Откуда подули ветры

Фото: © imagebroker/Edwin Stranner, globallookpress.com

Литературный обзор


Чем меньше пространства для тела, тем больше вопросов для души. Сегодня, когда миллионы людей оказались взаперти, это правило встает во весь рост. И тут все надежды на книги, которые являют нам примеры несгибаемого мужества и вдохновения и интересные исторические параллели из не такого уж далекого прошлого.

Ританна Армени «В бой идут «ночные ведьмы»

Почти сенсация: в пору тотального переписывания истории итальянская журналистка с нескрываемой симпатией и уважением рассказала о советских летчицах — тех самых, которых фашисты называли «ночными ведьмами» и «ночным кошмаром». Идея этой книги родилась у автора, когда она работала в московских архивах над книгой об отношениях Ленина и Инессы Арманд. Тогда-то Ритани и познакомилась с Ириной Ракобольской — единственной из «ведьм», остававшейся в живых. Беседы с этой женщиной легли в основу документального повествования — о боевых подругах, обычных девушках, мечтавших о любви, но встретившихся лицом к лицу с кровью, слезами и смертью. Многие на фронте воспринимали тех девушек в летных шлемах с иронией, но они своим мастерством и отвагой опровергли всех скептиков. «Я хотела не только отдать должное героическому прошлому, но и еще раз подтвердить: женщины могут все», — поясняет Армени. Еще одно доказательство гендерного равноправия?

Юлия Варенцова «Передвижники»

Автор поведала нам об отринувшем академические догмы художественном движении через судьбы и духовные искания его лучших представителей. Всего 14 очерковых зарисовок, начиная с евангельских сюжетов основоположника и казначея Товарищества передвижников Николая Ге. В вызвавшей фурор «Тайной вечере» он придал Христу черты Герцена, а в апостоле Петре запечатлел себя. Пережив восторги, освистывание и цензурные аресты своих картин, сбежал из столиц на хутор, стал знатным печником, клал за спасибо печи крестьянам, не оставляя смелых опытов у мольберта...

Блестящим вышел старт у кроткого и застенчивого Алексея Саврасова: на первой передвижной выставке 1871 года его «Грачи прилетели» получили высшую оценку. Погубила же великолепного пейзажиста «русская болезнь». Но остался его главный наказ ученикам: «Пишите воздух. Если воздух не напишешь, пейзаж — дрянь». Полон трагических изломов путь «поэта скорби» Василия Перова, обличавшего пороки общества и сочувствовавшего униженной бедноте. Рассматриваешь его «Тройку» или «Охотников на привале», васнецовских «Богатырей» и «Аленушку». «Похищение Европы» Серова, шишкинскую «Рожь», нестеровских бесплотных отроков и пустынников — и проникаешься той эпохой, из которой они все явились. Наверное, именно для этого художники и их творения нужны. И потому передвижники никогда не останутся в запасниках.

Сергей Парфенов «Роза ветров»

Про тайну гибели туристов на перевале Дятлова сегодня слышали все. А вот еще одна загадка из недавнего прошлого: В 1979 году в окрестностях Свердловска около сотни человек скоропостижно скончались от неизвестной болезни. Тогда эта история сразу же попала под гриф «Секретно», хотя слухов, конечно же, хватало. В 1990-м вышел репортаж журналиста Сергея Парфенова, утверждавшего (и весьма убедительно), что истоки странной эпидемии скрывались в лаборатории засекреченного городка Свердловск-19. Именно оттуда произошла утечка штамма сибирской язвы. И вот спустя еще 30 лет журналист вернулся к той катастрофе в повествовании «Роза ветров». Понятно, что сегодня такая книга просто обречена на повышенное внимание...



Как вы думаете, должен ли оплачиваться труд домохозяек? Правительство считает, что нет.