были высланы большевиками в Пермь, где были убиты в ночь с 12 на 13 июня 1918 года. И вот те далекие события снова всплыли на поверхность.

В ушедшем году общественность Перми — историки, краеведы, артисты, сотрудники архивов, музеев, библиотек, педагоги, учащиеся, студенты провели научные конференции и памятные акции, посвященные великому князю Михаилу Александровичу. В 2018-м исполнилось 140 лет со дня рождения и 100 лет со дня гибели младшего брата Николая II. Пермский государственный архив социально-политической истории на своем сайте создал портал, посвященный великому князю. Историки полагают, что именно он де-юре был последним русским царем.

Младший сын императора Александра III родился 22 ноября (4 декабря по новому стилю) 1878 года. Блестящий офицер, бесстрашный командир Кавказской туземной (Дикой) конной дивизии в годы Первой мировой, георгиевский кавалер, он оставался скромным и мягким человеком. Последние месяцы жизни великий князь провел в Перми. В ночь с 12 на 13 июня 1918 года он и его секретарь Н.Н. Жонсон были убиты на окраине города. Ни могилы, ни их останки не найдены.

Пермяки, давно ведущие поиск свидетельств о последних днях Михаила и его секретаря, получили письмо от родственников Николая Жонсона, проживающих в Санкт-Петербурге, Чехии, Таиланде, Америке, Италии, Швеции: «Выражаем сердечную благодарность... Мы будем вместе чтить память Жонсона и всех невинно убиенных друзей великого князя, единственной виной которых была верность чести и долгу».

В очерке 1915 года, сохранившемся в Госархиве РФ, сказано, что брат государя «не только любимый всеми начальник, покрывший славою и себя самого, и дивизию, но и отважный, не знающий страха солдат. Он всегда на передовых позициях, в сфере действия орудийного и пулеметного огня...»

Александр Куприн в автобиографическом рассказе «Шестое чувство» свидетельствует: «Мне стало стыдно за представителей нового режима. Зачем они подвергают великого князя таким незаслуженным оскорблениям и стеснениям? Он простой и добрый человек. Он совсем не властолюбив. Наоборот — у него отвращение к власти. Он женился без разрешения престола, на женщине, которую полюбил, и был за это долго в опале. Когда отрекшийся Государь оставил власть в его руках, он первый сказал: я последую воле народа. Он редкий, почти единственный человек в мире по чистоте и красоте души».

В роковые для империи дни марта 1917 года Михаил заявил в своем Манифесте, что примет власть от Учредительного собрания «в том лишь случае, если такова будет воля Великого Народа нашего». Он уполномочил Временное правительство на проведение выборов. Но Керенский осенью 1917-го провозгласил республику, с Учредительным собранием покончили революционные матросы, а уже в Перми отрабатывалась тактика уничтожения Романовых в условиях тотальной лжи и слухов. Можно ли считать случайным, что первый удар за несколько недель до убийства Николая II был нанесен человеку, который представлял собой законную альтернативу большевикам?

7 марта 1918 года великий князь и лица из его окружения были арестованы по постановлению Гатчинского совета. Урицкий предложил выслать их в Пермь. Решение о высылке гатчинского узника подписал Ленин: «Бывшего великого князя Михаила Александровича, его секретаря Николая Николаевича Джонсона, делопроизводителя Гатчинского дворца Александра Михайловича Власова и бывшего начальника Гатчинского железнодорожного жандармского управления Петра Людвиговича Знамеровского выслать в Пермскую губернию до особого распоряжения». Добровольно за Михаилом Романовым последовали в Пермь его камердинер Челышев, шофер Борунов, повар Метревели. Всех их расстреляли потом в качестве заложников.

Об отношении пермских обывателей к великому князю рассказывали постояльцы гостиницы: «Население города Перми относилось к Михаилу Александровичу прекрасно. Он принужден был ходить преимущественно по вечерам: иначе его окружал народ и открыто выражал ему свое сочувствие. Провизией его затаскивали: почти каждый день у него в номере была в банке свежая стерлядь».

Большевики видели в этом опасность: «Стали распространяться слухи, что не худо бы вновь на престол пригласить Михаила. Держать его в такой обстановке было невозможно», — вспоминал (уже в 1958 году) председатель Уральского ревкома М.Ф. Горшков-Касьянов. Появление Михаила и его супруги Наталии 5 мая на пасхальной службе сыграло роль детонатора трагедии.

Личный секретарь сопровождал своего патрона неотступно: в тюремной больнице, гостинице «Королевские номера», во время посещения ЧК, прогулок по Перми и окрестностям, заботился о его здоровье, вел отчетность и переписку. В ночь убийства с 12 на 13 июня 1918 года Жонсон настоял на том, что будет сопровождать великого князя. Он сказал убийцам: «Романова Михаила расстреливать не за что. Он человек либеральный, его любит народ». И был убит первым. А великого князя горе-стрелки поначалу сумели только ранить. «Романов с растопыренными руками побежал по направлению ко мне, прося проститься с секретарем. В это время у тов. Жужгова застрял барабан нагана. Мне пришлось на довольно близком расстоянии (около сажени) сделать второй выстрел в голову Михаила Романова, отчего он свалился тотчас же», — вспоминал один из палачей.

Инсценировав расправу как похищение, пермская ЧК отправила в Москву телеграмму: «Сегодня ночью неизвестными в солдатской форме похищены Михаил Романов и Джонсон». За участие в «побеге» были расстреляны 79 заложников. Ну а в ночь с 16 на 17 июля 1918 года расстрелян Николай II со всей своей семьей.

Первая мемориальная доска у входа в бывшую гостиницу «Королевские номера», из которой Михаил был увезен на расправу вместе со своим верным секретарем, была установлена осенью 1991-го. В 1998 году город дополнил доску барельефом князя. Скульптор Рудольф Веденеев на свои средства возвел памятный деревянный крест. На пожертвования граждан Перми построена часовня. Михаил и его секретарь были причислены к лицу святых Русской православной церковью за рубежом (РПЦЗ) еще в 1981 году, вместе с Николаем II и его семьей.

P.S. Каждый год в дни памяти к мемориальной доске на здании бывшей гостиницы «Королевские номера» в знак уважения жители Перми возлагают цветы. А в Петербурге на Миллионной, 12, где Михаил подписал свой Манифест, нет никакого памятного знака...




Поссорятся ли Россия и Белоруссия?